Заявление председателя украинского жюри «Евровидения» поэта Юрия Рыбчинского, назвавшего конкурс театром абсурда и указавшего на коррупцию, правоохранительные органы в Киеве проигнорируют. Таким мнением с ФБА «Экономика сегодня» поделился политолог Александр Асафов.

Украинское «Евровидение»

«Первые звоночки, показывающие отношение Украины к Евровидению, прозвенели в конце 2016 года, когда первая команда по подготовке конкурса заявила, что деньги разворовываются и была отстранена руководством страны. В мире этот скандал прошел практически незаметно, но четко показал, на что направлены в первую очередь усилия властей. В принципе, это отражает всю деятельность украинского руководства последних лет.

Целью ставилось «эффективное освоение» денег без нацеленности на конечный результат или максимальную финансовую отдачу. В мире принято приводить в пример «Евровидение-2016» в Стокгольме как наиболее экономичное в подготовке и принесшее стране серьезный эффект. В случае с Украиной можно говорить, что организованный ею конкурс побьет все рекорды по украденным и «распиленным» средствам», — отмечает эксперт.

Сегодня глава украинского жюри «Евровидения» Юрий Рыбчинский назвал конкурс «театром абсурда»‍ – по его словам, за деньги, потраченные на шоу, можно было бы провести «три подобных конкурса». «Не знаю, куда смотрит наша прокуратура, но это же на поверхности — коррупционная составляющая этого конкурса. Например, в прошлом году в Стокгольме подобный конкурс провели за 9 миллионов евро. И достаточно прилично. В Эстонии когда-то потратили 12 миллионов евро. Но такие цифры, как у нас, многим странам даже не снились», — отметил Рыбчинский. Как известно, на подготовку конкурса в Киеве потратили 30 млн евро.

«Украине «Евровидение» нужно было в первую очередь как предлог списания огромных средств. Кроме того, Киеву сейчас важны любые мероприятия с приставкой «евро», чтобы обозначить важные вехи в своем стремлении к евроинтеграции. Власти заявляют о песенном конкурсе как о венце достижений на пути сближения с ЕС и борьбы с коррупцией. На деле же это банальная подмена понятий для информационного воздействия на население», — подчеркивает политолог.

Юрий Рыбчинский также возмутился: для «Евровидения» не были построены концертные залы, а «в монопольном зале «Украина» — совершенно дикая аренда». «Да, на футбольном «Евро-2012» тоже, не сомневаюсь, была коррупционная составляющая. Но тогда хотя бы были построены дороги, реконструированы стадионы. И это все осталось Украине», — подчеркнул Рыбчинский. И рассказал, что жюри оценивает выступления конкурсантов «по монитору».

Кроме того, председателя украинского жюри возмутило, что его не пригласили на красную дорожку конкурса. Более того, на нее не пустили даже певицу Джамалу, победа которой на конкурсе в прошлом году обеспечила проведение его в 2017-м на Украине. «В какой стране подобное было? Это же какой-то театр абсурда. И мы, увы, в нем занимаем пока первое место», — не сдержал эмоции поэт.

«Прокуратура и другие правоохранительные органы Украины не будут возбуждать расследований и делать громких заявлений по итогам «Евровидения» по нескольким причинам. Во-первых, желания разобраться с возможными финансовыми махинациями у властей нет, что очевидно. Во-вторых, из-за многочисленных скандалов перед конкурсом европейские устроители уже приняли решение наказать Украину. Как – пока не оглашается. Возможно, это будет отстранение от участия на несколько лет, но возможно, наложат и какие-то финансовые взыскания. Чтобы не множить негативные информационные поводы вокруг «Евровидения», украинские власти предпочтут «не заметить» обвинений в коррупции.

Достичь экономической отдачи от статусного мероприятия в долгосрочной перспективе, создав в Киеве к конкурсу новую инфраструктуру и модернизировав старую, украинские чиновники задачей не ставили изначально. Более того, отмывались деньги на всем, а экономия доходила до смешного. Презентационный ролик «Евровидения», который представил Киев, эксперты назвали «сделанным на уровне школьника», однако средства на него затрачивались совсем не детские.

И так было во всем. Казус с приветственным словом на открытии конкурса, когда жену президента Марину Порошенко заподозрили в пьянстве, обуславливался в том числе и тем, что женщине не установили современного телесуфлера. И ее речь на неродном английском из-за непрофессиональной помощи специалистов напоминала бред. Фактически же Киев все же добился поставленных целей: 30 миллионов евро «осели» в карманах организаторов, «Евровидение» проходит и заявляется небывалым достижением властей, а население отвлечено от насущных экономических проблем», — заключает Александр Асафов.

Максим Бут, ФБА «Экономика сегодня»