Драки с участием украинских экспертов, широко известных в узких кругах, набирают обороты как на украинском, так и на российском ТВ. С одной лишь разницей — на украинское ТВ, кроме псевдоэкспертов-шоумэнов, серьезных специалистов не приглашают — не формат

Дотянуться до Трампа

Поводом вспомнить действующих лиц постановочных политических ток-шоу стали вечерние разборки в эфире двух российских телепередач.

В эфире известной российской программы «Время покажет» украинский политолог Андрей Мишин и так называемый эксперт, сын полковника КГБ, мечтающий об украинском гражданстве, Сергей Запорожский изрядно повздорили. Дело, что уже не удивительно, дошло до мордобоя. Причиной потасовки послужило предложение Сергея Запорожского к политологу Андрею Мишину. Он заявил, что киевский коллега должен самостоятельно внести свое имя на сайт «Миротворец».

Тем временем программа «Пусть говорят», которую недавно покинул Андрей Малахов, вызвав скандал на Первом канале, уже набирает популярность с новым ведущим Дмитрием Борисовым. На передачу пригласили одного из малоизвестных украинских политологов, который вылетел из эфира за циничное глумление по поводу смерти экс-депутата ВР Ирины Бережной, Гиви, Моторолы, а также убитых украинских журналистов.

Перепалки в эфире — далеко не редкость на политических ток-шоу. Таковы тренды и запросы современного телевидения и чаяния народных масс во всем мире. Так работает не только украинское и российское ТВ, но и BBC, СNN, FOX News и другие мировые лидеры СМИ.

Подтверждая общую установку телешоу на скандальность для увеличения рейтингов, эксперты сходятся во мнении, что даже в этих передачах важно не переборщить, соблюдать баланс, чтобы не вызвать отторжение у зрителя.

В отличие от украинского ТВ, российским телеканалам это удается с большим успехом. Почему так происходит рассказал Ukraina.ru экс-депутат Государственной Думы РФ, член Общественной палаты Сергей Марков.

«Таков медийный жанр политических ток-шоу, в которых участвуют полуэксперты-полуактеры. Например, Матеуш Мацейчук, молодой поляк, его нельзя назвать экспертом, он образованный, неглупый молодой человек, но не лидер общественного мнения. Зато он успел спровоцировать своими резкими высказываниями две драки и стал востребованным. И все смотрят на него, и хотят заполучить в эфир. В начале сезона, когда, идет реклама таких передач, показывают не депутатов Госдумы, а драки. Тут важно балансировать. Некоторое программы доходят до того, что вызывает отторжение. Почему российское ТВ с этим справляется лучше? У российских политологов есть другие способы зарабатывать деньги, а у украинских политологов нищета, разорение, и у них российский телеканал чуть ли не основной способ зарабатывания денег», — считает Марков.

В последнее время в журналистской среде, блог-сфере, лояльной власти, пошла тенденция на осознание политического кризиса, неудач Майдана. Недавние «оранжисты» стали обвинять власть в развале страны, не осознавая собственной причастности к этому процессу.

Это, по мнению Маркова, и послужило очередным толчком к тому, что вся желчь и разочарование стали выливаться на экраны телевизоров.

«Конфликты стали более массовыми, потому что не удалось. Образовался колоссальный разрыв между надеждами, которые были у сторонников Майдана и реальными результатами, которые стали катастрофой. И она не имеет выхода. Надежды на то, что им помогут США или Европа, исчезают. И в условиях социальной и политической катастрофы исчезновение надежд выливается в психологические срывы. Они пытаются найти виновного в той катастрофе, к которой они пришли» — пояснил он.

Марков напомнил, что сам президент США Дональд Трамп получил популярность как ведущий телешоу, однако до этого он сумел построить свою бизнес-империю. Но Ковтунам-Мацейчукам вряд ли удастся потягаться с Трампом.

Таких не берут на каналы

С одной стороны, понятно, что украинских экспертов, разочаровавшихся или отторгнутых украинским режимом, приглашают для того, чтобы показать, какое сознание сейчас превалирует у патриотически настроенных масс на Украине. Такого мнения, в частности, придерживается украинский журналист Юрий Кот.

«Российские ТВ делают качественный продукт. Суворов точно такой же сумасшедший, как и Запорожский. Но это фрики. Их приглашают за тем, чтобы показать, что именно они сегодня являются властью на Украине. Надо их знать, общаться с ними, главное не пытаться их переубедить. Отличительная особенность нормального здорового государства и общества в том, что такие люди не могут реализовать себя в социуме, а в нездоровом — они управляют ситуацией. Запорожский — ярчайший слепок нынешнего украинского патриота. Ходит под украинской фамилией, призывает уничтожать людей за позицию, которая идет вразрез с такими как он сам. И даже сторонники таких как он начинают их тоже бить. Так у них происходит прозрение», — считает он.

Но вот что странно, на украинские телеканалы не зовут не только российских экспертов, но и авторитетных украинских политологов, и речь даже не идет о тех, кто занял жесткое оппозиционное положение, а просто подкованных экспертах в области экономики, финансов, социальной сфере.

В этой связи Ukraina.ru задалась вопросом: в чем дело — уважающие себя политические эксперты сами отказываются от участия в подобных ток-шоу или их просто не приглашают, ибо не формат.

Черные списки

Директор Агентства социальных коммуникаций Сергей Белашко рассказал, что у каждого украинского телеканала есть определенные списки персон нон-грата.

«У каждого телеканал есть списки экспертов, которые повествуют о том, кто вход на телеплощадки, а кто нет. Однажды мне позвонили из ICTV, а потом передумали, заявив, что концепция канала изменилась уже через 10 минут. Видимо, заглянули в списки. Есть серьезные украинские эксперты, кандидаты наук. Я могу назвать два десятка фамилий, но их приглашают посидеть в массовке, даже дают им задать вопрос на 10 секунд, но не более. Любое телевидение развивается по законам шоу, но на Украине идет ужесточение политической цензуры. В эфире должны быть не просто экшены, а еще и сопровождаться определенной идейной коннотацией, которая исходит от собственников каналов и темников из администрации президента», — заявил он.

Помимо этого, ввиду арестов оппозиционных журналистов, а также слухов о том, что готовится массовая облава на политологов, появилось и такое явление как самоцензура, на что и был расчет, подчеркивает Белашко. Но есть и другая сторона — боязнь разоблачения итогов Майдана, тем более в условиях постепенной фрустрации среди когда-то лояльных политиков и журналистов.

«Серьезных экспертов не приглашают, потому что они скажут правду. Пропаганда держится на массовой лжи. Когда много людей повторяет одни и те же лживые посылы. Когда приходят 2-3 профессионала и аргументированно развенчают мифы, стена лжи рушится. Понятно, что это никто не позволит сделать. Тот же самый Бэннон не придет на CNN и не расскажет, что там на самом деле происходит. Никто не будет агитировать за независимость Шотландии. Точно так же на первом канале. Но в украинских реалиях диапазон непринятия режима шире, так как он более проблемный чем в России, США, Германии, Китае, Британии вместе взятых. Поэтому и цензура жестче. Игнорируют экспертов, которые видят эти реалии. Кто-то не идет, потому что не хочет потерять работу, боится физической расправы. Здесь все вкупе», — подытожил эксперт.

На деле получается, что картинка украинской действительности выглядит еще хуже, чем она есть. Когда на экранах звучат лишь хвалебные оды режиму, в итоге несогласные начинают образовываться среди местных патриотов, которых, как видно, тоже загнали в рамки цензуры. Когда даже отъявленные русофобы вроде активиста Юрия Романенко вдруг отказываются говорить на украинском, сбои в работе пропагандистской машины начинают вылезать там, откуда не ждешь.

Елена Гагарина, Ukraina.ru