Эксклюзив News Front. Российский журналист, аналитик и хроникёр американской жизни Михаил Таратута считает, что Трамп будет находиться под угрозой импичмента всегда, пока находится на посту президента США, поскольку это является главной целью его противников, которые делают все для ее осуществления.

News Front: Хотелось бы уделить особое внимание визиту министра иностранных дел Российской Федерации в США, его встречам с Тиллерсоном и Трампом. Визит Лаврова — насколько Вы высоко оцениваете его последствия вероятные?

Михаил Таратута: Безусловно, не было, и не надо было ожидать, какого-то особого прорыва. Стороны, в общем-то, зафиксировали свое желание продолжать диалог и пытаться найти те площадки, на которых мы можем сотрудничать. Именно по этой причине не было речи на те темы, которые не решаемы на данный момент. Как, например, снятие санкций – это вообще не обсуждалось.

Это была встреча, которая обозначила позиции. Что очень важно, поскольку очень важно понимать позицию другой стороны. И из первых рук ее получить – это тоже очень важно.

Мне кажется, что достигнута некоторая договоренность о взаимодействии в Сирии. Вот мы посмотрим, что из этого будет получаться. Прошло не так много времени, дней десять, наверное, — пока никаких сигналов в этом отношении я не видел. Изменений пока не произошло. Но, вполне возможно, они будут.

По Украине никаких изменений и прорывов не произошло. А встреча с Климкиным…понимаете как: нехорошо было по внутриполитической ситуации встретиться с Лавровым и не встретиться с Климкиным. Потому что, это означало бы вызвать волну критики со стороны, я уж не говорю – демократов, а даже республиканцев типа Маккейна и других сторонников «жесткой линии» по отношению к России, которые каждый день шлют меморандумы Трампу, выступают по телевидению, что он слишком мягко с Россией обращается, и так далее. И по сему поводу, и Трампу, и Тиллерсону приходиться отплевываться: что — нет, мы с Россией ведем «жесткую линию», и так далее. Это внутриполитическая ситуация.

Хочет ли Трамп реально укреплять отношения с Россией? Судя по всему — да. И, кстати говоря, не так давно об этом говорил главный пиарщик команды Трампа — Майкл Энтон. Это человек, который во время предвыборной кампании подвел идеологическую базу под «трампизм». Собственно, с его легкой руки и появилось это слово – «трампизм». И с его точки зрения, он близок довольно с Трампом, у Трампа по-прежнему есть намерения установить деловые, рабочие отношения с Россией. Тут, поскольку, действительно, ситуация в наших отношениях на самом дне находится, это была бы более здоровая ситуация.

Для Трампа, мне кажется, есть вопрос принципа: всем другим президентам не удавалось — ни Обаме, ни Бушу — установить нормальные отношения с Россией, а вот мне удастся, я смогу, я смогу договориться с Путиным. Мне кажется, что это внутренний личный вызов — сделать то, что другим не удалось. Это в его натуре, вполне.

— Возвращаясь к Украине. Трамп, по итогам встреч с министрами иностранных дел Российской Федерации и Украины, сказал страшные для Украины слова, оскорбившие их – патриотов патриотичных до глубины души. То есть, украинцы заявляют три года, что ведут неравный бой с русским агрессором, от которого защищают весь цивилизованный мир — не только европейский, но и американский, и вдруг Трамп говорит, что пришло время Украине и России как-то начинать мириться и договариваться. Неужели три года не научили украинцев тому, что худой мир лучше войны? Тем более что на эту войну Россия так и не пришла, а подписи Путина под Минскими соглашениями нет.

— Вы знаете, мне трудно комментировать Украину, потому что я не занимаюсь этим регионом. Очень многое из того что там делается, мне просто непонятно. У меня такое впечатление, что они чуть ли ни ежедневно стреляют себе в ногу. Для меня это непонятно. Накал антироссийский, да — я понимаю. Безусловно, потеря Крыма, история с Донбассом — для Украины это болезненные вещи. Это я понимаю. Но есть же еще и национальные интересы. Они работают против национальных интересов. Почему это происходит? Я не могу этого комментировать. Я просто плохо знаю ситуацию на Украине – мне ближе Соединенные Штаты.

— Тогда возвращаемся в Штаты. Уволенный руководитель ФБР – человек, как говорят, который начал играть в политику и заигрался. То он осуждал, то «отмазывал» Хиллари Клинтон. Ваш взгляд — почему директор ФБР был уволен?

— Я так понимаю, что Трамп реально ему не доверяет. Трамп говорил, что он плохо стравляется со своей работой. Именно то обстоятельство, что Коми полез в политику — это и есть то, что называется «плохо справляться». Директор ФБР, и по положению, и по традициям, не должен занимать вообще никакую политическую позицию, не проводить никакую политическую линию, а чисто заниматься своей работой. Коми потянуло в политику. Все мы знаем его качания в одну и другую стороны. Из уст Коми прозвучал целый ряд обвинений, которые, в общем-то, играют очень серьезно против Трампа. Но ничего реально предъявлено, все-таки, не было. И кроме каких-то вот таких инсинуаций, намеков со ссылками на то, что «там секретно», а там – «невозможно сказать», и так далее… Я понимаю раздражение Трампа.

С другой стороны, решение об увольнении – не факт что это не выльется в серьезную проблему для Трампа. Совсем не факт. Поскольку, выглядит это так, словно Трампу есть что скрывать. И вот для того, чтобы это не всплыло, он увольняет Коми. Тут сразу возникает и вопрос о том, что он покушается на традиционные институты демократические Америки. Он имеет право по закону сменить директора ФБР, безусловно. Но у всех впечатление, что он хочет поставить своего человека, который

«замнет» неудобные для него вещи. Волна критики, которая поднялась, — она довольно серьезная. С другой стороны, что бы Трамп ни сделал, критика будет существовать. Поскольку, против Трампа существует очень серьезная оппозиция: в лице и демократов, и основной части прессы. И цель, безусловно, уже очевидна — это привести Трампа к импичменту. И все для этого делается. Вот сейчас с этой целью разрабатывается история с Коми. Я не думаю, что она достигнет успеха, потому что, там нет серьезных оснований для этого. А импичмент – человек должен что-то очень серьезное сделать, вплоть до государственной измены. Или попрания демократических институтов. Что-то вот такое, что по-настоящему ставит под угрозу какие-то базовые ценности Соединенных Штатов. Ничего этого Трамп, конечно, не сделал. По крайней мере, до сих пор.

— У меня ощущение, что Дональд Трамп играет в «быстрые шахматы» с огромной группой соперников, которая во времени не так ограничена как он. Они могут спокойно думать, совещаться, потом делать ход. А он должен моментально реагировать — отвечать. И вот события на Корейском полуострове, которые закипели, потом поостыли, на Ваш взгляд, сейчас Северная Корея — это чей больше раздражитель: Трампа или его оппонентов? И кто кого здесь будет переигрывать, и каким образом?

— Вообще-то говоря, тему Северной Кореи поднял Трамп. И он, как бы, начал всю эту историю. Тут очень трудно сказать, насколько это действительно является его «идеей фикс»: что Северная Корея должна отказаться от ядерной программы. Или это желание больше политической победы, как он, может быть, надеялся? Тут трудно сказать, какова на самом деле его мотивация. Но очевидно одно: что Трамп выступил в своей обычной роли. Он завышает ставки изначально, для того чтобы получить некоторые преимущества в переговорах с партнерами. Затем идет немножко вниз, и, как бы, партнер считает, что он выиграл. Возможно, здесь именно такая история была.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;