Я не борец. Я боксёр. Вернее в юности я таким был. За плечами у меня почти что сотня боев в ринге.

Я был нокаутером. Я всегда считал, что ноги, техника, стойка — все это, конечно, правильно, но без удара нет боксера. Без удара — это все больше похоже на балет.

В военном училище у меня был друг. Состоял он, как и я, в спортроте. Борец. Дзюдоист. В дзюдо он был влюблён по-настоящему. Так вот друг этот мой считал, что на татами самое главное — это захват. И был он большим мастером борцовского захвата. Не раз мне приходилось видеть его в деле, и если кто опрометчиво позволял ему провести захват, то уже никакой бокс помочь был не в состоянии.

Сегодняшняя схватка между Соединенными Штатами и Россией все больше напоминает мне бой между боксером и дзюдоистом. Причём главная схватка происходит на европейском татами, несмотря на всю ожесточённость ситуации в Сирии. Соединенные Штаты нервничают, двигаются быстро, наносят много ударов, часто удары сильные, но ничего, кроме очков, эти удары пока не приносят. Очень уж велика масса противника, который, несмотря ни на что, держится уверенно, спокойно и продолжает искать место для захвата.

Вчера в Будапеште Путин открыл Чемпионат Мира по дзюдо.

Венгрия.

Захват есть.

У боксёра могут возникнуть проблемы…

Василий Волга