Любая по-настоящему хорошая, качественная идеология должна базироваться не на чьих-то индивидуальных хотелках, а на научных принципах.

Череп

Это какой-нибудь убогий Михновский, который влюбился в полячку, а та ему отказала, получил тяжёлую психологическую травму (тупой лузер) и возвёл в ранг идеологии «Не берите себе жён из других народов, потому что обманут». Собственно он и умер (повесился) бездетным старым девом. Я вообще не верю, что неудачники могут создать хорошую идеологию или философию.

А жизнеспособная и жизнеутверждающая идеология должна быть разумной и обоснованной. И в том числе затрагивать не только какой-то один элемент общественной жизни (демократия – политическое устройство, национализм или расизм – этнический вопрос, теократия – вопрос веры etc.), а стараться охватывать как можно больше аспектов общественного устройства.

Я пока не готов приняться за описание экономической части своей личной идеологии, в которой бы развёрнуто обосновывались преимущества для современной России именно госкапитализма, как основной формы экономического устройства. Не потому, что мне нужно собраться с духом или не хватает материалов, а просто потому, что на такой труд (с подробным и одновременно доступным обоснованием) нужно несколько недель времени, а такой роскоши я пока себе не могу позволить.

Зато некоторые другие аспекты идеологии можно расписать достаточно коротко и быстро, без четырёх томов «Капитала», а в рамках отдельной статьи.

Поэтому давайте поговорим об этническом вопросе.

Как утверждает известный исследователь Бенедикт Андерсон «Нация – это воображаемое сообщество». Я, собственно, согласен с этим определением. Да и чужд нам этот англосаксонский термин «nation». У нас есть свой – народ.

Так вот, русский народ – это не этническая общность, а социо-культурная. Как писал Лев Николаевич Гумилёв, «На Куликово поле пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него – Русские».

И не существует такого гена, который бы определял русскость. Любого из нас возьми, и там найдётся (условно) 10% скандинавских генов, 8% персидских, 15% татарских, 5% семитских, 8% кельтских, 3% сарматских, 2% армянских и лишь какое-то количество, пусть и относительно большое, славянских.

Так и в досоветское время было, а в советское время ещё больше перемешалось. Из четырёх моих ближайших друзей один наполовину прибалт, один наполовину еврей, один наполовину татарин и один наполовину поляк. И во мне самом намешаны русские, норманнские, чешские корни. И это только те, которые я достоверно знаю.

Нет, наверное, ни одного этнически чистого «русского» человека, которого можно было бы условно поместить под стеклянный колпак в палату мер и весов и заявить «Это эталонно чистый русский». Вот не существует в природе. Это вам любой этнограф или антрополог скажет (если кого-то это бомбит, то материться в комментах не надо, попробуйте лучше опровергнуть ссылками на научные труды, доказывающие обратное… если найдёте).

Один простой пример. Есть у меня один приятель. По семейному преданию, его татарские предки прибыли в Москву из Казани в составе того татарского контингента, который помогал русским выбивать из Москвы польские войска Лжедмитрия. И он меня как-то водил по городу, показывая конкретные места и рассказывая, что на этих местах происходило (в его семье эту память бережно хранят). У него уже и фамилия русская, и имя, да и в лице нет ничего татарского. И кто он за четыреста лет жизни его рода в Москве? Я вот думаю, что русский (и он сам тоже так думает).

Русским может быть и грузинский князь из рода Багратионов, и немец Михаил Богданович Барклай де Толи, и малоросс Зиновий Богдан Хмельницкий, и швейцарец Леонард Эйлер, и шотландский дворянин Яков Вилимович Брюс, и маршал Иван Христофорович Баграмян. Русским может быть и бурят, и мордвин, и тувинец, и чеченец, и татарин, и Иосиф Виссарионович Сталин.

Русский – это человек, который разделяет определённый набор взглядов и ценностей. Среди которых самые важные Справедливость, Правда и Соборность.

Ценность – это то, за что вы готовы терпеть лишения и даже умереть. За права геев я умирать не готов. За Правду и за Справедливость – не вопрос.

Так вот, величайшая глупость в мире – это, подобно нацистам, пытаться всех людей загнать под какой-то единый стандарт. Будь-то «высокие голубоглазые блондины» или «смуглые черноволосые индо-арии».

Разные типажи подходят под разные климатические и прочие условия, для разных типов местности и работ. Чукчи и самоеды выживают в таких условиях и при таком рационе питания, при котором и негры, и белые сдохнут максимум за месяц-другой. Курчавые волосы и пухлые губы нужны для выживания в жарком климате, прямые волосы и тонкие губы – для жизни на севере. Баскетболисту нужен высокий рост, а жокей должен быть маленьким и лёгким. Грузчику важнее физическая сила и выносливость, а учёному интеллект.

Это чётко видно на примере тех же китайцев, которые в одних регионах могут быть ростом 1,4 метра, а в других двухметровыми. В рамках одной популяции.

Для России, которая простирается от Заполярья до субтропиков и от Калининграда до Владивостока, это тоже справедливо. У нас есть и горы, и степи, и леса, и тундра, и пустыни. В таких разных климатических и природных условиях не могут жить одинаковые люди (а что уж говорить о периоде, когда мы начнём осваивать другие планеты?!).

Разнообразие повышает шансы популяции на выживание в случае любых возможных катаклизмов. В случае глобального потепления – выживут одни. В случае нового ледникового периода – выживут другие. Если все будут одинаковы – вымрут все (антрополог Станислав Дробышевский раскладывает это в своих лекциях очень подробно).

Поэтому когда какие-нибудь дегенераты начинают вещать про «чистоту белой расы», мерять черепа или форму носа, рост или цвет глаз, то это они показывают только своё убожество.

Попытки получить преференции по цвету глаз, кожи или волос, по месту рождения или фамилии – это признак неконкурентоспособности особи. А товарищ Пушкин, между прочим, был наполовину «афророссиянином».

Так что разнообразие – это прекрасно. Чистая наука, никакой отсебятины.

Александр Роджерс, специально для News Front
Александр Роджерс