Рост преступности как тормоз «евроинтеграции»

Безвиз на фоне беспредела

Наблюдая, как по брусчатке центральной площади Харькова — в честь принятия решения о безвизовом режиме с ЕС — маршируют курсанты, глядя на немногочисленную группу дежурных «патриотов» и согнанных на мероприятие чиновников, я подсчитывал: это одна сотая или одна тысячная от числа участников шествия харьковского «Бессмертного полка»? Ну, здравствуй, племя младое, незнакомое, уже четверть века опрометью бегущее из «совка» в Европу, которое никак не может достигнуть уровня умственного и материального развития хотя бы 1990 года.

Ещё до «эпохи независимости» Харьков имел на Украине особое прозвище — «ментовский город». Под этим расхожим словосочетанием подразумевалось следующее: местные правоохранительные органы столь сильны, что именно они, а не криминальный мир крышуют теневой бизнес, оказывают значительное влияние на кадровую политику, наравне с промышленниками диктуют повестку дня местным политикам. Даже в лихие 90-е Харьков обошёлся без криминальных войн, терзавших Киев, Донбасс, Крым, Одессу и Западную Украину. Поднявшая голову организованная преступность была быстро придавлена тяжелым милицейским ботинком и поставлена под контроль.

В Харькове находятся Юридическая академия — учебное заведение, которое пропустило через себя немало украинских политиков, Академия МВД — кузница кадров для правоохранительных органов, военные учебные заведения, специальные полицейские и армейские части. И ещё можно прибавить несколько учебных центров силовиков рангом пониже. Под их прикрытием горожане привыкли десятилетиями жить в мирном, безопасном городе.

Тем страшнее сегодня читать ежедневные сводки новостей. Возьмём, к примеру, местное информационное агентство «Статус-Кво», отнюдь не специализирующееся на криминальной хронике. Только за вчера: «Под Харьковом надругались над могилами», «В Харькове задержали дерзкую преступную группу», «В квартиру харьковчанки вломились грабители в масках», «Харьковчанин получил 10 лет за убийство соседа», «Харьковского школьника сбил автомобиль», ««Волга» сбила велосипедиста», «Патрульного, которого зимой избили в Харькове, будут лечить в Швейцарии», «Харьковчанка выманила у жениха больше 4 тысяч евро».

Быть может, день неудачный попался — возьмём позавчера: «Пожилая харьковчанка покончила с собой», «Суд отпустил учительницу, пытавшуюся продать ребёнка», «Под Харьковом ищут бомбу на базе отдыха», «Посреди улицы мужчину изрубили топором», «Очередной пенсионер стал жертвой мошенников», «В харьковском техникуме ищут бомбу», «Арестован мужчина, грабивший сигаретные киоски», «На ХТЗ парень ворвался в квартиру пенсионера и вынес валюту». Ах, да, конечно — «На площади Свободы прошёл парад». С него, собственно, мы и начали наш рассказ.

Это система, вернее, развал системы. Согласно рейтингу всемирной базы данных Numbeo, Харьков стал самым опасным городом Восточной Европы. Исследователи отмечают, три важных показателя: высокий рост преступности за последние три года, высокий уровень проблем, связанных с наркотиками, очень высокий уровень коррупции. Что касательно чистой уголовщины, если верить официальным данным, в 2016 году количество преступлений в регионе увеличилось на 23,5% по сравнению с 2015 годом. «50,5 тысяч уголовных правонарушений или 186 преступлений приходится на 10 тысяч населения. Это один из худших показателей в стране, — признает областной прокурор Юрий Данильченко. — Из них более трети — тяжкие и особо тяжкие правонарушения — 17,4 тысяч». При этом была раскрыта всего пятая часть от общего числа тяжких преступлений и лишь каждая шестая кража.

Это тем более унизительно, что никуда силовые ведомства из города не делись, а министр МВД Украины Арсен Аваков вообще выходец из Харькова, как и его заместитель, бывший активист праворадикальный организации «Патриот Украины» Вадим Троян и прочие советники, вроде Антона Геращенко. Казалось бы, могли бы компетентное внимание уделить родному городу, сделать для него хоть что-то полезное. Но, увы, к этому переехавшие из Харькова в Киев «революционеры» оказались не приспособлены.

Численность патрульных для Харькова по меркам Европы должна быть порядка 10 тысяч человек, а сегодня в наличии только 600. За последние годы прошло уже три волны сокращения численности личного состава и штат полка патрульной службы уменьшился в два раза. И подобная картина наблюдается по всей Украине. Виной тому вопиющий непрофессионализм занятого исключительно политическими игрищами и мифической «борьбой с сепаратистами» руководства МВД.

Как следствие «эффективного руководства» господина Авакова, только в прошлом году на Украине, по данным Генпрокуратуры, было зарегистрировано 592 тысяч уголовных нарушений, что на 27 тысяч больше, чем в 2015 году, который тоже отличался взывным ростом преступности. В 2016 году зафиксировало 1,8 тысяч убийств и покушений на убийство, то есть каждые сутки происходило 5 тягчайших преступлений. Отдельно можно отметить, что выросло количество убийств, совершенных с использованием огнестрельного оружия и взрывчатки. Так, было совершено 286 убийств с использованием огнестрельного оружия и 41 убийство, в котором воспользовались взрывчаткой. Не думаю, что по итогам текущего года картина будет многим лучше — если не завершится гражданская война, с её ежедневным воспроизводством махновщины, пока не прекратится обнищание населения и не начнётся устойчивый рост экономики.

Пока руководство МВД занято борьбой с инакомыслящими, у них не раскрыто ни одно резонансное преступление, были уволены многие честные профессионалы, зато набраны в штат неонацисты из «Азова» и уголовники из «Торнадо». А оракулом европейских реформ в полиции была провозглашена импортированная из Грузии Хатия Деканоидзе, уже фактически выбросившая поспешно вручённый ей украинский паспорт в мусорную корзину. Однако причина тотального развала не только в вопиющей некомпетентности нынешнего руководства МВД, но и в стратегической невыполнимости поставленных перед ведомством задач — тотальное подавление инакомыслия в эпоху всеобщего развала.

Если государство не выполняет функции «ночного сторожа» — а это тот минимум, которое оно должно выполнять согласно классическому либерализму Адама Смита и Джона Локка — то зачем нужно такое государство? Важнейшая функция делегированного обществом государству права на легитимное насилие — обеспечение общественной безопасности, а личная безопасность является одной из базовых нужд человека. Если не происходит удовлетворения потребностей даже на базовом уровне, то Человек и Государство становятся взаимно не нужны друг другу.

Государство в таком случае заменяют более эффективные структуры — например, мафиозные. Недостатка рекрутов в нищающей стране организованная преступность испытывать не будет: здесь и «ветераны АТО», и не имеющая перспектив молодёжь. Появление новых группировок, которые вцепятся в глотки старым устоявшимся кланам 90-х годов, вопрос сегодняшнего дня: собственно, они уже формируются на базе различных праворадикальных банд. И обуздать их будет некому — развал правоохранительных органов только нарастает под успокоительный звон бубенчиков украинских СМИ.

Либо — чего нельзя исключать — происходит сознательное расшатывание ситуации: провоцируется потребность общества в появлении некой «твёрдой руки». То есть, абсолютное равнодушие государства к росту преступности продиктовано подспудным стремлением Киева к неограниченной диктатуре националистического толка. В стиле «Бандера прийдэ, порядок наведэ». Но одновременно это будет обозначать долгожданный конец мифа о «демократической Украине» для Запада и самоустранение этого единственного на данный момент спонсора майданного режима. И массовое бегство за пределы страны всего, ещё способного думать и передвигаться, отмену безвизового режима и создание санитарного кордона по всему периметру украинских границ.

Вот и харьковской региональной элите нужно понимать, что стреляющая и полуразложившаяся помойка никому особо не нужна, в том числе, и им самим. Самостоятельно бороться с преступностью — значит выступить против «генеральной линии партии», не бороться — подвергать себя и свои семьи прямой опасности. Между тем, в «ментовском городе» достаточно силовых структур, чтобы самим быстро и эффективно навести порядок. Можно сколько угодно маршировать на параде за европейским флагом. Но это не значит, что вам позволят экспортировать преступность — ни на Запад, ни на Восток.

Константин Кеворкян, Украина.ру

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ;