Проблему Донбасса обсуждают едва ли не на всех международных форумах с участием России и Украины. Без видимых результатов. Создаётся впечатление, что установление мира в Новороссии — сложнейшая интеллектуальная и непосильная политическая задача. Между тем решение есть, и оно довольно простое. Украина может хоть сегодня прекратить обстрелы и отвести свои вооружённые формирования от линии соприкосновения. И всё. И сразу установится мир.

Никакие ястребы из ДНР и ЛНР не бросятся в атаку на беззащитные украинские хутора. Претензии, в том числе и территориальные, у Донецка и Луганска к Киеву есть. Новороссия хочет видеть себя как минимум в административных границах бывших Донецкой и Луганской областей. У Киева тоже есть претензии к народным республикам. Вот все эти вопросы и можно будет начать обсуждать в формате мирных переговоров, после того как отведут войска и прекратят обстрелы.

Отвод войск и прекращение обстрелов были бы ничьей победой, ничьим поражением. Это и не урегулирование конфликта, а создание условий для переговорного процесса, в котором главные субъекты переговоров — это Украина и де-факто независимые государства Новороссии. А Россия, Евросоюз, США и Гвинея-Бисау могут быть посредниками, если сами того захотят и будут приглашены сторонами переговоров. Никакие эффективные переговоры невозможны в ситуации, когда одна из сторон конфликта постоянно устраивает военные провокации на линии соприкосновения и обстреливает мирных жителей, а договориться пытается не с народными республиками, а с Брюсселем и Вашингтоном, как будто продаёт рабов или животных или по принципу: «Это не твой зуб. Это даже не мой зуб. Это его зуб» (если кто помнит кинофильм «Не бойся, я с тобой!»).

Министр обороны Украины Степан Полторак сказал немецким журналистам, что не собирается возвращать Донбасс силой. Показал себя на Западе «голубем», миротворцем. Ну и прекрасно. Тогда почему бы не отвести войска? Если силового решения нет, если силовой вариант снят с повестки дня, почему и зачем продолжаются обстрелы и провокации? За что гибнут люди? И не только бойцы Новороссии, не только мирные жители, но и украинские военные. За что они погибают?

В определённом смысле положение участников украинских вооружённых формирований более трагично, чем у военных ДНР и ЛНР. Добровольцы Новороссии и воины-интернационалисты положили свои жизни за свободу, за право Донбасса жить своей жизнью, говорить на своём языке, чтить свои святыни, не чтить нацистских преступников и не подчиняться чужой власти. Если они гибнут, то это осмысленная жертва. А за что гибнут молодые мужчины на украинской стороне фронта? Разве кто-то посягал на их земли? Кто-то запрещал им родной язык? Кто-то оспаривает их право жить в своём государстве по своим правилам? Разве, если они оставят оружие, кто-то кинется их порабощать? Разве их просто не оставят в покое: да делайте что хотите! А ведь потери украинской стороны, тщательно скрываемые руководством, весьма значительны. Вспомним, что Порошенко после разгромной Дебальцевской операции «признал» потери в количестве… шестерых погибших. Это чистый нонсенс даже в рамках понятной информационной войны и контрпропаганды. И то ли на сто надо умножать официально признаваемые потери Киева, то ли сразу на тысячу. Молодые украинцы продолжают гибнуть в Новороссии десятками, сотнями, тысячами — и абсолютно бессмысленно.

Ради «восстановления территориальной целостности Украины»? Так ведь президент Украины только что сказал, что не будет восстанавливать территориальную целостность военным путём. Если бы мог, давно бы уже восстановил. Восстанавливать целостность — это надо идти в атаку. А стоянием и артиллерийскими дуэлями как можно что-то восстановить? Это просто мясорубка, перемалывающая молодёжь Украины.

Есть серьёзное подозрение, что Порошенко держит свою вооружённую молодёжь, особенно националистические «добробаты», на фронте с Новороссией просто для того, чтобы они не вернулись в Киев. Потому что, вернувшись в Киев, эти не очень-то разбирающиеся в средствах сограждане могут устроить ему «майдан» похлеще прежнего. Значит, украинцы гибнут не за свободу, не за независимость, даже не за территориальную целостность своей страны, а за то, чтобы Порошенко посидел в кресле президента год, два или сколько ещё у него получится.

И, конечно же, ради денег. Только не ради своих денег, а ради денег олигархов, того же Порошенко. Война — это всегда очень выгодный бизнес для кого-то. Под войну Киев получает экономическую и военную помощь от стран Запада. А своим подвластным всегда может сказать: затяните потуже пояса, у нас же война! Мировой капитализм, похоже, нашёл для себя способ оттягивать внимание от перманентного кризиса, в который капиталистическая система погружает мировую экономику, — это войны на периферии системы. Сами США не пойдут воевать с Канадой или даже с Мексикой. Но вот чтобы где-то там, в приграничных областях Украины и России, что-то полыхало, стреляло, убивало — это очень выгодно. Это помогает удерживать власть, сохранять политическое влияние и получать военные заказы, на которых всегда и везде (кроме сталинского СССР) зарабатывается (и разворовывается) больше всего.

Поэтому убеждённым украинским националистам и неубеждённым украинским военным, находящимся на фронте по долгу службы под угрозой наказания за дезертирство, впору погибать с воодушевляющими словами: «Вперёд! На смерть! За Порошенко! За фабрику «Рошен»! За каждый лишний миллион в карманах американских военных промышленников и их саудовских инвесторов! Ура!»

Надо отметить, что и в Новороссии наверняка есть люди и силы, делающие бизнес на войне и не заинтересованные в мирном урегулировании. Так всегда бывает: наживаются дельцы с обеих сторон фронта. И российские постлиберальные олигархи ничем не лучше Порошенко, американцев и саудитов. Да и нет у капитала отечества. Где маржинальность лучше, где выше процент на капитал — там и родина. Поэтому один великий российский банкир, как оказалось, вовсе не российский банкир, а совсем даже украинский. Так что и за него тоже можно умирать на этой войне. Причём под любыми знамёнами.

Но народам точно нужен мир. Народам Новороссии, Украины, России, Америки и даже Саудовской Аравии нужен мир. А проблемы можно решить посредством переговоров. Для того мы и держим правительства и дипломатов, чтобы они работали нашими представителями на переговорах. И позиции могут меняться. Сегодня стоит проблема признания независимости ДНР и ЛНР, разграничения с Украиной. А завтра, может быть, такая позиция станет неактуальной. Завтра, может быть, сама Украина счастливо войдёт в конфедерацию с Россией, и Новороссии незачем будет отделяться. А послезавтра, может быть, Россия войдёт в Евросоюз или Евросоюз войдёт в Россию, и диллема: «С Россией или с Европой?» — для Украины потеряет смысл. И до этого времени надо сохранить жизни людей — и русских, и украинцев. Ведь они, солдаты на передовой, очень молоды. У них впереди десятилетия, любовь, много детей, забота о своих стариках — целые жизни. И нелепо отдавать всё это ради лишнего месяца или года чьего-то пребывания в должности или для повышения прибылей зарвавшихся и зажравшихся толстосумов по обе стороны фронта и океана.

Герман Садулаев, RT

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;