Судя по свечке в углу телевизионного экрана, в европейской Украине опять какой-то праздник. Для геноцида-голодомора слишком тепло. Да и Гройсман в Израиле пока еще не договорился насчет признания нашего геноцида равноценным ихнему Холокосту. Видимо, все же речь идет о депортации крымских татар для последующего участия Джамалы в «Евровидении». Плюс траур совмещен с «днем вышиванки». В этот день все татары, евреи и патриоты надевают вышиванки и целый день «пышаются».

Разрушение Храма

Поэтому сессионный зал Верховной Рады напоминал предбанник колхозного помывочного узла. Спикер Парубий щеголял в голубоватой, крайне стильной вышиванке под костюмом. Голубой цвет как бы намекал на толерантность Андрюши к побратимам с нетрадиционной сексуальной ориентацией и непримиримость к проявлениям «религиозного терроризма с центром в Москве». Как раз и повестка дня сессии была подходящей: по личной инициативе Андрея Парубия и постоянно истерящего Николая Княжицкого (прославился тем, что обвинил Медведчука в употреблении крови невинных юношей из Тюмени и Донбасса, написав соответствующий запрос) коалиция Вальцмана (президент, администратор социальных сетей «ВКонтакте» и «Одноклассники») пытается протянуть два антицерковных закона – №4511 и №4128.

Сектанты vs православные

Первый называется «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве-агрессоре». То есть об Украинской Православной Церкви Московского патриархата. Я сейчас буду писать сдержанно, без мата, чтобы вы понимали, что они хотят сделать. «Религиозные организации» обязаны в трехмесячный срок добровольно подать в правительство Гройсмана (цинично, не правда ли?) договор о полном отречении от Московского патриархата. В документе они обязываются «уважать суверенитет и территориальную целостность Украины».

Договор рассматривается как заявка на «перерегистрацию религиозной организации». В течение трех месяцев правительство в лице «уполномоченного органа» проводит экспертизу уставных документов Церкви, решает – а не является ли она сепаратистской организацией? Если будет вынесено позитивное решение, то все центральное и региональное руководство Украинской Православной Церкви Московского патриархата должно быть согласовано с правительством Гройсмана.

А если кабминовские эксперты выявят «факты сотрудничества с милитаристско-террористическими группировками», «подчиненность религиозным центрам в государстве-агрессоре», то деятельность Церкви прекращается. Вопросы есть? Все нормы законопроекта выписаны под запрет УПЦ МП. Проект закона №4128 уточняет технические детали подписания «договора о капитуляции Церкви».

В состав «экспертов», которые будут решать вопрос о «регистрации» Украинской Православной Церкви, несомненно, войдут «герои АТО», униаты, сектанты и последыши Филарета. Я, понятное дело, не говорю о нарушении конституционных норм, об отделении Церкви от государства, о свободе вероисповедания. Смысла нет…

Бабушки…

Под Радой, на площади, которая издевательски носит название «имени украинской Конституции», с девяти утра начали собираться бабуши и дедушки с иконами. Потом стали подтягиваться организованные группы во главе со священниками. Шли целыми семьями. Людей становилось все больше и больше. «Господи, помилуй, Господи, помилуй!», – затянул сильный голос батюшки, и все подхватили. Знаете, все смотрелось очень сюрреалистично на фоне спецназа в полной выкладке, Национальной гвардии с собаками и полицейских в темных зеркальных очках.

Верующие плотно заполнили площадь, стояли тихо, молились. Периодически со стороны Рады к ним подбегали возмущенные павианы в вышиванках, фоткали, громко переговаривались между собой: «пенсов нагнали, уроды». Это расово правильные журналисты выражали недовольство «тяжелым наследием тоталитарного режима, которое выползло и мешает утверждению европейских ценностей». Ну, там свободно лупиться в очко, проводить гей-парады и регистрировать однополые браки в филаретовских приходах. Киевский патриархат уже созрел к такой европейской практике.

Парубия явно перекашивало от ненависти. Корежило. Голосов для принятия решения по антиправославным законам не хватало. Фракция «БПП» колебалась. Дело даже не в Вальцмане, который любит изображать себя «истинно верующим». Он просто боялся последствий. Одно дело – забанить российские социальные сети и совсем другое – запретить людям молиться там, где они хотят это делать. Начнется война за храмы. Никто же не будет добровольно отдавать церкви филаретовцам, униатовцам и прочим сектантам. Поэтому Вальцман пока колеблется.

Нет, вы только не подумайте, что он против запрета УПЦ Московского патриархата. С удовольствием бы его запретил. Он же хочет «войти в историю как великий объединитель украинской поместной церкви». Но последствия его смущают. А Парубия ничего не смущает.

Для разминки спикер поставил на голосование проект постановления о введении «персональных санкций против Януковича и его окружения». Те, кто проголосуют за санкции, понятное дело, поддержат и запрет УПЦ МП. Такая у него логика. Голосов не хватило. Поэтому пока возникла пауза с началом новой религиозной войны. Они будут в ближайшие часы и недели суетиться, поднимать волну, искать голоса, поскольку для настоящих фашистов православные Московского патриархата – это враги, которые подлежат уничтожению. У них надо отобрать храмы, запретить богослужения. Такова логика развития киевского режима. Фашизм? Да. Получится ли у них? Пока Парубий не может «мобилизовать парламент воюющей страны». Верующие стоят на площади перед Верховной Радой, где депортированные татары вперемешку с геями в вышиванках «творят историю независимой Украины».

Александр Зубченко, «Антифашист»