Как Европа приобретает зависимость от Китая в сфере возобновляемых источников энергии

Солнце

Крупнейший производитель солнечных батарей в Германии SolarWorld объявил о грядущем банкротстве. Эта компания стала очередным звеном в цепи разорений европейских производителей оборудования для возобновляемой энергетики. Почему разорения происходят на фоне бума возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и как это влияет на энергетику Евросоюза и нашу страну?

В 2016 году SolarWorld продемонстрировала убыток в €92 млн. К настоящему моменту руководство компании признало, что при нынешнем объеме долга и ценах на оборудование спасти одного из крупнейших производителей солнечных батарей в Евросоюзе невозможно. Единственный выход — банкротство.

Всего семь лет назад, в 2010 году, Германия производила 10% всех солнечных панелей в мире. А 2011 год принес с собой в Евросоюз невиданный бум возобновляемой энергетики. Толчком послужила авария на японской АЭС «Фукусима-1», многократно усилившая позиции критиков традиционной энергетики.

В результате если в 2010 году установленная мощность солнечных электростанций в ЕС выросла на 12 ГВт, то в 2011 году — на 21 ГВт. В 2012 году темпы снизились, но все равно абсолютные величины поражали — 16,75 ГВт. Оборотной стороной происходящего стала волна банкротств.

В декабре 2011 года разорилась только что справившая свое 15-летие берлинская компания Solon. Затем всего за несколько месяцев в финансовое небытие отправились Solar Millennium, Solar hybrid, Q-Cells. Показательно, что у одной только Q-Cells в 2010 году оборот составлял €1,3 млрд. Продолжительное время эта компания контролировала до 40% мирового рынка солнечных ячеек.

Происходящее стало неприятным сюрпризом для европейских чиновников. Оказалось, что производители из ЕС неконкурентоспособны. Их начали быстро и неотвратимо теснить китайские компании. К 2013 году гости из Поднебесной в лице Yingli Green Energy Holding Co., Suntech Power Holdings Co., Trina Solar Ltd. захватили около 80% рынка солнечных батарей Евросоюза.

Интересный момент заключается в том, что значительная часть сырья, которая идет на производство солнечных панелей, поступает из Китая. Также КНР входит в число лидеров по производству поликристаллического кремния. И китайцы сделали совершенно очевидный и верный шаг. Они решили: зачем поставлять кому-то сырье, если мы можем сделать конечный продукт сами и заработать больше денег. В итоге продукция из КНР в среднем оказалась дешевле и привлекательней, чем продукция европейских компаний.

Параллельно с развитием производственных мощностей шло удешевление солнечных панелей. Отчасти за счет развития технологий, отчасти — из-за перевода производств в Азию, где более дешевая, чем в Европе, рабочая сила встречается с близко расположенным производством комплектующих и сырьем. Обычно факт удешевления солнечных панелей воспринимается как безусловное благо. Но для ЕС это означало, что местные компании или прекратят существовать, или перенесут производство в Китай. Что и произошло.

Одновременно рынок Европы потерял свое значение. В 2000-х здесь продавалось порядка двух третей всего оборудования для возобновляемой генерации. Но в текущем десятилетии эта доля стала стремительно снижаться. Появились куда более интересные рынки. Главным из которых опять же стал Китай.

Возобновляемая энергетика давала Евросоюзу порядка 200 тыс. рабочих мест. Разорение местных компаний (даже в том случае, если их покупали азиатские коллеги) больно било по рынку труда. Это стало дополнительным поводом для европейских чиновников расчехлить годами испытанное оружие — ограничение импорта и заградительные пошлины. В 2013 году было решено ограничить импорт китайских солнечных панелей до 7 ГВт в год, а объемы сверх того — обложить антидемпинговой пошлиной.

Довольно показательно, что именно в 2013 году подающая сегодня на банкротство SolarWorld уже была на грани разорения, но тогда ситуацию удалось выправить. Не менее показательно и снижение в ЕС ввода новых «солнечных» генерирующих мощностей. В 2013-м этот показатель оказался ниже, чем в 2010 году, — 11 ГВт, а в 2016 году снизился до 6,7 ГВт.

Конечно, и для компаний из КНР последние годы не были безоблачными. Так, проблемы с финансированием в 2013 году возникли у вышеупомянутой Suntech Power. Рост объемов реализации съедался долговой нагрузкой и снижающейся маржой. Дело дошло до банкротства. Впрочем, Suntech работает до сих пор. И китайский рынок возобновляемой энергетики продолжает развиваться, хотя, как и остальные региональные рынки, испытал известные трудности в 2016 году, связанные с падением цен на углеводороды.

В Европе складывается иная ситуация. Развитие возобновляемой энергетики здесь подается как способ повысить энергобезопасность региона. Однако Евросоюз уже столкнулся с оборотной стороной переизбытка возобновляемой генерации. В начале текущего года неожиданно пасмурная и безветренная погода привела к энергодефициту в Германии. ВИЭ не смогли обеспечить и 5% необходимой электроэнергии. Начались отключения. Пришлось спешно задействовать резервные мощности, работающие на угле и газе.

Кстати, о газе. Развитие ВИЭ в Евросоюзе также нередко подается как способ избавиться от зависимости от российского газа. Но в реальности ЕС не только нарастил поставки голубого топлива из нашей страны, но и приобрел новый вид зависимости — от китайского оборудования для ВИЭ. А собственные европейские производители при этом продолжат вымирать вслед за SolarWorld. То есть дальнейшее развитие сектора возобновляемой генерации эту зависимость лишь усугубит.

Притом, как показала практика, резерв газовой генерации так и останется для Европы жизненной необходимостью.

Александр Фролов, газета «Известия»