Знаете это состояние, когда ты требуешь денег у должника, у которого их нет?

Ты знаешь, что их нет, он знает, что ты об этом знаешь.

Вы оба это знаете.

Но всё равно ты должен прийти и требовать, что бы он знал, что ты требуешь.

А он должен рассказать какую-нибудь историю, как и где он собирается их взять, чтобы вернуть.

Лживую историю, и вы оба это знаете.

Но он должен рассказать, а ты должен выслушать, потому что нельзя просто утвердить срок — никогда, взяв, и махнув рукой на встречи и рассказы.

И вот вы расходитесь со встречи. Он  — с ощущением облегчения. Какое то время, неделю, месяц, год, вы не увидитесь, и его не будут беспокоить.

А ты уходишь со злым чувством опустошенности и раздражения, которое обязательно появляется, несмотря на то, что ты всё знал заранее.

Так и с пресс-конференцией нашего президента.

Ему нечего нам сказать.

Мы знаем, что ему нечего сказать.

Он знает, что мы об этом знаем.

Мы всё друг про друга знаем.

Но всё равно идём и слушаем, а он идёт и рассказывает.

Это не слишком уж большая и редкая драма, когда речь идет о двух ,трёх, двадцати тысячах долларов.

Когда речь идёт о судьбе страны, находящейся в такой ситуации, как наша, это катастрофа.

И катастрофа катастроф в том, что менять его не на кого, но абсолютно необходимо.

Ужасный конец или ужас без конца.

Но перспективы светлые.

Макс Бужанский, Днепропетровск, Украина

Метки по теме: ; ; ; ;