Почему политики проигрывают, когда начинают играть народными настроениями в собственных целях

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила в в избирательном округе Мейденхед по итогам парламентских выборов

Если кто-то думает, что хождение по граблям – это исключительно русская национальная забава, то он ошибается. Вот в Британии, к примеру, этой игрой тоже увлеклись. Называется она там чуть иначе – «Игра в демократию». Премьерша Тереза Мэй поставила многое на досрочные выборы. Но вместо триумфа вышел конфуз.

Второй раз за короткое время британский премьер демонстрирует поразительную самоуверенность, граничащую с политической спесивостью. Под лозунгами типа «пусть народ выскажет нам свое мнение, оно нам крайне важно», пытаются просто добиться тактических побед на политическом поле. Год назад Дэвид Кэмерон зачнем-то затеял референдум по выходу страны из ЕС, надеясь тем самым набрать политических очков и популярности. Никто его к этому референдуму не понуждал. Он сам «напросился», спекулируя в том числе на националистических чувствах обывателей. В итоге проиграл и отправился в отставку.

Теперь его преемница Тереза Мэй внезапно объявила досрочные выборы, дав оппонентам чуть более месяца на подготовку (и эти люди потом нас будут учить, как нехорошо пользоваться «административным ресурсом» на выборах). Якобы без этого никак не провести успешных переговоров по «Брекзиту». Мол, нужен мандат избирателей. Хотя у тори в парламенте было вполне уверенное большинство. На самом деле, Мэй хотела воспользоваться политической конъюнктурой и преобразовать обнаружившееся весной преимущество по опросам (между прочим, составлявшее внушительные 20%) в дополнительные парламентские места. Чистой воды политиканство и стремление укрепить свою власть. «Брекзит» тут совершенно не при чем.

В результате самонадеянная Тереза хоть и не пролетела с треском, получив все же относительное большинство в парламенте, но потеряла 13 мест (и абсолютное большинство), вместо того, чтобы взять новые. Казавшийся безнадежно непопулярным лидер лейбористов Джереми Корбин выступил со своей партией как раз неплохо, лейбористы отстали от консерваторов всего на 2% голосов. При этом снова проявили самоуверенность и социологи, которые тоже часть политической элиты нынче. Они вновь не угадали настроения избирателей. Лишь один из множества предвыборных опросов предсказал, что отрыв по общему числу голосов может сократиться между консерваторами и лейбористами до 1%.

Теперь, разумеется, многие склонны винить в неуспехе Мэй такие «случайности», как произошедшие накануне выборов теракты. Хорошо еще, что не русских хакеров. Однако, на самом деле, тенденция к падению популярности тори была зафиксирована еще раньше. Видимо, многим избирателям просто не понравилась игра в политиканство с досрочными выборами и они решили наказать тори.

Консерваторам придется идти на парламентскую коалицию. Скорее всего с Демократической юнионистской партией из Северной Ирландии (притом что в самой Северной Ирландии большинство в свое время проголосовало против выхода из ЕС). Теперь почти половина британцев (49%) хотят видеть Терезу Мэй в отставке. Причем немедленно. Лишь 38% за то, чтобы она продолжала исполнять обязанности премьера. В самом кабинете зреет недовольство, уже встали на низкий старт сразу несколько претендентов на ее должность, среди них глава МИД и бывший мэр Лондона Борис Джонсон. Он – наиболее вероятный сменщик Мэй. Вот вам и мандат, как говорится. Некоторые внутрипартийные прогнозы и слухи сулят ей недолгий срок, — максимум до партийной конференции в октябре.

Разумеется, в таких случаях принято говорить о «воле избирателей, которой надо подчиниться». И никто не вспоминает о том, что главной волей избирателей во всех странах является желание видеть своих лидеров максимально честными и как можно менее фальшивыми в демонстрации своих истинных намерений. А про демократию теперь все болтать горазды.

Георгий Бовт, «Комсомольская правда»