Жестокие теракты в Великобритании, похоже, все-таки повлияют на исход парламентских выборов в этой стране. Сокрушительная победа консерваторов, необходимая им для того, чтобы без проблем завершить Брекзит, оказалась под вопросом. Некоторые социологи прогнозируют им даже потерю большинства в парламенте.

Тереза Мэй

Согласно данным, обнародованным BBC, за последние дни рейтинг премьер-министра Терезы Мэй снизился на 5%. Лидеру консерваторов, ныне раздающему грозные обещания навести порядок и бороться с террористами не только в Сирии и Ираке, но и дома, теперь припоминают многое. Но прежде всего, объяснимые, исходя из экономических интересов, но не объяснимые с точки зрения безопасности, сокращения личного состава полиции. Лидер лейбористов Джереми Корбин ехидно интересуется, стоило ли увольнять 20 тысяч человек, чтобы теперь их возвращать – именно так можно трактовать заявление Мэй, о том, что численность патрульных на улицах Лондона должна быть увеличена.

Разрыв между консерваторами и лейбористами, согласно опросу YouGov, сейчас составляет всего четыре процента. Одно уже это можно назвать поражением Мэй. Ведь когда она объявляла о проведении досрочных выборов, политологи спорили о том, смогут ли консерваторы просто увеличить свое представительство в парламенте, или получат абсолютное большинство. Последнее было очень не лишним в свете уже, считай, начавшихся переговоров о выходе страны из Евросоюза, которые продлятся как минимум два года. Брекзит потребует принятия парламентом множества документов, по которым точки зрения консерваторов и оппозиции подчас диаметрально расходятся. Так, сторонники Корбина категорически выступают против отказа от доступа к единому европейскому рынку и таможенному союзу, а Мэй допускают и этот отказ.

За свою неудачу консерваторы должны «благодарить», разумеется, не только экстремистов. Три теракта (22 марта террорист врезался в толпу на Вестминстерском мосту, 22 мая в Манчестере произошел взрыв на концерте певицы Арианы Гранде, и, нападение 3 июня) за три месяца – это, конечно, много. Однако сами по себе они могли и не повлиять на выборы. Но им сопутствовала крайне неудачная избирательная кампания, которую провела Мэй. Она могла бы уверенно вырваться вперед, если бы навязала своим оппонентам спор по тем пунктам, где позиции консерваторов действительно сильны – том же Брекзите. Ведь падение рейтинга лейбористов как раз и объяснялось их невразумительным отношением к выходу страны из Евросоюза. Они, вроде бы, и признают результаты референдума, на котором британцы высказались за такой выход, и в то же время считают идею расставания с ЕС неправильной. Они выступают за прекращение свободной миграции с материка, но в то же время выступают за сохранение единого экономического пространства с объединенной Европой, которое предполагает такую миграцию. И подобных противоречий, дающих консерваторам множество оснований для критики, в заявлениях лейбористов было немало.

Но Мэй, вместо этого, дала втянуть ее однопартийцев в дискуссии по внутригосударственным вопросам, где уже в непоследовательности можно обвинить их. Ошибкой стал уже их предвыборный манифест. В нем, в частности, каким-то образом оказался  пункт о необходимости пожилым гражданам, чье имущество стоит не менее 100 тыс. фунтов, самим оплачивать медицинский уход за собой. Британский средний класс возмутился, лейбористы использовали это возмущение сполна. В результате Мэй уже в ходе избирательной кампании пришлось пересматривать собственный предвыборный манифест.

Хуже того, она допустила вовсе непростительную ошибку: отказалась от участия в теледебатах, сославшись на то, что хочет разъяснять свою позицию избирателям, а не политикам. Между тем, именно избиратели расценили это как жест слабости. Особенно усугубило для консерваторов ситуацию крайне бледное выступление на теледебатах министра внутренних дел Эмбер Радд, которую Мэй послала выступить вместо себя. Ее поражение было за несколько дней до теракта в Лондоне.

Геннадий Петров, «Expert Online»