Идея авиационной ЧВК выглядит весьма перспективной с учетом специфики военных конфликтов на постсоветском пространстве 

Американская газета «USA Today» сообщила, что основатель небезызвестной частной военной компании (ЧВК) Blackwater (ныне Academi) Эрик Принс предложил проект организации авиационной поддержки правительственным силам Афганистана на подрядной основе с привлечением ЧВК под названием Lancaster6, что подразумевает развертывание  в Афганистане своего рода частных ВВС. Частью плана является создание на подрядной основе  авиакрыла из 90 летательных аппаратов для оказания авиационной поддержки афганским силам. Основой авиационного парка станут легкие штурмовики, типа переделанного из машины сельхозавиации «противоповстанческого» самолета Т-Bird, который с полным комплектом вооружения экспонировался в этом году на авиасалоне в Ле-Бурже.

Как далее пишет газета, администрация президента США Дональда Трампа всерьез рассматривает проект Э. Принса, несмотря на отрицательное отношение к этому плану американского высшего военного руководства.
Принс заявил, что реализация его плана будет стоить менее 10 млрд долларов в год, в то время как министерство обороны США выделило на аналогичные задачи в Афганистане на этот год 40 млрд долл.

Почему мы обо всем этом так подробно рассказываем? Наверное, прежде всего, потому, что нам не хочется, чтобы передовой военный опыт приходил к нам из-за границы с опозданием на 10-15 лет, как это уже не раз бывало.

Конечно, с одной стороны, это даже выгодно – пускай другие набьют себе на неизведанном поприще все возможные шишки, а мы потом учтем их ошибки и придём на готовенькое. Но с другой стороны, кто не рискует, тот не выигрывает. А «пасти задних» — как говорят на Украине, далеко не лучший способ пройти в дамки.

Да, конечно, идея помянутого выше американца о частных ВВС, основанных на легкомоторной авиации, выглядит достаточно дикой и уязвимой. Но не стоит забывать, что ее автор не какой-то балабол, а основатель одной из первых в мире частных военных компаний, которая успела потрудиться ни в одном военном конфликте и завоевать для подобных структур прочную нишу в области средств и методов ведения современной войны. Именно на основе этой идеи были впоследствии созданы первые российские ЧВК, некоторые из которых, как говорят, весьма успешно применяются в Сирии и не только в ней одной.

Так что к инициативе г-на Принса стоит, как минимум, присмотреться повнимательней. Особенно с учетом того, что полномасштабное развертывание официальных военно-воздушных сил России может быть существенно затруднено в целом ряде случаев, особенно касающихся специфических, или, как их сейчас называют, гибридных военных конфликтов на территории бывшего СССР.

Такая непрямая воздушная поддержка может оказаться востребованной, например, на востоке Украины. Особенно в свете нынешних поползновений Вашингтона перейти к прямым поставкам летальных вооружений киевским путчистам и узурпаторам власти. На это уже последовала реакция из Государственной думы РФ, в которой было подчеркнуто, что Россия в таком случае не исключает официального признания донецких республик и оказания им военной помощи.

Однако, даже в этом случае, вариант прямого и немедленного вовлечения регулярных вооруженных сил РФ в украинский конфликт может оказаться политически контрпродуктивным и экономически слишком дорогостоящим. В такой ситуации наличие значительно более гибкого инструмента, вроде той же ЧВК, снабженной помимо прочего и авиационным компонентом, может оказаться едва ли не единственным разумным решением вопроса.

Практически такая же потребность в легкой воздушной пехоте может возникнуть и на другом участке фронта самозащиты России от непрямой агрессии Запада – в Приднестровье. Этот регион Россия будет защищать уже потому, что таково веление ее собственной Конституции. В Приднестровье проживает 200 тысяч российских граждан – в десятки раз больше, чем на всей Украине. Которые, естественно, находятся под защитой России. Однако размещенная здесь группировка российских войск полностью лишена авиационной поддержки. Причем, обеспечить ее посредством традиционных «тяжелых» военно-воздушных сил, требующих мощной тыловой поддержки, практически невозможно. Что же касается легкомоторной боевой авиации, то ее выпуск при необходимости, можно наладить непосредственно в Приднестровье на мощностях здешних довольно многочисленных заводов.  И более того, желательно приступить к этому уже сегодня, не откладывая дело в долгий ящик, в связи с резким нарастанием угрозы возобновления войны в регионе.

Фактически, американец Принс предлагает оптимальную и весьма актуальную в наших условиях максимально гибкую организационную форму для боевого применения легкомоторной штурмовой авиации, идея использования которой в конфликтах малой интенсивности и некоторых типах локальных войн уже давно витает в воздухе. А поскольку она исходит от одного из пионеров неформального и нестандартного использования военной силы в современных конфликтах, то к ней, как минимум, стоит внимательно присмотреться.

Юрий Селиванов, Бэкграунд, выпуск №26: «Неформальная авиация России»

 

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов