Незадолго до очередного Дня незалежности Надежда Савченко порадовала сограждан новым революционным предложением – изменить государственное устройство, возродив Гетманщину.

Действительно, что может быть более аутентичным для Украины? К идеям этой деятельницы у нас (да и у них) привыкли относиться с ухмылкой, но на сейчас всё же стоит прислушаться. Ведь как раз в этом направлении страна и развивается. Украинское общество милитаризируется, а государство постепенно отмирает. Именно в Гетманщине войсковая структура полностью заменяла собой государственную, а военная диктатура гетмана удачно дополнялась низовой военной демократией. Украина постепенно возвращается к традиционным для себя формам существования на окраине цивилизаций, где в условиях их противостояния трудно построить что-либо стабильное и развивающееся.

Война уже определённо превратилась в средство и цель существования всей страны – ею оправдывают любые трудности и неурядицы, ею объясняют необходимость сколь угодно непопулярных мер, с её помощью выпрашивают кредиты и уступки на Западе, ею определяют всю идеологию, ею измеряют патриотизм и добропорядочность граждан. В конечном счёте, с нее кормится вся система. И когда говорят, что, мол, это временные проблемы, вот настанет победа – тогда и будем «жити по-новому» – это ложь чистой воды, система сама себя разрушать не станет. Не только Крым, но и Донбасс Киеву внутри страны не нужны, но нужен фронт, создающий видимость войны. Минские соглашения предлагали довольно простой и вполне реальный путь для возвращения Донецка и Луганска в состав Украины, и их можно полностью выполнить месяца за два – было бы желание. А вот его нет, причём у всех – и у тех, кто во власти, и у тех, кто в оппозиции.

Есть, однако, у модели новой Гетманщины один недостаток – отсутствие ресурсов. Всё же повторяется история, только в виде фарса. Прежде казаки жили за счёт военного грабежа – постоянные войны с татарами, с ляхами, а иногда и с москалями обеспечивали им неплохой поток добычи, её же потом продавали и на внешний рынок. Но нынешние матрацы и старые телевизоры, которые везут с собой повоевавшие в деревнях Донбасса «участники АТО» – жалкое подобие тех старых трофеев.

Был и другой источник – выплаты реестровым казакам со стороны польского короля и московского царя – за послушность и сговорчивость в военных планах. Теперь на это похожи кредиты. Но мало того, что их придётся возвращать, так их ведь ещё и не дают. И не то чтобы у Запада не было денег – есть. Украину порадовала хотя бы небольшая часть того, что одна только соседняя Польша получает от ЕС. Но западных партнёров теперь совершенно не устраивает старая местная традиция, согласно которой все деньги делятся между своими. Они требуют вкладывать их в развитие, совершенно не понимая, что военный казацкий строй испокон веку существовал здесь не для развития, а для грабежа.

Зато казаки защищали – и Европу, и Россию от татар, и на этом вновь пытаются сыграть. Правда, теперь роль главного врага вместо татар с турками играют русские. Порошенко в каждый свой визит в Европу произносит пламенные речи о защите западной цивилизации от России – но не помогает, денег дают лишь на удержание власти, то есть на ту же войну. И война постепенно пожирает всё – общество, государство, экономику, сознание людей.

Но вряд ли прав тот, кто видит в этом только деградацию, ошибки, падение.

Украина становится сама собой, что так точно уловила Савченко. Прежде, когда действовал этот политический маятник «Восток-Запад», Украина периодически возвращалась в стабилизирующее поле России – и та её вновь кормила и договаривалась. И только теперь, когда Крым и большая часть Донбасса оказались вовне, на Украине по-настоящему начался эксперимент с полноценным внедрением в жизнь идеологии украинства. Теперь Юго-Восток обречён на меньшинство, а значит склонен к сепаратизму – и власть Киева над ним может осуществляться только через принуждение. Для удержания единства необходим террор и жёсткий контроль над обществом – та самая военная диктатура, опирающаяся на ватаги беспредельщиков-радикалов, которым в отношении местных людей можно всё.

У новой Гетманщины новая идеология – это уже не война христиан с мусульманами, а война «истинных европейцев» с русскими. «Украина – не Россия», значит и «украинец – не русский», и каждый благонадёжный гражданин должен всеми силами демонстрировать это. Так, неформально объявленная война с Россией полностью привела содержание украинской государственности в соответствие с её идеологией.

Быть «не русским» и «не Россией» – сложная задача. Ради неё надо бороться не столько с Россией, сколько с самим собой. Нужно усвоить иной взгляд на историю – она изобретается так же, как собственная нерусскость. Однако если начинаешь думать о прошлом, которого никогда не было, то ориентируешься на будущее, которого никогда не будет. И такой уход в иллюзии совсем не безнаказан – он сказывается на всём, от сознания до экономики.

После Евромайдана Украина отказалась от реальных рынков в пользу иллюзорных, ведь Европе украинские товары, за исключением металлургии, не нужны. Столь же иллюзорна и надежда на интеграцию с ЕС. С сентября начнётся полноценное действие Соглашения об ассоциации, которое, благодаря стараниям Нидерландов, чётко прописывает отсутствие у Украины европейских перспектив и каких-либо союзнических обязательств со стороны ЕС. Да и, как уже неоднократно подчеркнули в Варшаве, с Бандерой украинцам делать в Европе нечего. Запад сам привёл к власти в Киеве те силы, которые для самого же Запада принципиально неприемлемы. Нет пути на Запад, нет и на Восток. Украина постепенно переходит от иллюзорной идентичности к иллюзорной политике и экономике, а в результате и к уже почти иллюзорной государственности. К Гетманщине. В конечном счёте, за прошедшее с Евромайдана время уже всем стало очевидно, что современные формы социальной и политической жизни – не для Украины.

Олег Неменский, газета «Известия»