Кто такой Василий Парфенков, которого задержали после штурма офиса ОУН в Киеве 9 мая

После массовых беспорядков и штурма спецподразделением «КОРД» (набран из сотрудников бывшего «Беркута» — Прим. ред.) офиса батальона ОУН (орг. запрещена в РФ — Прим. ред.) Николая Коханивского на улице Мазепы, 6-А, как уже сообщала «Страна», подозрение вручили только одному участнику потасовки — Василию Парфенкову.

По данным наших источников в МВД, ни одна акция ОУН, проходившая в Киеве со времен Майдана не обходилась без участия Парфенкова по кличке Сябро. Так как он гражданин Беларуси и имеет большой опыт участия в массовых беспорядках. И хотя сам Парфенков утверждает, что он участник боевых действий, его чаще можно увидеть в судах Киева по делам таких же радикалов как и он сам, чем на передовой.

Сябро неоднократно задерживался за хулиганства, но впервые его привлекли к уголовной ответственности в Украине только в феврале 2016 года за разгром отделения «Альфа-банка» в Шевченковском районе Киева вместе с Коханивским. Дело уже ни шатко, ни валко слушается в суде, а мера пресечения там у Парфенкова очень мягкая — личное обязательство. Это позволяет ему свободно перемещаться по Киеву и участвовать в других акциях ОУН.

Как сообщают наши источники в МВД, Парфенков был задержан 9 мая из-за собственной глупости. Когда штурмовали офис ОУН, все его «побратимы», включая того что целился в толпу из тубуса от гранатомета, натянули балаклавы на лица и избежали идентификации. Парфенков-Сябро решил отличиться, без балаклавы высунулся в окно и бросил дымовую шашку на голову сотрудника полиции. У потерпевшего, по данным наших источников в полиции, диагностирована закрытая черепно-мозговая травма.

Так как Парфенкова опознал потерпевший и другие свидетели, он не отделался админпротоколом, а получил подозрение по ч.3 ст.296 УК — хулиганство, связанное с сопротивлением сотрудникам правоохранительных органов (наказание до 5 лет тюрьмы).

Судебное заседание по избранию меры пресечения для Василия Парфенкова состоялось 10 мая в Печерском суде и длилось с 18.00 почти до 5 часов утра.

Защищал Сябро адвокат и помощник нардепа Игоря Мосийчука — Андрей Мамалыга со своей коллегой. Мамалыга — известный в юридических кругах адвокат радикалов различных мастей. Адвокаты применили традиционные приемы с каруселями отводов и таки переломили ход заседания на свою сторону.

Судья дал Сябру, несмотря на судимости в Беларуси и статус обвиняемого в Шевченковском суде, круглосуточный домашний арест с электронным браслетом. Наши источники в суде говорят, что следственный судья Виталий Писанец попросту побоялся арестовывать радикала Сябро потому что уже поплатился в прошлом году, удовлетворив ходатайство прокуратуры Киева о принудительном отборе биологических образцов у подозреваемых по делу об убийстве Бузины — Медведько и Полищука.

Тогда радикалы из С14 облили его «Тойоту Вензу», припаркованную возле суда красной краской и распространили в соцсетях информацию будто он сепаратист так как перевелся в Киев из Луганской области.

Сторонники Сябро из ОУН утверждают, что он является политзаключенным режима Лукашенко, политбеженцем из Беларуси, добровольцем ОУН, который в 2015 году был тяжело ранен в Песках.

Наши источники в МВД утверждают, что Сябро входит в круг доверенных лиц радикала Коханивского, который со своими акциями обслуживает интересы Радикальной партии Олега Ляшко. Большинство перфомансов Коханивского направлено на пиар и частенько осуществляется в интересах политсилы Ляшко.

Привилегированный статус у Радикальной партии для подозреваемого Парфенкова подтверждается и тем что на его защиту встал адвокат Мосийчука-Мамалыга, а с ходатайствами о взятии Сябро на поруки обратились народные депутаты Игорь Мосийчук, Дмитрий Линько и Андрей Лозовой.

Парфенков родился 30 августа 1983 года в Минске, окончил всего 9 классов школы № 163. Работал автослесарем в минском автопарке № 7.

Был активистом незарегистрированной Партии Свободы. Активно участвовал в беспорядках близ Куропат в Беларуси в 2002 году, когда протестующие не давали официальным властям проводить работы по расширению новой Минской кольцевой автодороги. Позже Парфенков принимал участие в акциях протеста вместе с «Молодым фронтом» и «Зубром». Задерживался милицией и отбывал административные сроки в изоляторе  за участие в уличных беспорядках.

Во время выборов президента Беларуси в 2010 году Сябро работал в штабе кандидата от оппозиции Владимира Некляева, собирал подписи за него, проводил агитацию. Был задержан в Минске 4 января 2011 года по подозрению в причастности к массовым беспорядкам 19 декабря 2010 года на центральной площади Минска. Через трое суток оказался в минском СИЗО.

Его приговор стал самым первым по «делу 19 декабря»: 17 февраля 2011 года Фрунзенский суд Минска осудил Василия Парфенкова на 4 года колонии строгого режима. Отбывал наказание в колонии Орши. В заключении часто нарушал порядок и был частым постояльцем штрафного изолятора.

11 августа 2011 года был помилован президентом Лукашенко и освобожден.

29 мая 2012 года Парфенков снова был осужден по статье 421 Уголовного кодекса Республики Беларусь за несоблюдение требований превентивного надзора и приговорен к 6 месяцам ареста. Поводом для этого стало участие Парфенкова в уличных беспорядках.

21 сентября 2013 года после отбытия очередного 5-суточного административного ареста, к которому он был приговорен за участие в акциях, Василий Парфенков  был отправлен на 1 год в лечебно-трудовой профилакторий (ЛТП,учреждение для алкоголиков, сохранившееся в Беларуси после развала СССР) в Светлогорске.

5 декабря 2013 года Сябро опять судим по статье 421 Уголовного кодекса Республики Беларусь («Несоблюдение требований превентивного надзора»). Приговорен к 1 году лишения свободы  с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строгого режима. Отбывал наказание в ИК-9 в Горках до февраля 2014 года.

После освобождения выехал с гражданской женой в Украину и примкнул к батальону ОУН Коханивского, который в последнее время воюет, в основном, с полицией в Киеве. А по этой части у Парфенкова колоссальный опыт.

На родине против белоруса открыто два дела: за участие в массовых беспорядках и за наемничество в Украине. Белорусские власти, по данным наших источников в МВД, требуют выдачи Сябро. В Беларуси ему грозит наказание до 14 лет тюрьмы.

Сейчас радикал сидит под домашним арестом в квартире своей гражданской жены на Троещине и с удовольствием фотографирует электронный браслет, выкладывая фото в соцсети.

Тем временем его сторонники из ОУН продолжают «кошмарить» Печерское управление полиции и в минувшую пятницу снова устроили там импрвизированный митинг. Утверждают, что у их побратимов во время штурма офиса ОУН полицейские украли документы и теперь они не могут снять побои.

Вот что пишет об этой акции завсегдатай всех столичных беспорядков — официальная помощница нардепа Мосийчука — Татьяна Близнюк: «Встречаемся в 10 возле Печерской мусарни (Московская, 30), хочу показать вам единоличное проявление народного гнева. Итак, я хочу предупредить, что устала от этого скотства. Мне больно смотреть на измученного через всю эту мусорохрень Николая (Коханивский- Прим.ред.), я чувствую личное унижение от того, что какая-то недоукраинская дрянь откровенно нам показывает, что раздавит нас и ничего мы не сделаем, что у них ресурс, СМИ, общественное мнение, а нас мало.

1) 9 мая мы до глубокой ночи вызывали мусоров и почти до утра дружно писали им заявления об ограблении. Эти заявления исчезли и не были зарегистрированы.

2) 10 мая все избитые поехали в прокуратуру писать заявления об избиении, а там им сказали идти в судмедэкспертизу.

3) Судмедэкспертиза их не принимает, потому что нет документов, а документы у печерских мусоров.

4) Мусора не отдают документы без признания вины.

5) Возбуждено дело, но до сих пор не назначили следаков.

Это все делается, чтобы все эти раны позаживали к экспертизе.

Я снова вспоминаю, как прятали в этой мусарне искалеченного Тыцкого, Бойко (обвиняемые по делу о хулиганстве под ВРУ так называемые «защитники Конституции»)», — заявляет помощница Мосийчука.

В минувшую пятницу, 12 мая ОУНовцы снова приходили в райотдел просить свои документы, им ответили что документов нет. Угрожали разбить окна, но не решились

В полиции Печерска утверждают что не забирали у активистов документы так как все они, кроме Парфенкова, были отпущены после составления админматериалов.

Дмитрий Войко, «Страна», Украина