18 мая 1992 года в нагорнокарабахском конфликте произошёл переломный момент. Ополчение захватило город Лачин, прорвав блокаду азербайджанских сил, что позволило им получать помощь из Армении. Боевые действия продолжались ещё два года и унесли более 20 тыс. жизней. В мае 1994 года России удалось убедить конфликтующие стороны заключить перемирие, но кризис в отношениях Армении и Азербайджана не был разрешён. Что мешает двум закавказским государствам договориться по карабахскому вопросу и почему Москва заинтересована в урегулировании конфликта?

История вопроса о принадлежности Карабаха насчитывает по меньшей мере 100 лет. Спор между армянами и азербайджанцами перетекал в фазу вооружённого противостояния каждый раз, когда Россия переживала период нестабильности.

Первая вспышка насилия произошла во время революции 1905—1907 годов, вторая — в период гражданской войны 1918—1920 годов. Третья война за Карабах разгорелась сразу после распада СССР, в январе 1992 года. Боевые действия 1992—1994 годов обернулись этническими чистками, грабежами, голодом, сотнями тысяч беженцев и масштабными разрушениями.

Точное число жертв карабахского конфликта неизвестно. Ереван и Степанакерт (столица непризнанной Нагорно-Карабахской республики, НКР) считают, что погибли более 30 тыс. азербайджанских солдат. Баку называет цифру в 11 557 человек — без учёта потерь среди мирного населения. С армянской стороны, по оценкам экспертов, погибли не менее пяти тысяч человек.

Нереализованный потенциал

Главное богатство Карабаха заключается в его уникальных природно-климатических условиях. Климат Карабаха мягкий и соответствует субтропическому поясу. НКР покрыта лесами, кустарниками и травяной растительностью.

При этом почти на всей территории Азербайджана и Армении господствует климат полупустынь и сухих степей. Оба государства вынуждены мириться с редколесьем, летним зноем, чрезвычайно сухим воздухом и порывистыми ветрами.

У НКР огромный потенциал в развитии сельского хозяйства, виноградарства, пищевой и лесной промышленности, гидроэнергетики и экологического туризма. Однако из-за ущерба, нанесённого войной, и отсутствия общепризнанного международного статуса НКР является очень бедным регионом.

Из данных армянских СМИ следует, что ВВП НКР составляет примерно $370 млн, на душу населения приходится около $2,6 тыс (по другим оценкам — чуть более $1 тыс.). В Армении, если не учитывать данные по паритету покупательной способности (ППС), этот показатель равен $3,5 тыс, в Азербайджане — $5,5 тыс.

1 октября 2012 года был официально открыт Степанакертский международный аэропорт. Однако купить билет в Степанакерт невозможно. Ни одна авиакомпания в столицу Карабаха не летает из-за его непризнанного статуса. Единственный путь в НКР пролегает через Армению. Безальтернативным экономическим партнёром Нагорного Карабаха также является Армения.

Особый горный край

История карабахского конфликта изучена достаточно глубоко. Армяне и азербайджанцы очень ревностно относятся к этому региону. Карабах — слово неармянского происхождения, и армяне чаще всего употребляют другое наименование — Арцах, подчёркивая тем самым особую роль Карабаха в становлении армянской государственности.

Арцах — это девятая провинция Великой Армении, державы, существовавшей со 190 года до нашей эры и до 428 года нашей эры. На пике расцвета границы Армянской империи простирались на юге до Дамаска и Пальмиры, а на востоке охватывали почти весь северный Иран.

Таким образом, Арцах как бы напоминает этническим армянам о былом величии, временах, когда их государство было ведущей силой в Закавказье и Западной Азии. В национальном самосознании армян Карабах неразрывно связан с древней историей Армении.

При этом в советский период, несмотря на преобладающее количество армянского населения, Карабах был включён в состав Азербайджанской ССР на условиях широкой автономии. Границы автономной области постоянно меняли, и в конце 1930-х годов Карабах оказался территориально оторван от Армянской ССР.

Доля азербайджанского населения в автономной области увеличилась с 10% (1926 год) до 21,5% (1989 год). Регион никогда не был спокойным, но серьёзных межэтнических конфликтов там не происходило. Азербайджанцы не жили изолированно от армян и нередко брали в жёны армянских девушек.

Как отмечают исследователи, религиозные различия не являлись преградой для двух народов. Более того, карабахские армяне и азербайджанцы впитали множество традиций друг друга. Взаимопроникновение культур ярко выражается в быте, кухне, музыке и архитектуре.

Вопрос о статусе Карабаха в советский период был заморожен. Ситуация в автономии стала ухудшаться во второй половине 1980-х годов под влиянием экономических (вырубка виноградников, общая стагнация в народном хозяйстве) и политических факторов (курс на демократизацию генсека КПСС Михаила Горбачёва).

Первая кровь

Под влиянием дебатов между консервативным и либеральным крылом коммунистической партии в республиках СССР начались брожения под националистическими и антисоветскими лозунгами. Этнические меньшинства, не ощущавшие ранее притеснения, стали чувствовать себя менее уверенно.

Зимой 1987 года из Кафанского и Мегринского районов Армянской ССР потянулись первые беженцы-азербайджанцы. В феврале 1988 года облсовет карабахской автономии, где преобладали армяне, принял решение о выходе из состава Азербайджанской ССР.

22 февраля произошло первое столкновение с использованием огнестрельного оружия. Милиция попыталась остановить побоище между азербайджанцами из города Агдам (в 26 км от Степанакерта) с армянами из населённого пункта Аскеран. В результате погибли два азербайджанца.

Точкой невозврата стал армянский погром в Сумгаите (в 30 км от Баку) 27—29 февраля 1988 года, жертвами которого, по официальным данным, стали 26 армян и 6 азербайджанцев. Опасавшиеся за свою жизнь армяне стали массово покидать Азербайджан, причём часть беженцев оседала в Нагорном Карабахе.

Аналогичная ситуация наблюдалась и в Армянской ССР, где преследования по этническому признаку начали носить системный характер. К 1990 году с обеих сторон сотни тысяч человек были вынуждены покинуть места постоянного проживания.

В 1988—1991 годах в городах Карабаха, Армении и Азербайджана проходили забастовки и массовые акции протеста. Советские власти пытались вести переговоры с местными партийными начальниками, уговаривая их сохранить статус-кво. Кроме того, принимались экстренные меры для обеспечения безопасности: ввод войск, организация милицейских патрулей, комендантский час.

В течение почти четырёх лет Москве удавалось предотвращать массовое кровопролитие, но с распадом СССР ситуация полностью вышла из-под контроля. 19 декабря 1991 года Карабах стали покидать внутренние войска МВД, а в январе 1992-го началась настоящая война.

25 лет назад, в мае-июне 1992 года, Армения и Азербайджан получили доступ к советским складам с оружием. В распоряжении Баку оказалось в несколько раз больше техники, но 18 мая ополчение НКР смогло достичь стратегического успеха, захватив так называемый Лачинский коридор.

Блокада с Карабаха была снята, и непризнанная республика стала получать военную и материальную помощь из Армении, которая также участвовала в боях с Азербайджаном.

После этого армянам удалось изгнать азербайджанское население и ополчение почти со всей территории Карабаха и занять стратегически важные районы бывшей Азербайджанской СССР, которые прочно связали НКР с Арменией и Ираном.

Территории, занятые армянами за пределами Карабаха, на иностранных картах нередко именуются «оккупированными» или по ошибке включаются в непризнанную НКР.

«Дорожная карта»

В первой половине 1990-х годов Россия по мере возможности старалась тушить межнациональные пожары на пространстве СНГ. 5 мая 1994 года был подписан Бишкекский протокол о перемирии между Арменией, НКР и Азербайджаном.

Через несколько дней полномочный представитель президента РФ в Нагорном Карабахе Владимир Казимиров подготовил «Соглашение о бессрочном прекращении огня».

9 мая документ подписал президент Азербайджана Гейдар Алиев, 10 мая — министр обороны Армении Серж Саргсян (сейчас — президент Армении), 11 мая — командующий армией Нагорного Карабаха Самвел Бабаян.

Поиском путей мирного урегулирования конфликта занимается Минская группа ОБСЕ, куда, помимо Армении и Азербайджана, входят Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция. Сопредседателями Минской группы являются представители РФ, Франции и США.

В апреле 2016 года при дипломатическом вмешательстве России была остановлена эскалация на линии соприкосновения, ставшая самой масштабной с мая 1994 года.

Многочисленные попытки России и западных стран примирить враждующие стороны и найти компромисс в столь принципиальном вопросе пока не привели к серьёзным успехам.

«Дорожной картой» (наподобие «Минска-2») являются так называемые Мадридские принципы. Текст документа засекречен, но из утечек в СМИ следует, что жители НКР должны определить на референдуме статус республики, причём карабахцы вольны объявить о независимости, равно как и о желании войти в состав Армении или же остаться в составе Азербайджана.

Согласно этим утечкам, Ереван обязуется отвести войска с территорий, не имеющих отношения к НКР. Однако Армению и Карабах будет связывать «коридор согласованной ширины». Процесс возвращения азербайджанского суверенитета над «оккупированными» районами будут обеспечивать миротворческие силы.

Предотвратить войну

Научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт по Южному Кавказу Андрей Арешев констатировал, что переговоры по утверждению Мадридских принципов и их имплементации идут очень тяжело.

«Переговорный процесс находится в коматозном состоянии из-за постоянных вспышек насилия на линии соприкосновения. Это подрывает усилия Минской группы и России. К сожалению, сейчас речь идёт о необходимости предотвращения масштабной войны и не более», — сказал RT Арешев.

Эксперт указывает, что в карабахском кризисе переплелось множество факторов: «Во-первых, это ошибки руководства СССР в сфере административно-территориального деления. Возобладал ленинский план национальных республик, и в итоге, когда ослабла советская власть, нацменьшинства оказались в дискриминационном положении».

«В любом конфликте не может быть правых и виноватых. На мой взгляд, Азербайджан чувствует себя проигравшей стороной и питает реваншистские настроения. При этом так сложилось исторически, что статус Карабаха для армян имеет колоссальное значение», — отметил Арешев.

Алексей Заквасин, RT