«Новые украинские инициативы» Вашингтона основаны на старой американской геополитике разделения и ослабления Русской цивилизации

По заветам Збигнева Бжезинского

Очередное оживление кривотолков по поводу участия США в урегулировании конфликта на Украине было вызвано недавним заявлением госсекретаря США Рекса Тиллерсона о том, что в Вашингтоне не зацикливаются только на так называемом «нормандском формате» переговоров и готовы рассмотреть иные сценарии дипломатических усилий. В частности, глава госдепа прозрачно намекнул, что это могут быть прямые контакты Москвы и Киева.

Для того, чтобы понять, что за этим стоит и есть ли в этих высказываниях хоть какой-то намек на изменение позиции США, желательно уяснить общее отношение этой важной страны к украинской проблеме.

А таковое отношение на американском официальном и вообще публичном уровне всегда укладывалось в одно и то же русло – недопущения восстановления на пространстве Евразии могучего геополитического соперника Запада. При этом для него совершенно неважно, как именно он будет называться — СССР, Российская империя или Евразийский союз. Главное – не допустить сложения усилий и потенциалов евразийских народов в ту величину, которая представляла бы конкурентную угрозу для США.

Хочу еще раз подчеркнуть – ни на уровне теоретического осмысления данной проблемы, ни на уровне практической политики никаких альтернатив этому курсу в США всерьез никогда не рассматривалось.

Ключевыми в этом смысле можно считать идеи, высказанные в свое время главным теоретиком американской геополитики Збигневом Бжезинским о том, что Россия без Украины никогда не возродится в качестве мировой сверхдержавы. И прямые угрозы Хиллари Клинтон, которая, будучи на посту госсекретаря США, официально без обиняков предупредила, что США никогда не допустят восстановления Советского Союза, как бы он в будущем не назывался.

Поскольку никаких иных, альтернативных подходов к данной теме Вашингтон никогда не озвучивал и даже на серьезном уровне не обсуждал, мы вправе сделать вывод, что именно эта позиция является безальтернативной константой американской геополитики в отношении Евразии и именно она лежит в основе всех практических шагов США, как в прошлом так и сейчас, на данном направлении.

Если принять это допущение за основу, а ничего другого нам, в сущности, не остается, то тогда мы получаем в руки ту самую архимедову точку опоры, с помощью которой можно просчитать и все остальное. В частности — всю логику американских действий в отношении Украины в последние годы, а также их нынешнее отношение к так называемому урегулированию украинского кризиса.

Не стану утомлять вас длинными историческими экскурсами. И сразу предложу общий вывод, который и без того вполне очевиден в силу указанных выше теоретических основ. Америке категорически не подходит украино-российское сближение, не говоря уже о государственном союзе этих двух ключевых частей восточнославянской цивилизации. Потому что, в своей совокупности, они неизбежно создают ту самую критическую массу сверхдержавности Евразии, которая Запад абсолютно не устраивает.

С этих позиций ясна и сущность той ситуации, которая с точки зрения его интересов является оптимальной. Конечно же это ситуация перманентной, максимально глубокой и неустранимой вражды между Украиной и Российской Федерацией.

На сегодняшний день стараниями американских и других западных спецслужб, которые по простодушному признанию Барака Обамы помогли смене власти в Киеве, были заложены фундаментальные основы такого российско-украинского противостояния на многие годы вперед.

А теперь ответьте на простой вопрос — чего еще желать той же Америке на данном поприще, если основная, краеугольная цель уже достигнута и колесо истории уже крутится в указанном ему направлении? Зачем, например, тому же Вашингтону чересчур активничать в поисках так называемого мирного урегулирования на Украине? Чтобы Москва и Киев свели к нулю все разделяющие их сегодня противоречия и вновь начали движение навстречу друг другу? Тем более, что объективные экономические и социокультурные интересы этих двух стран предполагают именно их максимально тесное взаимодействие.

Англосаксонскому Западу такая перспектива, читай выше почему, никак не подходит. Его ориентир – перманентный конфликт внутри цивилизации – оппонента с перспективой её максимального ослабления. Что, собственно, сегодня имеет место.

Стоит ли после этого удивляться, что американское руководство, сыгравшее решающее роль в украинской катастрофе, с самого начала фактически самоустранилось от попыток нормализации обстановки? Если кто забыл, напомню – в Нормандии, где в июне 2014 года была создана небезызвестная нормандская четверка, присутствовал и президент США Обама. И он даже участвовал в состоявшихся там контактах по Украине. Но затем Вашингтон дал понять, что ни в каких украинских форматах он участвовать не намерен. И, фактически, перепоручил это дело своим европейским союзникам, которые, на самом деле, по меткому выражению Путина, никакие не союзники, а банальные вассалы. Каковые по определению, не способны ни на какие решительные шаги, а их роль состоит именно в том, чтобы изображать бурную деятельность, но при этом держать ситуацию именно в том подвешенном состоянии, которое устраивает США.

За океаном прекрасно знали, что переговоры по Украине в нормандском формате – это гарантированный тупик, ибо таково и было их главное назначение. Именно поэтому сам Вашингтон всегда держался от них на дистанции, не желая принимать на себя ответственность за этот им же запрограммированный провал.

Сегодня на Западе много пишут насчет того, что участия США в этом формате якобы не хотела Москва. На самом деле это банальная ложь, призванная замаскировать именно те американские мотивы, о которых сказано выше. И эту ложь уже разоблачили на самом Западе. Французский политолог Ален Гаймоль, известный, кстати, своей прокиевской позицией в книге «Пробуждение нации» без обиняков написал:

Это большой шанс и для Франции, и для всей Европы — потому что дает европейцам наибольшую ответственность за урегулирование этого кризиса. Обама не очень хотел вмешиваться — он делегировал эту роль немецкой и французской дипломатии…

Почему Обама не хотел вмешиваться, мы объяснили выше. Европейские вассалы США в рамках отведенных им Вашингтоном куцых полномочий действовали все три года. И даже минские соглашения не могли дать никакого нового качества по той простой причине, что главный закулисный дирижер ситуации – Вашингтон просто приказал Киеву их игнорировать.

Таким образом, Америка и англосаксонский Запад — последние на этой планете, кто готов хоть палец о палец ударить ради прекращения украино-российской вражды. И нынешние «инициативы» госсекретаря Тиллерсона о некой смене формата переговоров, это только подтверждают. Увы, но даже в этом заявочном вбросе, уже заложен элемент антироссийской провокации. Вашингтон намекает на прямое участие Москвы в переговорах с Киевом по Донбассу. Тогда как позиция России принципиально иная – это внутренняя проблема Украины и решать её следует на переговорах двух сторон внутриукраинского конфликта. Непосредственное втягивание России в такие переговоры в качестве одной из противостоящих сторон будет означать юридическое признание Москвой так называемой «российской агрессии» со всеми вытекающими из этого факта негативными последствиями. То есть, даже сама по себе такая постановка американцами вопроса – это уже путь в тупик. Тот самый, на сохранение которого изначально и нацелена геополитика США на данном направлении.

Но и это еще не самое главное. В конце концов, это только тактика дипломатии и американцы в данном вопросе могут проявить известную гибкость. И даже пойти на некие мнимые уступки России.

Для них, на самом деле, принципиально важно другое. Чтобы будущее урегулирование, во-первых, сохранило большую часть бывшей Украины под их непосредственным контролем. Пусть даже без Крыма и, возможно — без Донбасса. Ведь, если на то пошло, от Харькова и Чернигова натовским дивизиям до Москвы даже ближе, чем от Донецка или Севастополя. В конце концов, даже с такими территориальными «издержками» Запад все равно получит геополитический «приз» величиной с Францию и с примерно равнозначным населением. Которые он отныне и уже на основе полной легитимности, сможет использовать по своему усмотрению в русле той же антиславянской геополитики, которая является для него альфой и омегой. По сути, это будет, ни что иное, как консервация восточнославянского разделения на длительную историческую перспективу. Что собственно и требовалось обеспечить. Ведь Западу необходимо именно недопущение сложения наших усилий, полную гарантию чего он в таком случае получит.

При этом, такой, переговорный вариант замирения РФ и Украины полностью гарантирует США и их европейских вассалов от неконтролируемого развития событий и от опасности прямого вовлечения в большую войну на Украине, вероятность чего, при сохранении нынешней подвешенной ситуации, отнюдь не является нулевой. А Запад, что следует подчеркнуть особо, совершенно не готов даже ради такой стратегически заманчивой цели сильно рисковать своей собственной шкурой. В этом и состоит главная слабость его позиции. Для него, по большому счету, это большая геополитическая игра. Одна из многих, которые он ныне ведет. Ставки в которой хотя и довольно высоки для него, но весьма далеки от критичных. В то же время для России и всего восточнославянского мира – это, по сути, вопрос исторического выживания. Аналогичный тому, с которым Россия уже сталкивалась во времена предыдущих западных нашествий. От которых нынешнее отличается, да и то лишь пока, только методами и формами.

Поэтому никакого примирения с Западом на основе окончательного перехода части исторической России, именуемой Украиной, в его полное заведование никогда не будет, И нынешние маневры Тиллерсона уже только по одной этой причине обречены на неудачу. Америка намерена и дальше стоять на своем в украинском вопросе? Что же – это её выбор. Но и Россия тогда ничем не сможет помочь «американским партнерам» в тех вопросах, по которым США все больше будут нуждаться в её поддержке. А в создании таких вопросов, в том числе и глобального уровня важности, Владимиру Путину опыта не занимать. Тем более, что, как он однажды очень правильно сказал — «Нас уже так прижали, что дальше отступать просто некуда». И действительно – куда уже дальше? Позади Москва!

Аналитическая программа «Бэкграунд» Сюжет №7: «По заветам Збигнева Бжезинского»

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов