Эксклюзив News Front. Кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко считает, что если воплотятся в жизнь попытки пересмотра итогов Второй мировой войны, то это закончится для Европы катастрофой еще более страшной, чем Югославская война.

News Front: Удар по безопасности в мире сейчас наносят тем, что пытаются отменить Вторую мировую войну – ее результаты, итоги. Давайте, с этого начнем.

— Это одна из самых интересных тем, которую у нас, к сожалению, недооценивают. Давайте посмотрим, что стоит за всеми этими дискуссиями. Почему до сих пор идут такие горячие споры вокруг этого светлого праздника – 9 мая? А очень просто: дело в том, что мы с вами продолжаем жить в мире, который сконструирован по итогам Второй мировой войны. У нас формально ведущая роль принадлежит Организации Объединенных Наций. У нас есть Совет безопасности ООН, в котором есть пять постоянных членов. И вот, обратите внимание, где-то начиная с 70-х годов, пошли идеи пересмотра итогов Второй мировой войны. В общем-то, что стоит за всеми этими дискуссиями? Что стоит за идеей уравнять Советский Союз и нацистскую Германию, Сталина и Гитлера? Очень просто. Как только мы хоть на минуту сдадимся, дадим слабину, скажем о том, что Советский Союз также виноват за Вторую мировую войну, немедленно следующий вопрос встанет: а что делает Россия среди постоянных членов Совета безопасности ООН? Это первый момент, на который будет идти основное давление. Второй момент – давайте не забывать две вещи: первое, что с Германией мирного договора у нас нет до сих пор. Кстати сказать, нет его ни у одной из стран – держав победительниц. Кстати, формально, как ни парадоксально, Германия до сих пор — страна с ограниченным суверенитетом, который ограничил «Московский договор» 1990 года. Поэтому, для немцев все дискуссии о пересмотре Второй мировой войны — это, своего рода, бальзам по сердцу. И, кстати, по-моему, поляки и чехи, поддаваясь на русофобский и антисоветский мотивы, мало понимают, насколько они шутят с огнем.

Давайте посмотрим. Треть территории современной Польши была подарена ей Сталиным: это Предпомерания; это Силезия; это западная часть Восточной Пруссии; и это — Познань. Именно Сталиным! Потому что, Черчилль категорически выступал против передачи Познани Польше на Ялтинской конференции. Это именно подарок Сталина. Поэтому, если Польша постоянно говорит о том, как плох Сталин, что Сталин и Гитлер – это одно и то же, то в Берлине вполне может появиться идея; а почему бы нам тогда не выдвинуть претензии Польше на эти территории? Если все, что сделал Сталин и Советский Союз, автоматически – плохо, ребята, не пора ли вам вернуть назад Германии – законному владельцу эти земли?

Кстати сказать, играет с огнем Литва. Ведь вспомним, Клайпеда – это город, который был ей подарен Советским Союзом. Восточная часть Восточной Пруссии отошла Советскому Союзу, и Советский Союз ее разделил. Калининградская область стала частью РСФСР, а

Мемель – Клайпеда стала частью Литовской ССР. И если у нас нет мирного договора с Германией, и если в Литве говорят, что все что сделал Сталин – это оккупация и унижение литовского народа, то тогда, простите, в Берлине однажды встанет так вопрос: а почему бы не вернуть эти земли?

То же самое, кстати, может возникнуть и в Будапеште. Ведь посмотрите, Венгрия — это нация, граничащая сама с собой. После Второй мировой войны Венгрия была наказана. Поэтому, на любые разговоры о том, что Советский Союз виноват в войне так же, как Германия, в Будапеште смотрят по-другому, чем, например, в Риге или Вильнюсе. Там сразу ставят вопрос о принадлежности Воеводины; о принадлежности Трансильвании; о принадлежности южной части словацких территорий. Так что, здесь может быть открыт «Ящик Пандоры».

Ну, и возьмем, наконец, Тихий океан. Япония — тоже страна с ограниченным суверенитетом. И тоже, будем внимательны, страна с частичным мирным договором. Только три державы-победительницы — Великобритания, США и Франция подписали «Сан-Францисский договор» с Японией. А кто нам даст гарантию, что Япония не потребует однажды пересмотра итогов Второй мировой войны? И ей тоже бальзам по сердцу разговор о том, что Советский Союз виноват в начале Второй мировой войны, как и Германия. Потому что, немедленно однажды в Берлине и Токио это могут перевести в практическое русло: а почему бы нас тогда не принять в постоянные члены Совбеза, и что, собственно, делает Россия среди постоянных членов Совбеза? То есть, для нас – это очень важная линия обороны.

News Front: То есть, пересматривать – это опасно. Это чревато. Это даже опаснее, чем то, что сделали американцы, напав на Югославию.

— Намного опаснее. Я думаю, что с Югославией – это был первый шаг. Это был только пробный камень, для того чтобы двигаться дальше. Строго говоря, напали они даже не в 1999, а, наверное, в 1991 году, года Германия потребовала любой ценой признать независимость Словении и Хорватии, и продавила на это англичан и французов. По сути, немцы тогда выполнили то, что им не удавалось сделать после Второй мировой и после Первой мировой. Югославия была создана как пробка для германского проникновения на Балканы Великобританией и Францией. Кабинет Коля (Гельмут Коль, в 1982—1998 годах — канцлер ФРГ – ред.) с помощью американцев решил для себя эту проблему. Где гарантия, что дальше так не будут решать следующие проблемы?

News Front: Украинская власть категорически топчется по Знамени Победы. Они уничтожают всю советскую символику. Они хотят отменить День Победы на своей территории. После празднования, люди, живущие на Украине – антифашисты, говорят, что очень странную тенденцию заметили: наказали нацистов, которые мешали проводить праздник; наказали полицейских, которые били нацистов, которые мешали проводить праздник… Люди говорят, в следующем году есть высокая вероятность, что в день вот этого «украинского примирения» (8 мая – ред.) украинская власть процесс возглавит, уничтожив всю советскую символику, символику Армии – победительницы фашизма, а будут картинку давать для мирового сообщества такую: смотрите, мы вместе со всей Европой празднуем этот день, но с жовто-блакытными знаменами, с красно-черными, с портретами Бандеры и Шухевича…

— Я думаю, украинская власть сама не очень понимает, с каким огнем играет. Ведь, на самом деле, вся легитимность территорий нынешней Украины, всех ее границ, — это бывшая Украинская ССР в составе Советского Союза. Что такое современная Украина? Это правопреемник Украинской ССР, как она была признана в декабре 1991 года и вступила в Организацию Объединенных Наций. Но если Украина добровольно отказывается от наследия УССР, если Украина говорит, что все что связано с УССР нужно придать забвению, включая советскую символику, тогда она получается не правопреемник Украинской ССР. Тогда у меня законный вопрос: а какого государства, и в каких границах правопреемник нынешняя Украина? Вариантов может быть только два: она правопреемник режима Скоропадского в 1917 году, тогда это совершенно иные границы; или она правопреемник той Украины, которую провозгласил Бандера во Львове 30 июня 1941 года, и которую немцы то ли признали, то ли не признали.

News Front: Немцы не давали Бандере всю Украину, они признали дистрикт Галиция и рейхкомиссариат Украина — без Донбасса и Крыма. То есть, фактически, если вы такие молодцы, то вот вам ваш дистрикт этот, и там кучкуйтесь.

— Да, это приведет постепенно к потере легитимности украинской власти не только на Восток, но и на южные территории Украины. Кстати, столкновения в Днепропетровске были вовсе не случайны. Дело приведет в ближайшие семь, десять лет к тому, что будет поставлена под сомнение легитимность Украины на ее южные регионы. И тогда Украина возвращается к тем границам, в каких она была во времена Скоропадского: от Полтавы до даже не Волыни, а, неверное, где-то до Хмельницкого. Вот тогда получается, как ее называл в то время наш русский философ Николай Бердяев, галицийско-полтавская общность. Тогда они уменьшаются до размера галицийско-полтавского государства. К чему правовой задел они сами под себя и создают. Им бы, наоборот — по логике говорить, что мы правопреемники УССР, и владеем на полном основании всеми землями в границах на момент 1 января 1992 года. Но коль скоро они пилят сук, на котором сидят, то сами создают правовую базу для сомнения в легитимности своих территорий. Кстати, это тот же сценарий, как и с Польшей в отношении со сталинизмом и всех ее игр в отношении с Германией.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев