TV


Прорыв стратегического значения. Юрий Селиванов

Ситуация на мировом рынке вооружений требует от России нестандартных решений глобального уровня

На днях стало известно о том, что Россия и Турция достигли соглашения по поставкам турецких вооруженных силам российских зенитно-ракетных комплексов С-400 и по их совместному производству. Данное сообщение вызвало поток комментариев в широком диапазоне — от полного восторга до категорического неприятия.

Так, например, российский военно-промышленный эксперт Константин Макиенко настроен весьма оптимистически:

…Россия получит, помимо 2,5 млрд долларов, загрузку производственных мощностей. Это будет чрезвычайно важно после окончания действия госпрограммы вооружений до 2020 года, когда финансирование резко упадет, а также бюджет получит налоги…

Однако широкая публика этого оптимизма, как правило, не разделяет. И не без некоторых оснований считает, что сумма военно-политических минусов явно превышает в данном случае сумму финансовых плюсов. Вот вполне типичное суждение:

Собеседник ФБ:

Помню злое выступление Путина после потери Су-24 : «Мы установили лучший в мире комплекс ПВО С-400 на базе Хмеймим и будем защищать наши самолеты». После этого турки боялись подлетать к границе. Что будет теперь, турки установят тот же С-400 на своей территории и будут покрывать всю Сирию, на том же Хмеймим контролировать все взлеты и посадки ? Зачем это делать, за 2,5 млрд ? Всего 1,5 года прошло…

На примерно такое же жесткое неприятие наталкивается в интернете и другая возможная оружейная сделка России – о поставках крупной партии танков Т-90 Ираку.

Собеседник ФБ:

Ирак не самостоятельное государство, а под оккупацией. Если решили покупать танки у РФ — надо искать подвох. Возможно, это получение российских технологий, возможно просто – купить, чтобы в российскую армию не попали. Возможно, эти танки чуть позже можно будет увидеть в рядах войск, противостоящих России — Ближний Восток не мал и там все очень перепутано. Если Ирак, к примеру, захочет напасть на Сирию или Иран с помощью российского оружия — будет ли это хорошо? Не припомню в советское время продажи оружия в страну, где по согласию правительства стоят американские военные базы, да и само правительство поставлено американцами, а перед этим — участвовало в убийстве президента Ирака — на тот момент союзника РФ.

Что тут скажешь? Контраргументы достаточно весомые. Тогда как экспертные восторги по поводу «прибылей» российского оборонно-промышленного комплекса выглядят, мягко говоря, не самодостаточными. Действительно — много ли радости от продажи веревки, на которой нас же могут повесить?

Однако не будем спешить с выводами. И согласимся с тем, что для корректного ответа на вопрос – «Что такое хорошо, а что такое плохо?», стоит взглянуть на проблему поставок вооружений за границу, как говорится, «глубже и ширше».

И если мы так поступим, то увидим, что ситуация действительно весьма далека от однозначной.

Самое первое и наиболее очевидное, что следует иметь в виду при взвешивании всех «за» и «против» таких сделок, заключается в том, что современный мировой рынок вооружений чрезвычайно перенасыщен и предельно конкурентен. Россия, конечно, может отказаться поставлять С-400 Турции или Т-90 Ираку. Но при этом она должна считаться с тем, что данные системы вооружений может сравнительно легко заместить своими изделиями примерно такого же уровня тот же Китай. Которому российская оборонка уже, кстати, поставила те же комплексы С-400. А китайцы, как известно, могут скопировать даже «звезду смерти» из «Звездных войн». В итоге Москва не только не получит выгодный заказ, но еще и потеряет существенную часть геополитического влияния на важную соседнюю страну. Ведь далеко не секрет, что поставки оружия, особенно оружия критической важности, играют ключевую роль в процессе внешнеполитической ориентации любого государства.

Но и это далеко не главное, что стоит учитывать при определении нашего отношения к таким внешне сомнительным сделкам.

Дело в том, что общая ситуация с мировым экспортом российских вооружений выглядит сегодня достаточно тревожно. Россия, конечно, пока сохраняет свое престижное второе место в списке ведущих стран-экспортеров оружия. И портфель иностранных заказов пока выглядит весьма внушительно. Однако кое-какие тучки уже набежали.

На днях российским военно-промышленным изданием БМПД была опубликована любопытная инфографика, отражающая распределение российского военного экспорта по странам мира за последние 15 лет:

распределение российского военного экспорта по странам мира за последние 15 лет

Данная схема предельно наглядно показывает, что львиная доля российского военного экспорта – больше половины его общего объема, приходилась в эти годы только на две страны – Индию и Китай. И именно в этом заключена едва ли не самая большая проблема. Нетрудно догадаться, что если в отношениях военно-промышленного комплекса РФ с этими двумя мегапотребителями произойдут некие негативные перемены, то это, с учетом их места в импорте российской военной техники, может быть равнозначно экспортному кризису всей российской оборонки. Такого, конечно, пока не случилось, но существующие тенденции не слишком обнадеживают.

Китай семимильными шагами движется вперед по пути превращения в самодостаточную военно-промышленную державу первого класса, способную самостоятельно производить практически все виды вооружений. Китайцы уже сегодня приобретают у России новейшие образцы боевой техники гомеопатическими дозами, В основном для того, чтобы разобрать их до винтика и как следует изучить.

Что касается Индии, то эта страна все больше опасается растущего могущества Китая и все больше склоняется к опоре на Запад – как на единственную мировую силу, целиком и полностью заинтересованную в глобальном сдерживании Китая. В том числе и с помощью Индии. Уже сегодня индийцы все более явно переориентируют свое военно-техническое сотрудничество на Запад. Вплоть до отказа в перспективе от вполне современных российских систем вооружений, таких, например, как истребитель Су-30. Который им вдруг срочно разонравился. Примечательно, что единственный на сегодня морской палубный истребитель российского производства Миг-29 К, стоящий на вооружении индийского флота, даже не рассматривается как вариант оснащения перспективного индийского авианосца. Зато, что самое смешное, в качестве такового рассматривается шведский самолет «Гриппен», который вообще с авианосцев никогда не летал.

Конечно с такой махиной как Индия, не все так просто. Страна, хотя и огромная, но довольно бедная. О чем свидетельствует, например, недавняя экзотическая сделка с Францией на бесплатную поставку индийским ВВС давно списанных истребителей «Ягуар», с которых снимут запчасти для продления срока жизни аналогичных и таких же древних индийских машин. И, конечно же, Дели, при всем желании, будет очень сложно находить деньги для оплаты современных западных вооружений, которые, как правило, в разы дороже российских. Тем не менее, геополитика –упрямая вещь. И малоприятная для России тенденция индийской военной переориентации на Запад налицо.

И следовательно, если Россия будет продолжать ориентироваться на таких традиционных мегапартнеров, как Индия и Китай, то у её военной промышленности уже в недалеком будущем могут возникнуть серьезные экспортные проблемы. А это прямой минус для обороноспособности самой РФ, потому что, чем больше оружия идет на экспорт, тем оно дешевле в производстве для собственной армии. Это закон природы.

Но и это еще не все. Далеко не секрет, что одним из результатов экспансии Запада на Восток, случившейся в результате распада СССР, стало полное открытие рынков восточноевропейских стран для западного экспорта, особенно высокотехнологического и военного. И, соответственно — полное закрытие этих секторов для экспорта из России. Сегодня даже двигатели для советских Миг-29 болгарских ВВС ремонтируют не в Москве, а в Польше. А стоящая на вооружении бывших армий Варшавского договора советская военная техника в массовом порядке заменяется западной, в основном американской. Причем часто далеко не лучшего качества. Но за баснословные деньги – как, например, в случае поставок Румынии истребителей Ф-16 в возрасте 40 лет за почти миллиард долларов.

Иначе говоря, Запад вовсю пользуется плодами своей геополитической победы для того, чтобы его военная промышленность наживалась за счет России, потерявшей свои традиционные рынки.

Вряд ли такое положение можно считать для России нормальным. И поэтому любые действия Москвы, направленные на прорыв рубежей этой противоестественной западной военно-промышленной монополии, на овладении позициями, образно говоря, в глубине обороны противника можно только приветствовать. В этом смысле оборонный контракт с Турцией — одним из крупнейших членов блока НАТО, это как раз то, что, как говорится, доктор прописал. Если Запад ведет себя по отношению к интересам России столь нагло и вероломно, то почему, спрашивается, сама Россия должна беспокоиться о неприкосновенности его сферы влияния? Ломать раздутую как пузырь сферу его эксклюзивного присутствия, пробивать её в максимально возможном количестве мест, чтобы она необратимо сдувалась – вот лучшая из всех возможных стратегий. Которая сама по себе делает оправданными даже довольно существенные издержки. Как в случае с той же сильно проштрафившейся в наших глазах Турцией. Против которой, у России, в случае крайней надобности, найдутся куда более весомые военные аргументы, чем комплексы С-400. Впрочем, до этого вряд ли когда-нибудь дойдет, Потому что в Анкаре тоже не дураки сидят и понимают, что с Россией шутки плохи.

А вот, если в результате этого и других контрактов, Россия создаст устойчивый психологический стереотип нормальности своего присутствия на прежде полностью закрытых для нее мировых рынках вооружений, то стратегический результат будет только ей на руку. Причем счет в этой глобальной игре окажется сильно в ее пользу.

Юрий Селиванов, Бэкграунд, выпуск №23: «Прорыв стратегического значения»

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов