О комичности отдельных участников парламентских выборов в Великобритании

На выборы с юмором

В преддверии нынешних досрочных выборов в британский парламент многие западные СМИ отмечали довольно вялый интерес международного сообщества к происходящему в Соединенном Королевстве. Особенно это было очевидно на фоне ажиотажа, которым сопровождался весь ход избирательной кампании в соседней Франции, когда пресса, и не только французская, ежедневно отслеживала каждый «чих» ведущих кандидатов и партий.

Но нынешние британские выборы не так скучны, как кажется на первый взгляд, и не только из-за стремительного сокращения разрыва между двумя главными политическими партиями. Оживляет кампанию огромное число мелких партий, которые под нарочито шутовским соусом выдвигают вполне здравые идеи.

Одна из наиболее ярких политических сил в этом ряду — Space Navies («Космическая флотилия»). О шуточности этой политической силы говорит не только название, но и имидж ее лидера Лизабеллы Маршильд: на своем официальном сайте эта дама именует себя не иначе как Маршал Космической флотилии и предстает на фотографиях в прессе то в шляпке со свиным пятачком, то в шапке с заячьими ушами. За всей этой кажущейся несерьезностью, однако, стоят вполне внятные идеи, суть которых — утвердить в Великобритании по-настоящему прямую демократию.

В частности, «Космическая флотилия» предлагает ввести систему, при которой все зарегистрированные избиратели смогут по интернету проголосовать за любой законопроект за три дня до его обсуждения в парламенте, таким образом, депутату от определенного округа только и останется что отдать свой голос в соответствии с волей его избирателей. Другие инициативы включают упразднение монархии и наследного пэрства как пережитков прошлого и предложение существенно сократить зарплаты политикам. Например, ежегодную зарплату британского премьера предлагается урезать до £35 тыс. (сейчас Тереза Мэй получает около £150 тыс. в год).

Принцип народной демократии — центральный и в программе еще одной партии подобного рода — Rebooting Democracy («Перезагружая демократию»). Если недавно избранный президент Франции Эммануэль Макрон революционно пошатнул давние политические устои, набрав в правительство и выдвинув кандидатами в парламент представителей гражданского общества, то лидер Rebooting Democracy Кит Гаррет предлагает пойти еще дальше: выбирать парламентариев по жребию из числа представителей всех слоев общества, как, по его словам, практиковалось в Древней Греции.

Интернет — прежде всего платформа для того, чтобы слушать других, а не только распространять свои идеи, утверждает еще одна партия — Something New («Что-то новенькое»). И потому ее главная политическая платформа — формировать повестку дня за счет идей, поступающих непосредственно от избирателей по каналам Всемирной паутины.

Конечно, среди десятка такого рода легковесных партий, которые выдвинули на нынешних выборах официальных кандидатов в ряде округов, есть откровенно эпатажные. Взять, к примеру, предложение легализовать работу борделей, заменить баллистические ракеты «Трайдент» трехсторонней вилкой или предложение призвать армию Китая «покинуть Тибет, потому что подрывные геологические работы в этом районе ведут к вымиранию йети и снежного леопарда».

Но за всем этим «цирком Шапито», коим такого рода партии кажутся на поверхности, скрывается одно вполне здравое зерно — вовлечь в принятие политических решений как можно большее число рядовых граждан, причем с упором на использование последних информационных технологий и максимально возможной обратной связью.

Разумеется, феномен «партий-скоморохов» для Европы отнюдь не нов. И, конечно, большинство из них — однодневки, партии одной, порой маргинальной идеи.

Но бывают и исключения, когда движения, вступившие в политическую игру просто ради интереса, начинают оказывать на общественное мнение отнюдь не шуточное влияние, как было, например, с венгерской партией «Двухвостая собака». Начав в 2006 году с небольшой граффити-кампании, высмеивающей некоторые решения власти, в 2014-м это движение добилось статуса полноценной политической партии и сыграло очень заметную роль в референдуме по мигрантским квотам, который осенью прошлого года затеял Виктор Орбан. Бюджет, который «Двухвостая собака» сумела тогда собрать от сограждан для ведения агитационной кампании, уступил лишь агитбюджету самой  партии власти «Фидес». Сейчас, конечно, рейтинги партии, мягко говоря, невысоки, но тот факт, что «Двухвостую собаку» в принципе учитывают при составлении рейтингов, уже говорит о многом.

Впрочем, главная история успеха — итальянское «Движение пяти звезд». Любое упоминание лидера «Пяти звезд» Беппе Грилло в западной прессе по-прежнему сопровождается эпитетом «бывший комик». Но ярлык некоторой комичности движению как не мешал, так и не мешает: сейчас «Пять звезд» — третья по величине парламентская сила Италии со своими мэрами в Риме и Турине, идущая в рейтингах на равных с правящими демократами. И дело не в том, что «Пять звезд» привлекли протестный электорат, уставший от политического мейнстрима. Скорее в своей программе итальянцы воплотили то, что официальная терминология называет «чаяния народа», — прямую демократию, концепцию электронной демократии (e-democracy), экологичность во всем и «политику нулевой затратности», когда во власть идут не за шикарную зарплату, а по соображением более благородного характера. Большинство этих идей звучит сейчас и в манифестах шуточных британских партий.

Наталия Портякова, газета «Известия»