И так всегда – ему всегда чего-то не хватает. Вот и сейчас его последний президентский рабочий день – это пятница, 12-е. Опять дня не хватило. Впрочем, он и без этого нагнал такого кошмара, что сограждане еще долго будут вспоминать его власть.

Макрон может отнять у Олланда его главное «достижение»

У самого худшего правителя послевоенной Франции самый последний рабочий день. Суббота уйдет на сборы, а в воскресенье торжественная передача ключа от Елисейского дворца Эммануэлю Макрону. Уже можно не скрывать, что своему в доску парню. Чисто гипотетически Франсуа Олланд еще мог бы напоследок похулиганить. Например, ввести против России свои личные санкции или выслать ее дипломатов. Иными словами, поступить так, как все эти пять лет. Как Обама. Может, и отважился бы, победи Марин Ле Пен. Но даже в этом случае ему нужна была бы команда. А ее не последует.

И так всегда. Ему всегда чего-то не хватает. Вот и сейчас его последняя президентская пятница – это пятница, 12-е. Даже на кино не тянет. Только  если на «хоум видео». Серые будни и никаких ассоциаций. Пусть  зловещих, оставляющих страх возвращения, но чтобы жили с оглядкой на прошлое. Впрочем, он и без всего этого нагнал такого кошмара, что сограждане еще долго с ужасом будут вспоминать его власть. «Летучий олландец». Все, как в морских поверьях:  встреча Франции с ним тоже оказалась к несчастью.

Так плохо и жутко Пятой республике не было еще никогда. Безработица, мигранты, теракты. И стыд за свое первое лицо, которое при всем при этом даже не краснело. Оно и сейчас преисполнено блаженства и умиротворения. Все же в итоге получилось. И это еще неизвестно, кому повезло. Франция-то остается с Макроном. А для  Олланда наступает время, когда уже можно не притворяться. Ни ортодоксальным социалистом. Ни верным семьянином. Ни, собственно, президентом. Обходной лист в зубы и вперед. Отдел кадров, бухгалтерия, пост сдал – пост принял.

Рутина, за которой открывается прямой путь в «долину бывших». Здесь это конкретное место. Еще и так называют Конституционный совет. Последняя инстанция как последнее пристанище для отставных глав государства. Но работа в нем для них – дело добровольное. А Олланд уже как-то дал понять, что большого желания присоединиться к «мудрецам» у него нет. Ну, или большой мудрости. А той, что есть, хватает, чтобы это понять. Да и ни к чему ему лишние хлопоты, если он и без них неплохо поднимется.

Стране он оставляет незначительность, а она ему за это – полный пансион. Такой порядок. Это единственное, что при нем почти не изменилось в худшую сторону. Со всеми пенсиями – свыше 15 тысяч евро ежемесячно. Что по сравнению с ними президентские 14 900, если при этом можно даже не напрягаться. Чем он, собственно, и занимался в Елисейском дворце, но теперь-то его за это никто не упрекнет. Это, конечно, уже будут не царские палаты, но все-таки отдельная квартира на государственном обеспечении в двух шагах от площади Согласия. Самое место, чтобы в согласии с самим собой обрести покой и, сладко потянувшись, решить, что жизнь удалась.

И больше никаких выборов, и к черту разговоры о карьере в структурах ЕС. Отдаст ключи Макрону и все. Как сам сказал, «стану простым гражданином, который будет внимательно следить за тем, что происходит в стране». Лучше бы он оставался таким гражданином все эти пять лет. Глядишь, и ключи отдавать не пришлось бы. А так, не исключено, придется расстаться еще и со своим главным «достижением». Очень может быть, что вслед за должностью президента Макрон отберет у Олланда и звание самого плохого президента. И вот тогда он точно обретет покой.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik