Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев посоветовал украинскому министру инфраструктуры Владимиру Омеляну не дразнить казачество и учить историю. Совет, похоже, сгодится на Украине и другим политикам.

Когда Украине отдадут Сибирь?

В психологии есть такой термин «обсессия». Это синдром, когда у больного человека появляются навязчивые непроизвольные мысли и идеи. Вот, например, министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян заявил, что авиасообщение между Россией и Украиной будет все-таки восстановлено. Когда? «Я думаю, что мы восстановим авиасообщение с Россией только после возвращения Крыма, востока Украины и, надеюсь, Кубани и других украинских территорий, которые были захвачены Россией в свое время», – заявил Омелян. Ранее обсессионный «оракул» Дмитрий Ярош сказал, что видит будущее – вхождение в состав Украины Краснодарского края, Воронежской и Белгородской областей. А еще и Ростовской области, поправляет мечтания Яроша другой «оракул» – глава Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский.

Не хватает еще одного «оракула», чтобы насчет Сибири чего утешительное предсказал. Вот, скажем, Ермак Тимофеевич. Одни говорят, что он родом с Камы, другие, что он – помор. Третьи говорят, что Ермак – казак. А где настоящие казаки? Только на Украине! Значит, Ермак – украинский казак. Следовательно, Сибирь – это «украинская территория». Скоро газом и нефтью заторгуем на славу!..

Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев уже посоветовал Владимиру Омеляну не дразнить казачество. Дескать, на чужой каравай рот-то не разевай. Но что ж тут делать, если обсессия?!

Знаменитый немецкий психиатр Карл Теодор Ясперс делил обсессии на отвлеченные и образные. Среди них: бесплодное мудрствование (Ярош с Жебринским в курсе, о чем речь); навязчивый счет (сколько уже счетов России Киев навыставлял – и не сосчитать!); навязчивые воспоминания (о Мазепе, что ли?); разложение слов на слоги (украинцы – на «укры» и «инцы» — это, наверно, те, что в Донбассе); навязчивые сомнения (а может, мы и вправду родственники москалям?); навязчивые влечения (можно у Омеляна спросить или, на худой конец, у Ляшко)… Причем, обсессиям, как утверждает Ясперс, сопутствует тягостный аффект тревоги или страха. Ну, это понятно…

Конечно, говоря об украинских политиках, я все-таки больше имею в виду не психиатрию, а политику. Но иногда складывается такое впечатление, что украинские политики живут в каком-то другом измерении, в другом временном пространстве. Так и хочется вслед за поэтом спросить у них: «Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?».

Конечно, мечтать не вредно. Многие, кстати, уже давным-давно отмечтались. Таких «мечтателей» насчет чужих караваев было немало в истории: и немцы, и поляки, и шведы, и французы… Из более близких примеров – «мечтатель» Иван Мазепа. Тоже страдал тяжелой политической обсессией. А что в итоге? Орден Иуды от Петра І, анафема от церкви и смерть на чужбине среди иноверцев.

Кстати, насчет обсессий и прочих отклонений. Еще Фрэнсис Бэкон сделал вывод, что если бы люди сходили с ума на один лад, то они могли между собой довольно хорошо ужиться. А как, кстати, сейчас в Киеве насчет политического житья-бытья?

Владимир Филиппов, радио Sputnik