О санкциях против России и американо-европейском противостоянии

В 1991 году история действительно могла закончится, прими США как единственная оставшаяся сверхдержава постсоветскую Россию в клуб «цивилизованных» держав с предоставлением права гайдаровцам грабить периферию. Это было бы правильно с позиций стратегии, однако тактика совокупно с высокомерием и радостью от самоуничтожения противника превозобладали. В итоге, Россия пусть и оказалась очень ослаблена в технологическом плане, но всё равно представляет для США потенциальную (не реальную в данный момент времени) угрозу из-за наличия ядерной триады и модернизирующихся вооружённых сил.

В 2014 году история вновь могла пойти иначе: США и ЕС могли подписать соглашение о трансатлантической зоне торговли, сформировав огромный рынок. Огромный не столько по количеству потребителей, сколько по платежеспособному спросу и передовой в плане научно-технических разработок. Однако вновь история пошла так, как ей было положено из-за алчности и недальновидности американских элит, сросшихся с бизнесом.

Опять же, всё дело исключительно в деньгах: США переступили грань. Сперва наказали европейские банки, в частности Дойтче банк, наложив на него огромный штраф. Затем ударили по немецкому автопрому (скандал с заниженными выбросами начался с США). После началась эпопея с запретами на ведение общих дел и кредитования. Теперь буквально принуждают закупать энергоносители втридорога у США, а не у России, которая является привычным поставщиком углеводородов. Да, ЕС не любит Россию, он её боится и еврочиновники страхуются Украиной как транзитёром, но принуждение со стороны США – это слишком.

Сегодняшние санкции привели к тому, о чём три года назад было сложно представить всем, кроме честных пропагандистов: США и ЕС начали бить горшки и не из-за Украины, судьба которой им совершенно безразлична, и не из-за столь нелюбимой России, а по причине того, что вопрос зашёл о деньгах.

И если ЕС не дрогнет, то мы ещё увидим, как между США и ЕС лёд не просто растает, а намерзнет ледник под влиянием арктических санкционных масс.

Аналогичная история у США и с Китаем. Китай – первый кандидат в мировые гегемоны и практика на примере предыдущих циклов гегемонии показывает, что к концу цикла гегемонии (а каждый последующий цикл процентов на 30 короче предыдущего) от мира старого гегемона практически ничего не остаётся. США же всячески обостряют отношения с Китаем, используя КНДР как повод. С позиции тактики это верное поведение. С позиции стратегии – это катастрофа. США мощнее всех в мире, но мир в совокупности сильнее США и единственное, чего не хватало этому миру, – помощи Вашингтона в объединении…

Иван Лизан