Издание Ukraina.ru опросило украинских националистов, препятствовавших 9 мая проведению акции «Бессмертный полк», по поводу жесткого ответа правоохранительных органов на их экстремистские действия.

Реакция националистов напоминает скорее поведение побитых пацанов, размазывающих в подворотне слезы по лицу и размахивающих после драки руками, чем хладнокровных самураев, готовящих в тишине месть своим врагам. Многие заметили, что в украинском обществе появился запрос на вытеснение с украинских улиц и из украинской политики националистов, на который с удовольствием отреагировали украинские силовики.

Напомним полиции об украинском майдане

Николай Кохановский, руководитель Организации украинских националистов (запрещена в РФ — ред.), объясняет действия оуновцев тем, что нельзя было допускать на Украине проведения акции «Бессмертный полк».

«Потому что это абсолютно промосковская акция. Она собственно задумана олигархическими кругами и путинской кликой в Москве, чтобы объединить необъединяемое — Советский Союз и Украину. Этого допускать нельзя.

Мы воюем с Россией на востоке, и что, нам теперь почему-то нужно с ней еще и объединяться? Нам это объединение не нужно. Россия, Московская империя — наш враг. Поэтому этой акции в принципе не должно быть в Украине, но режим внутренней оккупации (так мы называем господствующую верхушку, которая правит Украиной), занял промосковскую сторону, наплевав на войну и на добровольцев. На украинский народ, в конце концов. Этот режим за государственные деньги свез в Киев бюджетников, всяческую вату, открытых комсомольцев», — считает Кохановский.

По его словам, полиция била его «побратимов» за то, что они заявили о проведении своей акции «Смертный полк», а заявили они ее из-за того, что любая «московская провокация» должна караться.

«К сожалению, вчера, 9 мая, только народ, а не полиция, по одиночке карал всех этих ватников. А вот полиция и «Беркут» (этого подразделения на Украине с 2014 года не существует — прим. авт.) карали нас, украинских националистов. Но так продолжаться постоянно не будет. Думаю, что скоро все изменится. Мы им всем снова напомним, что такое украинский майдан», — заверил Кохановский.

На вопрос Ukraina.ru, каким образом он и его коллеги «напомнят» это силовым структурам, Кохановский ответил следующим образом:

— А вы что, не помните, как это было на майдане? В этот раз мы будем делать то же самое. Только жестче. Это только вопрос времени.

-То есть будете их, как «Беркут» в 2014 году, забрасывать коктейлями Молотова? Сжигать их будете?

— Может, это будет и жестче. Большинство же из нас, украинских националистов, уже повоевало.

— Расстреливать из автоматов будете?

— Ну, посмотрим. Если внутренних оккупантов, то конечно. Их надо расстреливать из автоматов. Всех этих новинских, вилкулов, добкиных, кернесов. И это, безусловно, будет. Это наше будущее. Причем уже недалекое.

Деда загребли в Красную Армию

В конце разговора Ukraina.ru поинтересовалась у Кохановского, на чьей стороне во время войны воевали его деды. В ответ руководитель ОУН рассказал, что один его дед воевал в Красной Армии, а о втором он не захотел рассказывать.

«Одного деда загребли в Красную Армию. Никто его не спрашивал, хочет ли он там воевать или нет. Всю жизнь он ненавидел Сталина и коммунистов. Он всю жизнь эту ненависть скрывал и говорил о ней только в узком кругу.

Во время войны был очень сильно ранен и контужен. Даже пришла похоронка на него, но он выжил. Он всю жизнь этих гребаных комсомольцев ненавидел. А в 1957 году он, от контузии так и не отошел, умер. В этом я обвиняю Московскую, Российскую империю, Российскую Федерацию. А что касается второго деда, то там еще худшая история, о которой я вам рассказывать не хочу», — сказал Кохановский.

Блокирование Витренко и Марченко

Александр Алферов, пресс-секретарь «Национального корпуса» (политического крыла полка «Азов», в котором служат праворадикалы), в отличие от Кохановского ушел от прямой оценки действий полиции 9 мая, сказав только, что она действовала жестко, чтобы не допустить столкновений, но при этом действовала ни в пользу праворадикалов, ни в пользу участников «Бессмертного полка».

Видимо, в этом случае на такую мягкую оценку событий 9 мая оказало влияние то, что, как известно, министр внутренних дел Арсен Аваков является спонсором и руководителем, как полка «Азов», так и «Национального корпуса», то есть фактическим начальником Алферова.

«Однако я должен сказать, что в некоторых городах полиция действовала все-таки жестко по отношению к патриотом. Поэтому много вопросов остается в отношении полиции, которая во многом остается сформированной из остатков бывшей милиции и бывших беркутовцев», — подытожил Алферов.

Он считает, что вчерашнее препятствование со стороны националистов проведению акции «Бессмертный полк» является ответом со стороны ветеранов АТО на использование недопустимой символики и лозунгов на этом мероприятии.

«Эти акции являются попыткой реванша бывших регионалов и пророссийских сил. Они используют такие дни, как 1 и 9 Мая для того, чтобы раскачать ситуацию в Украине. Эти даты ключевые в нашей стране для всех попыток реваншизма.

На них в 2014 году наложились антиукраинские демонстрации в Одессе, Харькове, Донецке и Луганске. К нашему большому сожалению, праздничные дни используют не по назначению, а для того, чтобы раскачать ситуацию в стране», — полагает Алферов.

Он также рассказал, какие «антиватнические» акции его коллеги предприняли в День Победы.

«Национальный корпус» охранял ситуацию в Николаеве, в Днепре. Мы действовали абсолютно адекватно. Наши люди никаким образом не пострадали. В Киеве мы заблокировали квартиры Наталии Витренко, ее зама — Владимира Марченко, а также зама Виктора Мадведчука — Валерия Блидаря, и таким образом, не дали им возглавить колонны «Русского марша» в Киеве», — сообщил Алферов.

Что касается ситуации в Николаеве, где ветераны Афганистана «дали по шее» ветеранам АТО, которые попытались воспрепятствовать проведению «Бессмертного полка», то Алферов сказал, что «азовцев» среди побитых, вопреки сообщениям СМИ, не было.

Поведение обиженных пацанов

Реакция таких националистов как Коханивский, обещающих в следующий раз устроить полиции и экс-«регионалам» кровавое побоище, напоминают не поведение холодных на эмоции и закаленных бойцов, в тишине готовящих месть своим обидчикам и врагам, а скорее обиженных пацанов, которым их сверстники из соседнего двора неожиданно надрали уши. «Да я ему в следующий раз как дам… да я бы дал, просто не хотел… да я…» и так далее.

Как бы это не звучало чересчур оптимистично, но в украинском обществе появился запрос на жесткий отпор праворадикалам, от которых устали даже либеральные приверженцы майдана, и на их вытеснение из украинского политического поля, на их вытеснение с улиц украинских городов. Их все меньше и меньше боятся. И что интересно, эти настроения все больше передаются и правоохранительным органам, что и показал жесткий отпор, который дала 9 мая полиция и спецподразделения.

На это обратил внимание и политолог Михаил Погребинский.

«Но более того, власти и руководство правоохранительной системы сначала приняли решение дать указание своим руководителям на местах решительно противодействовать любым провокациям — я не сомневаюсь, что без такой команды в Днепре не стали бы так жестко пресекать провокации националистов и участников АТО, которые пытались препятствовать проведению «Бессмертного полка». Но власти сначала сделали шаг навстречу людям, а потом сами его испугались  —   на следующий день министр внутренних дел Аваков и генеральный прокурор уже предпринимают шаги в обратном направлении, увольняют начальство полиции в Днепропетровске, в Днепре. Этот такой замечательный генеральный прокурор уже угрожает тем, кто противодействовал этим ребятам, и так далее. То есть, колебательная невнятная позиция власти дает о себе знать.

Но важно, что люди, в том числе и представители правоохранительной системы низового и среднего звена с удовольствием исполняли команду пресечь бандитские вылазки националистов. Это говорит о том, что чаша весов начинает колебаться. То, что называется «милиция с народом», — сказал Погребинский в интервью Ukraina.ru.

Александр Чаленко, Ukraina.ru.