Уже на следующем саммите ЕС Францию будет представлять ее новый президент Эммануэль Макрон. Во время своей президентской избирательной кампании в противостоянии с евроскептиком Марин Ле Пен он позиционировал себя в качестве сторонника европейского единства.

Эммануэль — наш!

9 мая 2017 года, будучи уже избранным президентом Франции, Макрон на церемонии в Лувре шествовал под гимн Европейского союза «К радости» Бетховена вместо национальной «Марсельезы» Руже де Лиля. Это была слишком явная демонстрация политических приоритетов нового президента. «Макрон несет надежды миллионам французов и многим другим людям в Германии и по всей Европе», — заявила журналистам канцлер Германии Ангела Меркель сразу же после того, как стало известно о его избрании.

Макрон — еврофил и будущий европейский реформатор — опирается на идею экстренного реформирования ЕС во имя спасения Евросоюза. В своей предвыборной программе Макрон обещал следующие реформы в еврозоне: создание общего парламента для государств-членов еврозоны, общего финансового министерства и общего бюджета еврозоны. Макрон выступает за создание Европейского валютного фонда на основе Европейского механизма стабильности (ESM). Следовательно, Макрон предлагает прежде всего интегрировать ядро Евросоюза, представленное государствами Старой Европы, входящими в Влютный союз.

Макрон также хочет унифицировать социальные стандарты в Европейском союзе, установив минимальные нормы подготовки трудовых кадров, страхового здравоохранения, приближенные уровни пособия по безработице и минимальной заработной платы. Это вполне разумные меры, которые лучше всего консолидируют Евросоюз на массовой социальной основе. Макрон также предлагает ввести экономические трансферты (разумеется, безвозвратные) между государствами-членами еврозоны, аргументируя это тем, что иначе совместная валюта просто не выживет. Под экономическими трансфертами следует понимать и перебалансировку экономик Германии и Франции в пользу кризисной французской экономики. На практике Макрон предлагает Берлину сделку. Германия должна путем трансфертных платежей перераспределить свои доходы в рамках всей еврозоны и в пользу Франции. Взамен санированная экономика Франции даст немцам новые возможности для инвестиций. Кроме того, Макрон целит еще и в действующую ныне программу бюджетной экономии, установленную германскими руководителями — Меркель и Шойбле в 2011—2012 годах.

В любом случае, предлагаемые Макроном значимые меры по реформированию функционирования Европейского монетарного союза требуют изменения европейских договоров и предварительных долгих переговоров с полным консенсусом при принятии решения государствами-членами. Поэтому предлагаемая Макроном реформа возможна только «революционным путем» по методу «лидеры ведущих государств договорились и навязали свое решение всем остальным». А кто не согласен — тот виноват. Любые новые усилия в Евросоюзе требуют быстрых действий, учитывая существующие нарастающие проблемы и противоречия. Иначе дело не пойдет.

По замыслу Макрона, выполнение предложенных им европейских реформ должно иметь приоритет перед проведением болезненных внутренних реформ во Франции. Макрон должен быстро провести европейские реформы, чтобы убедить французских избирателей в том, что его президентство действительно не имеет «преемственности» с предшествующими правлениями право- и левоцентристов. На подобной базе будет достигнуто национальное единство относительно болезненных внутренних реформ.

Чтобы добиться успеха в продвижении заявленной программы европейских реформ, Макрон нуждается в помощи Германии. Но уже на второй день после его избрания стало очевидным, что ключевые предложения Макрона по реформированию ЕС не находят понимания в Брюсселе и, что еще важнее — в Берлине.

Так, например, лидер правоцентристского объединения «Народной партии» в Европарламенте Манфред Вебер (ХСС), потребовал от Макрона сначала сосредоточиться на реформах в его стране и лишь потом заняться европейскими делами. С точки зрения Берлина, Макрон сначала должен будет доказать, что он серьезно относится к проведению внутренних реформ во Франции — прежде всего на рынке труда. Реформы же Евросоюза — это не его поле деятельности. Немецкие политики ясно дали понять, что призывы нового президента Франции создать пост министра финансов еврозоны, сформировать бюджет еврозоны и запустить совместные еврооблигации будут последовательно игнорироваться. В попытке показать Макрону, кто в Евросоюзе является главным, немцы отклонили его ключевые предложения менее чем через 48 часов после того, как он выиграл французские президентские выборы!

Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в Берлине назвал предложения Макрона «неразумными требованиями». Юнкер предупредил в минувший понедельник, что не все государства-члены еврозоны согласятся с тем, что «нечто» разместится в Брюсселе или ином каком-либо месте и будет управлять бюджетами вместо национальных парламентов. Комиссар ЕС по бюджету германский христианский демократ Гюнтер Оттингер объявил, что он также не был впечатлен предложением Макрона создать пост министра финансов еврозоны. Он сказал, что в этом нет необходимости, потому что Европейская комиссия следит за бюджетами государств-членов, еврогруппа принимает решения о субсидиях, а Европейский механизм стабильности (ESM) отвечает за финансирование кризисных государств. «В настоящее время нет причин менять эту структуру», — полагает Оттингер.

Вспомним, что в 2012 году президент Франции Франсуа Олланд начал свой президентский срок с предложения запустить еврооблигации, которые будут обслуживать совокупный долг еврозоны. Предложение Олланда тогда было проигнорировано немцами и ему пришлось на весь свой президентский срок замолчать о еврооблигациях. Аналогичным образом, похоже, дело идет и сейчас. Макрон еще не вступил на президентский пост, а немцы уже ополчились против вновь предлагаемых еврооблигаций. Правительственный пресс-секретарь Штеффен Зайберт в понедельник заявил, что его правительство и дальше отвергает единые еврооблигации. Вслед за ним германский госсекретарь по финансам Йенс Спан (ХДС) в интервью Bild выступил против предлагаемого Макроном введения еврооблигаций. В германских СМИ предложения Макрона квалифицировали в качестве стремления набрать новых долгов — «больше, чем ему разрешено иметь».

Президент германской промышленной и торговой палаты (DIHK) Эрик Швейцер также выступил против введения еврооблигаций, которые «объединят долги». «Это ослабит положение Германии и Европы, так как инвесторы и вкладчики могут потерять доверие к евро», — заявил Швейцер в интервью Rheinische Post.

В итоге вырисовывается некрасивая картина обмана французских избирателей. Пока шла избирательная кампания «европейские гранды» одобрительно отзывались об «еврофиле» и «европейской надежде» — Макроне. Сам Макрон создавал у избирателей иллюзию, что у него имеется готовый план фундаментальных реформ Евросоюза. Но о своем отношении к предлагаемым Макроном конкретным реформам в Брюсселе и Берлине до времени помалкивали. Но, как только Макрон победил, ему в довольно откровенной форме из Берлина сказали, что он должен в первую очередь заниматься внутренними проблемами Франции, а проблемами Евросоюза займутся другие. С точки зрения Брюсселя и Берлина, предлагаемые Макроном реформы не имеют практической ценности.

Впрочем, в германских СМИ высказано предположение, что к предлагаемым Макроном реформам Евросоюза благожелательно отнесутся главные соперники Меркель на предстоящих в Германии парламентских выборах — социал-демократы. Для этого их лидеру — Мартину Шульцу необходимо победить Меркель. Возможно, Шульц не будет возражать и в ослаблении поддерживаемой Германией политики жесткой экономии. А пока министр иностранных дел Германии Зигмар Габриель (СДПГ) призвал к конкретной помощи новому французскому президенту. Вне компетенции ЕС Габриэль предлагает создать общие франко-немецких инвестиционные фонды.

В российских СМИ уже высказано предположение, что новый президент Франции, как гипотетический ставленник Ротшильдов, в Евросоюзе будет играть против Германии в пользу сближения с Британией. И здесь надо понять, что сейчас наступает момент истины. Если и после достаточно откровенных разъяснений из Брюсселя и Берлина, что в услугах президента Макрона по реформированию ЕС не нуждаются, он продолжит продвижение своей программы реформ, то дело, действительно, не чисто. На практике, подобная активность будет означать, что новый президент Франции пытается подорвать идущую интеграцию Евросоюза по-немецки. Но если этого не произойдет, и Макрон по примеру Олланда успокоится, то значит подозрение в антинемецких и пробританских интригах безосновательно. Получится, что Макрон просто использовал еврореформистскую риторику для прихода к власти. Выйдет, что он просто дурачил французских избирателей.

Далее можно перечислить пункты из программы Макрона, которые, возможно, будут использованы для наращивания конфликтного потенциала в игре против Берлина и Брюсселя.

  1. Макрон предложил сформировать в государствах-членах «демократические консультации» (национальные конвенции) по формулировании ими посредством дебатов приоритетов и целей ЕС. На основании их работы, предложил Макрон, должна быть создана пятилетняя «дорожная карта» реформирования Евросоюза. Фактически, означенное предложение противостоит «пяти потенциальным сценариям», предложенным Еврокомиссией в начале марта этого года. Макрон предлагает проводить дебаты не на уровне элиты и не на институциональном уровне, а на уровне простых граждан.
  2. Макрон предупредил, что он будет стремиться к более жестким действиям против Польши и Венгрии, правительства которых проводят авторитарный курс и подрывают основополагающие нормы и ценности ЕС. Макрон полагает важным публично призывать к ужесточению санкций против Венгрии и Польше максимальным числом государств-членов. Предлагаемая Макроном мера может вызвать дополнительные трения между «старой» и «новой» Европой.
  3. В области политики безопасности и обороны Макрон предлагает создать постоянную европейскую военную штаб-квартиру для планирования военных операций, а также политическую структуру — Совет европейской безопасности и сотрудничеств. Эти структуры должны создать государства-члены, которые хотят глубже интегрироваться в систему общей обороны, без оглядки на остальных и не дожидаясь участия всех стран ЕС. По существу, в этом вопросе Макрон руководствуется концепцией «многоскоростной Европы», которая встретила ожесточенное сопротивление со стороны Польши и других младоевропейцев на саммите ЕС в начале марта 2017 года.

* * *

А пока в минувший понедельник, 8 мая, во время визита в Берлин председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер заявил: «Франция тратит слишком много денег и тратит на плохие вещи. Это нехорошо в долгосрочной перспективе с относительно высоким ее долгом». По-видимому, это предупреждение связано с ожидаемой 11 мая публикацией обзора состояния европейских экономик. Вероятно, вслед за этим Европейская комиссия предъявит Франции претензии за превышение определенных ЕС норм бюджетного дефицита После нескольких лет спускания вопроса на тормозах на этот раз Франции будут грозить штрафные санкции, и разбираться с Брюсселем на этот раз предстоит новому президенту — Макрону. Вместо обсуждения величественной программы европейских реформ его ждет мелочный спор за пару процентов бюджетного дефицита, оставленных Олландом.

Дмитрий Семушин, EADaily

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;