Как обчистить Польшу и натравить ее на Германию

Трамп в Польше

Варшавская речь американского президента, которая содержала пару выпадов против России, вызвала острую реакцию российского медийного и экспертного сообщества. Спектр этих реакций получился довольно широким — от раздражения и гнева до разочарования и грусти (из-за того, что подобные речи якобы указывают на невозможность какого-либо конструктивного взаимодействия с США). Острые эмоции по поводу выступления Трампа понятны, но представляется, что для его полноценной интерпретации требуется взглянуть на ситуацию не глазами политолога или американиста, а скорее глазами экономиста.

В далеком прошлом для адекватного понимания программных выступлений американских президентов специалистам требовалось хорошее знакомство с целой серией серьезных произведений политологического, философского и литературного характера, в том числе с Библией, пьесами Шекспира, а также трудами отцов-основателей США на темы внутренней и внешней политики.

В наше время для адекватного понимания речей президента Трампа достаточно знакомства всего с одной книгой американского психолога Роберта Чалдини. Мистер Чалдини потратил много лет на интервью и беседы с успешными продавцами сверхдорогих «элитных пылесосов», распространителями биоактивных добавок, продавцами акций финансовых пирамид, а также менеджерами автосалонов, которые специализируются на перепродаже подержанных автомобилей. В общем, он охватил всех тех, для кого убеждение и психологическое принуждение к невыгодным сделкам являются основой профессионального успеха. В результате многолетних исследований была опубликована книга, посвященная психологии убеждения и являющаяся, по сути, сборником грязных, очень грязных и невероятно грязных психологических приемов, отточенных многолетним опытом бездушного американского рынка. Если разобрать речь Дональда Трампа на составные элементы, то перед нами предстанет речь не политика, а очень успешного продавца «элитных пылесосов», который добился своего результата, поигрывая на струнах польского национального гонора.

С точки зрения экономической речь Трампа преследовала три конкретные цели: обеспечить продажу в Польше очень дорогого американского газа, заставить Польшу платить миллиарды долларов в копилку НАТО, то есть американского военно-промышленного комплекса, и мотивировать Польшу на борьбу с Германией в контексте внутренних конфликтов Европейского союза. Упоминания России, российской угрозы и исторических конфликтов между Россией и Польшей использовались именно для достижения вышеуказанных целей, и надо признать, что американский президент сделал это мастерски.

Казалось бы, продать Польше сжиженный американский газ, который стоит значительно дороже газа, поставляемого «Газпромом», — трудновыполнимая задача. Точнее, принудить политиков принять такое решение можно, но как сделать так, чтобы даже рядовые избиратели с пониманием отнеслись к переплате, которая, по разным оценкам, составит от 50% до 150% по сравнению с ценой российского газа? Американский президент достал из колоды крапленых карт бывалых торгашей один из самых эффективных козырей, предложив полякам бонус в виде «независимости от российских поставок». Фактически американский лидер заявил, что в Польшу поставляется не просто газ, а правильный американский газ «со вкусом независимости от России», и, конечно, подразумевается, что такой газ должен стоить очень дорого, а его потребление — это знак национального успеха, престижа и принадлежности к элитному западному клубу. Апелляция к элитарности и повышению статуса через потребление какого-то неоправданно дорогого продукта или услуги — тоже классический прием из арсенала продавцов «элитных пылесосов», но когда такой прием применяет американский президент, это вроде бы не так заметно.

Для того чтобы обеспечить восторженную поддержку ежегодной дани в бюджет НАТО, Трамп использовал другой метод, на этот раз из арсенала продавцов биоактивных добавок. Страх — это сильный инструмент продаж. И тут опять пригодилась Россия, которую в данном контексте нельзя было хвалить, а требовалось, наоборот, представить как источник опасности, от которой Польшу, Европу и весь мир может спасти только НАТО и только соответствующие отчисления американскому военно-промышленному комплексу и Пентагону. В переводе на язык маркетинга тезис американского президента напоминал классический заход в стиле «если вы не купите нашу таблетку, то завтра у вас выпадут зубы и вы умрете в муках от страшной болезни». Генералы НАТО давно жаловались на то, что у альянса проблемы с имиджем и позиционированием в публичном пространстве. Трамп эти проблемы решил по-своему, представив НАТО как очень дорогое, но нужное лекарство от всех геополитических рисков. То, что риски — выдуманные, никого не волнует.

Учитывая предстоящий саммит G20, Трамп поступил дальновидно и осторожно, воздержавшись от прямых угроз в адрес Москвы и ограничившись лишь призывом к России перестать заниматься «дестабилизацией Украины» и поддержкой «режимов» Сирии и Ирана. Даже Обама в подобных тирадах не забывал сказать что-нибудь едкое о статусе Крыма и «порванной в клочья экономике региональной бензоколонки», а нынешний американский президент выступил, что называется, без души и, скорее всего, упомянул Россию «для галочки». Впрочем, судя по восторженной реакции польской публики, ей этого было вполне достаточно.

Последняя и самая сложная задача Трампа заключалась в том, чтобы убедить Варшаву «смело продолжать открытый и жесткий конфликт с Берлином» в рамках борьбы за сохранение американского контроля над Евросоюзом.

Для достижения этой цели требовалось отключить польское рациональное мышление, а также польскую историческую память. Для Польши идти на открытый конфликт с самым мощным государством ЕС, чья экономическая и политическая мощь позволяет обоснованно претендовать на статус лидера Евросоюза, — это политическое самоубийство. Особенно в условиях явного желания немецкой политической элиты подавить любую внутриевропейскую оппозицию своей гегемонии. А вот отключение исторической памяти требуется для того, чтобы забыть, чем заканчивались для Польши ситуации, в которых она одновременно шла на конфронтацию с Россией и Германией. Попыток такого рода было несколько, и каждый раз они заканчивались исчезновением Польши с карты мира.

Судя по всему, Трамп справился со своей задачей, по крайней мере — на уровне польской элиты. Для достижения своей цели он произнес самую патетическую часть своей речи, в которой объявил чуть ли не крестовый поход в защиту западных ценностей, похвалил Польшу за верность идеалам коллективного Запада и, конечно же, пообещал «защиту и неизменную поддержку» со стороны Штатов. Вполне возможно, что будущие выпады Варшавы в адрес Москвы и Берлина будут восприниматься польскими политиками как элементы священной войны в защиту западной цивилизации от немецких и русских варваров, но практика показывает, что рассчитывать на заокеанскую помощь в конфликте с соседями — проигрышная стратегия.

Какие стратегические выводы можно сделать из скандального выступления Дональда Трампа? Для России — никаких, потому что речь американского президента была не более чем элементом его маркетинговой кампании в поддержку продаж американского газа и американского оружия. На саммите G20 между Трампом и Путиным будет разговор совсем другого рода. Хотя бы потому, что на российского президента вряд ли подействуют фирменные уловки продавцов пылесосов, и Дональд Трамп это прекрасно знает.

Crimson Alter, РИА Новости