Фонд государственного имущества Украины выставил на продажу семь крупных энергетических компаний этой страны, которые охватывают практически всю украинскую территорию.

Киев планирует продать 25 процентов акций таких государственных компаний, как «Одессаоблэнерго», «Донецкоблэнерго», «Донбассэнерго», «Суммыоблэнерго», ДТЭК «Днепроблэнерго», а также «Западэнерго» и «Киевэнерго». Торги будут проведены с 15 по 18 августа в украинской столице, причем в Киеве планируют выручить от этой приватизации сумму в 140 млн долларов.

Примечательно, что данная акция проводится в рамках масштабной программы приватизации на Украине, в рамках которой Киев планирует провести приватизацию порядка 900 государственных компаний.

И это делается в тот момент, когда Украина имеет масштабные проблемы в энергетике, которые в современных условиях не решить без масштабного вмешательства государства. С другой стороны, над Киевом «висят» требования МВФ по приватизации госсобственности, и Украина вынуждена принимать здесь невыгодные для себя решения по части энергетической безопасности.

Доцент кафедры экономической безопасности РАНХиГС Павел Грибов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что здесь украинское правительство проводит ту же программу, которая раньше была выполнена у нас в виде известной «реструктуризации» РАО ЕЭС.

Напомним, что тогда под руководством Анатолия Чубайса была ликвидирована вертикальная интеграция российской энергетической системы и была проведена программа приватизации ее компонентов, завершившаяся в 2008 году. Этот проект стартовал еще в конце девяностых годов и также был следствием «советов» со стороны западных экспертов, поэтому неудивительно, что данная реформа была признана неудачной российским экспертным сообществом.

«Поэтому тот факт, что на Украине выставлены на продажу сугубо региональные энергетические активы, будет иметь отрицательный эффект для украинской экономики. Ведь вместо некогда единой системы украинцы, вследствие этого процесса приватизации, рискуют получить удельные энергетические комплексы, и это только увеличит их фактические риски», — констатирует Грибов.

Конечно, пока официально разговора не идет о том, что все эти энергетические предприятия продаются целиком, но очевидно, что перед нами первый шаг в этом масштабном процессе приватизации энергетики.

«Все это приведет к непрозрачной тарифной политике, а также к серьезным проблемам в рамках обновления и обслуживания энергетических мощностей», — резюмирует Грибов.

На самом деле, перед нами актуальнейшая проблема для современной Украины, где тема тарифов давно стала центральной в экономической повестке дня. И причина здесь, как раз в выполнении тех требований, которые предъявили Киеву эксперты МВФ, на что также наложились трудности с закупкой газа в России, а также блокада Донбасса и, как следствие, дефицит каменного угля.

Все это уже привело к тому, что тарифы на Украине поднялись с 2014 года в 8-10 раз, что вместе с девальвацией гривны и падением экономики страны, привело к беспрецедентному ухудшению качества жизни украинских граждан и катастрофическим социально-экономическим трудностям.

«Так что, это решение ставит много знаков вопроса и, учитывая украинскую динамику, может там привести к развалу единой энергетической системы в стране», — заключает Грибов.

Здесь нельзя забывать про то, что любая реструктуризация отрицательно сказывается на хозяйственной деятельности предприятия, будь это энергетическая система страны или какая-то отдельная профильная компания, вследствие чего у Украины будут серьезные проблемы.

Украинское правительство, выполняя требования МВФ, создает Украине серьезные проблемы

«Главный вопрос здесь заключается в том, как в результате этого события будут выстроены отношения этих предприятий с украинскими потребителями. Как будет осуществляться сбор платы, не вырастит ли она, и как будет складываться ситуация на рынке», — констатирует Грибов.

Поэтому это нововведение порождает прямую угрозу того, что энергетический рынок на Украине в результате этого может попросту развалиться, а это обстоятельство уже приведет к таким последствиям, как полный крах всей системы украинского народного хозяйства.

«Ведь если энергетический рынок на Украине развалится, то это приведет к хаосу в обеспечении электроэнергией потребителей на всей территории страны», — резюмирует Грибов.

Что касается дискуссии о том, какой тип энергетической системы выгоден какому-то конкретному государству – централизованный или нецентрализованный, то все здесь зависит от структуры экономики.

«Выбор между централизованной и полностью децентрализованной энергетикой во многом зависит от того, какой тип получения электроэнергии преобладает в стране. На постсоветском пространстве всегда действовал централизованный вариант, который был очень актуален для структуры и специфики современной российской экономики», — заключает Грибов.

По словам Павла Геннадьевича, этот тезис для России остается актуальным и сегодня по той причине, что в разные месяцы в нашей стране главную роль играют разные центры генерации электроэнергии.

«Есть и американский опыт с полным разделением электроэнергетики и сетей, но он показал свою уязвимость с точки зрения качества и безопасности, поскольку при таком варианте очень сложно перекинуть энергию с одного региона в другой. Также нельзя забывать Францию, которая благодаря атомной энергетике перешла на централизованный вариант», — констатирует Грибов.

Дмитрий Сикорский, ФБА «Экономика сегодня»