Почему Порошенко назвал «безвиз» окончательным разрывом отношений с Россией

Развод по-украински

Несколько дней назад Совет министров Европейского союза утвердил решение о предоставлении безвизового режима для Украины. Этот шаг стал последней формальностью на пути к столь желаемой для Киева цели. И если не произойдет ничего форс-мажорного, с середины июня «безвиз» заработает на практике. Что рассчитывают от него получить власти Украины и почему ЕС решился на столь рискованный ход.

Путь в десятилетие

Процесс либерализации визового режима Украины и ЕС стартовал еще после «оранжевой» революции 2004 года, во времена президентства Виктора Ющенко. Одним из первых своих решений в 2005-м Ющенко ввел сначала временный, а потом постоянный «безвиз», правда, исключительно односторонний — для граждан ЕС, Швейцарии и США. Согласно тексту документа, этот указ был направлен на «обеспечение действительной открытости украинского общества и реализацию стратегического курса Украины на интеграцию в европейское сообщество». Между строк же предполагалось, что Брюссель может сделать аналогичный ответный шаг. Однако все, что Киев получил в результате первого «штурма», — лишь некоторые не слишком ощутимые послабления визовых правил.

Осознав, что наскоком, на волне революции вопрос решить не удалось, летом 2009 года украинские власти приступили к системным действиям в этом направлении. «Украина и ЕС достигли базовой договоренности о начале переговорного процесса относительно безвизового режима… Мы будем иметь ясный план — дорожную карту, — как шаг за шагом имплементировать те или иные вопросы, которые приведут нас к безвизовому режиму», — анонсировал Ющенко, сразу оговорившись, что содержательный диалог займет не один год. Надо сказать, что граждане Украины поняли обозначенные сроки каждый по-своему, но вряд ли кто-то ожидал, что «не один год» превратится практически в десятилетний процесс, сопровождающийся выполнением бесконечных и подчас довольно унизительных требований.

Новое звучание тема обрела после государственного переворота зимой 2014 года. С одной стороны, «безвизовой морковкой» весьма охотно пользовались европейские чиновники, чтобы хоть таким образом поддерживать евроинтеграционный запал украинского общества. Практически все видные представители Брюсселя отметились публичными заявлениями о том, что вопрос введения безвизового режима для Украины будет решен в кратчайшие сроки. В весьма расплывчатых формулировках, но с очень конкретным «месседжем» высказывались и на тот момент глава представительства Еврокомиссии на Украине Ян Томбинский, и еврокомиссар по вопросам политики добрососедства Штефан Фюле, и президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. И если сейчас оглянуться на список требований, которые в Киеве выполнили с 2014 года, чтобы достигнуть нынешнего статуса, становится понятно, насколько цинично лукавили представители ЕС.

Даже сугубо технические вопросы для отмены виз в «кратчайшее время» решить было невозможно в принципе, не говоря уже о многочисленных политических нюансах. Впрочем, это не мешало эксплуатировать безвизовую тему и президенту страны Петру Порошенко. «Украинцы имеют реальные шансы уже с 1 января 2015 года ездить без виз в Европейский союз», — обещал он еще в ходе предвыборной кампании и во многом благодаря этому сумел победить в первом туре. Что было дальше, хорошо известно. Буквально каждые 2-3 месяца глава государства называл новые сроки, намекая, что вопрос решится буквально со дня на день. Самый большой конфуз случился прошлой осенью, когда Порошенко пытался посрамить российского журналиста, но в итоге опозорился сам. «Запишите: специально для вас, хотя я не даю комментариев российским каналам. У нас в ноябре месяце украинцы будут путешествовать без виз», — заявил он в ходе визита в Голландию.

Рыбаки и фермеры одобряют!

Отчет относительно выполнения Украиной плана действий по либерализации визового режима Еврокомиссия одобрила еще в декабре 2015 года. Пауза между этим знаковым моментом и следующим — голосованием по «безвизу» в Европарламенте — растянулась почти на полтора года. Беспрецедентный перерыв связан с тем, что европейские чиновники внезапно осознали: прежде чем дать Украине безвизовый режим, надо прописать механизм и условия его прекращения. На возражения Киева ответил глава МВД Франции Бернар: дескать, ЕС не может допустить, чтобы либерализация визового режима «проходила без каких-либо мер предосторожности или в спешке». И лишь согласовав механизм приостановки, ЕС вернулся к украинскому вопросу, напоминая при каждом удобном случае, что в случае чего «халяву» быстро прикроют.

После положительного голосования в Европарламенте 6 апреля Украине оставалось преодолеть две важные бюрократические вехи. 26 апреля «безвиз» одобрил комитет постоянных представителей стран-членов Европейского союза, а 11 мая положительное голосование состоялось в Совете ЕС. Любопытный нюанс: последнее решение было утверждено на уровне министров… сельского хозяйства и рыбной ловли. По этому поводу мнения разделились. В украинской прессе утверждают: мол, в Брюсселе «европейские партнеры» так стремились побыстрее оформить «безвиз», что для скорости вынесли вопрос на первое попавшееся под руку заседание. Однако в стране хватает и скептиков, считающих, что почти десятилетний путь можно было увенчать и на более достойном уровне. Впрочем, на 17 мая назначена официальная торжественная церемония подписания. Недостатка в пафосных речах и чиновниках высшего уровня, наверное, не будет. После этого документ должен быть официально опубликован и через 20 дней с момента публикации вступить в силу.

Развод с Россией

Нужно отметить, что реакция ЕС и киевских властей на последнее голосование была кардинально разной. Еврочиновники предпочли сосредоточиться на поздравлении в адрес обычных граждан. Представительство ЕС даже сделало весьма трогательный ролик для раскрутки с соцсетях и на телевидении. Глава ведомства Хью Мингарелли на украинском языке произносит поздравления, после чего дипломаты разных стран на своих языках говорят что-то вроде «Добро пожаловать!».

А вот Петр Порошенко в специальном телеинтервью в первую очередь заявил об… окончательном разводе с Россией. «Именно так, по-философски, мы должны это воспринимать. Это выход из более чем 300-летней истории, которая началась с Переяславской рады, и сегодня Украина возвращается домой… Речь идет не только и не столько о безвизовом пересечении границы, речь идет о возвращении Украины к историческому месту в составе европейских стран», — сказал он. Кроме того, Порошенко подчеркнул, что предоставление безвизового режима ЕС важно для «политики деоккупации» Крыма (Киев не признает воссоединение полуострова с Россией по итогам референлума 2014-го) и Донбасса (самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики на Украине считают террористическими организациями) — дескать, это решение создает дополнительную мотивацию «вернуться» для жителей этих территорий.

По последнему пункту более подробно на брифинге высказалась первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко. «И крымчане, которые сейчас находятся в оккупации, и наши граждане, простые, которые находятся на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, также сегодня получили очень четкий сигнал: они являются гражданами Украины, и безвизовый режим касается всех граждан Украины», — делилась она своими фантазиями.

Использовать все козыри «безвиза» для привлечения обратно жителей Крыма и Донбасса призывают и гораздо более умеренные политики. «Создайте, пожалуйста, максимально благоприятный режим для наших граждан, проживающих в Крыму, чтобы они могли получить такие административные услуги, как загранпаспорт. Мы же их будем привязывать. То же самое касается неподконтрольных регионов в Донбассе», — предлагает бывший министр иностранных дел Леонид Кожара, занимавший этот пост в период президентства Виктора Януковича. Его трудно заподозрить в лояльности нынешней киевской власти. Какой-то конкретики на публику по Крыму и Донбассу пока не озвучивается, однако тема явно прорабатывается на разных уровнях, и в случае вступления в силу «безвиза» следует ожидать от Киева резких движений. Конечно, практического результата никакого не будет, зато ожидается серьезный пиар-эффект, направленный, в том числе, на Запад.

Пусть власти Украины боятся!

Украинские власти сейчас усиленно создают атмосферу всеобщей эйфории по поводу своего, пожалуй, единственного реального достижения за постмайданные годы. Чего стоит одна показательно-торжественная церемония поднятия флагов ЕС в областных центрах страны. При том, что реально «безвиз» пока еще не работает. Однако вместе с тем нельзя забывать о ряде нюансов практического свойства. Как известно, пользоваться безвизовым режимом в случае его введения смогут только обладатели биометрических паспортов и только для краткосрочного туризма. Согласно последней статистике, такие паспорта на сегодня имеют лишь около 3,3 миллиона украинцев. То есть речь идет о сравнительно небольшой группе населения, которая и ранее без особых проблем посещала Европу. Качественный сдвиг, если и произойдет, то весьма нескоро.

Следующий момент — крайне низкий уровень жизни населения Украины, резко обедневшего в результате постмайданных реформ. «Если мы сейчас выйдем на улицу и спросим у людей, что им важнее, повысить зарплату или пенсию, или дать «безвиз», то 9 из 10 ответят первое», — утверждает сопредседатель партии «Оппозиционный блок» Юрий Бойко. Он приводит следующие данные: 12 процентов украинцев «безвиз» интересует, а 60 процентов находятся за чертой бедности, «людям не то что ехать туристами за границу, им уже по стране некуда ехать».

Экономические проблемы приводят к вполне логическому выводу: хотя формально это запрещено, за туризм можно попытаться выдать поездки на заработки в ЕС. В этом контексте надо отметить заявление посла Франции в Украине Изабель Дюмон, которую журналисты прямо спросили, не пугает ли Европу перспектива возможного массового наплыва украинцев. «Это, знаете, не нам бояться, а украинской власти. Я знаю, что они смотрят на это серьезно, поскольку если Украина потеряет свою рабочую силу, то это проблема, в первую очередь, для Украины… страна ежегодно и так «теряет» многих людей. Нужно найти выход из этого. А выход — это реформы, менять страну, чтобы люди захотели оставаться здесь», — парировала она.

Если вопрос с гастарбайтерами и прочими прелестями украинской действительности (например, масштабной контрабандой) стоит так остро, логично задуматься: почему вообще ЕС решился на этот шаг? Видимо, был выбор меньшего, как это представляется Брюсселю, из двух зол. «Прокат» с «безвизом» означал бы стремительный рост антиевропейских (читай, пророссийских) настроений среди общества и элит Украины, а также был бы плохим прецедентом для тех стран, кто сейчас на пути к аналогичному режиму. Однако на самом деле ЕС мало чем рискует, ведь, напомним, условия остановки действия безвизового режима обозначены предельно четко. В случае если ситуация начнет выходить из-под контроля, «безвиз» просто отменят с какими-нибудь максимально обтекаемыми сопровождающими заявлениями. «Есть официальный механизм приостановления безвизового режима… С учетом того, что Украине хронически не везет с внешнеполитическими проектами, я не исключаю, что он будет приостановлен буквально на следующий день после введения. На уровне министерства иностранных дел какой-либо страны ЕС это может быть инициировано по широкому спектру вопросов», — прогнозирует политолог Кирилл Молчанов.

Лента.ру