Зачем снайперы чистят картошку, сколько Порошенко дает денег своей жене, во что ему обходится коммуналка и зачем он провел инаугурацию в поминальный день. «Страна» спросила у народа, что бы он спросил у президента

«Во что он армию превращает? Снайпера картошку чистят!»

«Зачем в поминальный день инаугурацию провел? От того и все беды».

«Он помнит, как я его на Майдане за галстук тягал?»

«Какую из безвизовых стран он мне посоветует посетить? При зарплате 3 тысячи 200 гривен?»

Пока соцсети продолжают обсуждать, правильные или неправильные вопросы задали президенту журналисты во время его воскресной пресс-конференции, «Страна» вышла на улицы и спросила у людей, чем бы они поинтересовались у президента, будь у них такая возможность.

«Глас народа» получился интригующим.

«Пишут, что был в Афганистане, а не на Донбассе»

Сегодня первый теплый день после недели ветра и дождей. Все лавочки в парке вокруг памятника Сковороды заняты стариками, молодежью и людьми среднего возраста. Я подхожу по очереди к каждой из групп людей, и предлагаю задать вопрос президенту.

– Во что он армию превращает? – сходу отвечает один из четырех мужчин, которые беседуют на скамейке.

Он представляется Андреем Сивым: говорит, служил в батальоне ОУН, затем в «Айдаре», потом в составе 93 бригады. А теперь уволился.

– Армия постепенно превращается в то, чем она была в 2013 году. Они ее просто разваливают! Вот вам пример: человек, снайпер, мастер спорта по стендовой стрельбе, начинал с нами в добровольческом батальоне. Сейчас сидит в подвале, перебирает картошку, – пожимает плечами Сивый.

– Хорошо хоть не в тюрьме! – поддерживает его человек с позывными «Мир». – Четыре камеры на Лукьяновке «айдаровцами» забито.

– На вот, посмотри, что они творят! – дает мне в руки бумагу Денис, еще один из мужчин.

По его словам, он прошел весь Майдан, пошел добровольцев в «Айдар», а когда подал документы на получение статуса участника боевых действий, – ему прислали отказ.

– Смотри, что пишут: что я, оказывается, не на Донбассе служил, а где-то все эти два года… в Афганистане был! Я уже все кабинеты обошел! У Полторака был. Всем все до жопы. А ты говоришь: «что бы я спросил у президента»? Я бы ему в морду плюнул. Я бы его спросил: помнит ли он, как я его на Майдане за галстук тягал? А он там кричал: «что вы от меня хотите, у меня у самого в России бизнес отжали»? – горячится мужчина так, что и не поймешь, когда это он успел Порошенко за галстук потягать.

– Понимаешь, они ж нам всем должны квартиры, землю, 270 тысяч боевых, а самое большее, что мы там получали – это 3100 в месяц. Но они ничего отдавать не хотят, вот они и пишут, что я где-то в Афганистане был! – продолжает кричать мужчина.

В ходе дальнейшей беседы выясняется, что все четверо мужчин отвоевали, и теперь сидят без работы.

– Куда ни приходишь, как только узнают, что участник боевых действий, – никуда брать не хотят. Я вон в Буче несколько магазинов обошел. «Мы вас туда не посылали!», – говорят.

– Контрактники не могут выбить жильё, деньги, ничего! – наперебой возмущаются мужчины.

– А вы знаете, что полтора месяца назад АТОшников начали с таможни и из погранвойск убирать? Потому что будет махач.

– В смысле, махач? – уточняю.

– Самое настоящее месиво. Мы их просто всех перевешаем.

– И это будет не третий Майдан. Нам тут больше Майданы не нужны. Мы с бабушками воевать не будем. А тех, что в кабинетах сидят, просто перестреляем. Они тут этих детей понабирали в полицию: у этого ребенка забрать оружие – дело пяти минут. Мы пока гуляем и выжидаем. Если в сентябре что-то с перевыборами не решится – будет месиво, – грозятся мужчины.

Зачем Януковичу на голову венок падал

Вообще, украинцы – народ грозный. Во всяком случае, на словах.

Заслышав вопрос, многие отвечают: «я бы плюнул», «я бы его пристрелил», «когда он сдохнет?» и прочее. Однако стоит предупредить, что я бы хотела записать видео, как вопросы тут же иссякают. Людям либо некогда, либо они не хотят, либо готовы задать самые обтекаемые вопросы – что-то о перспективах развития Украины на 20 лет вперед.

– Как жить? – говорит первое, что приходит ему в голову отставной полковник Виктор Александрович. – Вон в Беларуси пенсия – $150, а там кроме бульбы ничего нет. А у нас богатющая страна, а пенсионеры по 50 долларов получают. Ни в одной стране такого разрыва между богатыми и бедными нет. Как это, если глава «Нефтегаза» несколько миллионов в месяц получает?!

– Это все потому что инаугурацию неправильно провели, – прерывает рассуждения полковника в отставке рыжеволосая пожилая женщина, которая представляется Ниной. – Мудрые люди говорят: надо смотреть, какая погода в день инаугурации правителя.

– И какая же была погода? – спрашиваю.

– Я как раз в тот день с дачи возвращалась: тут и град был, и буран, да еще и инаугурацию в поминальный день провели. Нельзя было этого делать. От того и все беды. Помните, как на Януковича на братской могиле упал венок?

– Ну, помню.

– То был верный знак, что брат с братом будет биться, – кивает Нина. – Мне моя покойная бабка еще 10 лет назад приснилась, и сказала: «Лишь бы войны в Украине не было». Я тогда еще подумала: «С кем бы это?». А оно, видишь, как вышло.

– А когда война закончится бабка не сказала? – иронизирую.

– В 2054 году, – без толики юмора отвечает Нина. – А за то, что наши чиновники народ обворовывают, их дети потом страдать будут. Вот бабка моя рассказывала, как у них дед один во время коллективизации ходил и последнее у людей отбирал: хлеб, одежду. И сапоги ее отнял. Мать ее тогда сказала тому человеку: «У моих хотя бы есть на что надеть те сапоги, а у твоих – будет ли?». Потом через много лет с его внуком несчастье приключилось, и он без ног остался. Так что все под богом ходим.

Где посоветует отдохнуть?

В остальном же, украинский народ интересуют вполне себе «шкурные» вопросы.

– Мне интересно, сколько Порошенко платит за коммунальные услуги в своем дворце? И оформил ли он себе субсидию, как многодетный отец? – иронизирует продавец Лена. – И еще хочу знать, сколько он дает денег своим детям на карманные расходы? И какую сумму за раз тратит его жена во время шоппинга?

– Спросила бы, в какую из безвизовых стран он мне посоветует полететь? С учетом того, что у меня зарплата 3 200 гривен? – говорит женщина средних лет Ирина, которая работает методистом в вузе.

– Я бы поинтересовалась, что будет с Академией наук? – говорит Ирина Ивановна, сотрудница Научно-исследовательского института. – Говорят, Гройсман хочет вообще её прикрыть. Дескать, она только деньги сжирает. Но понимаете, есть президиум, на который тратится 80% всего финансирования. Его можно прикрыть. А есть ученые, обычные трудяги, которые, кстати, поднимают международный имидж Украины. Многие из которых публикуются за рубежом.

– Пускай скажет, когда он закончит войну? Он же кричал, что он мигом обо все договорится! Он же должен отвечать за свои слова! – говорит студент КПИ Владимир.

– Спросил бы у него, куда он собирается потом бежать? – не останавливаясь, отвечает мужчина средних лет Олег.

– Я бы спросил: «зачем ему все это нужно было?». Он же не бедным был человеком. Ну и не марался бы, – пожимает плечами пенсионерка Ольга Ивановна. – Сколько одному человеку нужно.

– У меня к нему вопросов нет, – отвечает мужчина средних лет Владимир. –  У меня вопрос: что будет дальше со страной?

Анастасия Рафал, «Страна», Украина

Метки по теме: ; ; ; ; ;