Европа на пороге едва ли не самого занимательного и непредсказуемого конфликта в своей истории. Поединок Меркель – Мэй. Афиша круче, чем Макгрегор – Мэйуэзер. Ведь если дамы что-то не могут поделить, они, как правило, рвут это в клочья.

Премьер Британии обвинила ЕС во вмешательстве в предвыборную кампанию. Сегодня этим уже никого не удивишь. Она это сделала еще в начале месяца. Сегодня ей ответили. Вмешательством. Самой Ангелы Меркель. Она, конечно, не призывала жителей Соединенного Королевства голосовать за лейбористов. Джереми Корбин – это совсем не герой ее романа. Но канцлерин так жестко поставила на место, в принципе, такую же, как она, главу правительства, что не оставила никаких сомнений в том, что добра она ей точно не желает. Потому что без добра – добра не ищут.

Лондону, предупредила Меркель, придется заплатить «определенную цену», если он ограничит свободу передвижения граждан ЕС после Brexit’а. По ее словам, если кабинет Мэй ужесточит нормы трудоустройства для европейцев, придется ответить ему той же монетой. Ведь одних только немцев в Великобритании около 100 тысяч. А у Меркель тоже выборы в бундестаг. И ей надо показать, что «муттер» она и для них. А что делать, если Мэй даже Юнкера едва не выставила за двери Даунинг-стрит. Этого «святого человека со всеми удобствами» – председателя Еврокомиссии.

«Обидно, слушай, – мог сказать он потом, – ничего не делал, да, только вошел». Всего-то и сообщил, что за все надо платить. Но наткнулся на стену непонимания, эгоизма и ненависти. Он со всею душой, а ему – ни бэ, ни Мэй. Хотя все же ясно, как в песне. Если хочешь идти – иди. Если хочешь забить – забудь. Да, и знай, что в конце пути ничего уже не вернуть. Но она и знать не хочет. «Это же какой вздорный характер нужно иметь», – подумала Ангела и вступила в схватку. Сначала посоветовала британцам избавиться от иллюзий. А теперь, не меняя контекста, едва не назвала иллюзией их кабинет.

И ощущение такое, что для нее это препирательство с Мэй – нечто гораздо большее, чем просто выяснение международных отношений. «Да что она себе позволяет, эта британская выскочка», – где-то глубоко внутри себя, не выбирая выражений, путает личное с евросоюзным Меркель. Ведь мало того, что тоже вырядилась в брючный костюм, так еще и Трампа «охмурить» попыталась первой. А первой в Европе может быть только одна женщина. Но и Тереза согласится стать второй, только если «железной леди». А «муттер» у нее и своя есть. Королева-мать. И даже с ней она не особо церемонится.

Иными словами, Европа на пороге едва ли не самого занимательного и непредсказуемого конфликта в своей истории. И решительность Меркель может привести к тому, что победы Мэй на британских выборах 8 июня будут желать не только ее сподвижники, но и сторонние наблюдатели. Она же обеспечит им то еще зрелище. Меркель – Мэй. Афиша круче, чем Макгрегор – Мэйуэзер. Мало того, что тоже битва двух «М», так еще и двух «Ж». То есть, «М-Ж». А значит, кто-то кого-то непременно «сольет».

Мужики отдыхают. Что и советуют им психологи и организаторы всякого рода шоу, когда в бой идут одни леди. Премьер-министр настроена очень серьезно. В эфире BBC она заявила, что Юнкеру придется иметь дело с «чертовски сложной женщиной». «Лучше бы чертовски привлекательной», – подумал Юнкер и все рассказал Меркель. И теперь уже всем понятно: бес женщин жить не даст спокойно, нет. Причем никому. Ведь если дамы что-то не могут поделить, они, как правило, рвут это в клочья.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik