В принципе, ничего нового мы не видим: то, что происходит в последние несколько лет вокруг празднования Дня Победы в России, в бывших республиках СССР и даже в странах, никогда не входивших в СССР, это один из результатов извечной политики «цивилизованного Запада» по отношению к народам, которых он либо считает оккупированными, либо планирует оккупировать в обозримом будущем.

Несколько слов о «Бессмертном Полке»

Это реакция на то, как Запад ведет себя в таких случаях, и как он пытается забрать у таких народов самое ценное, растоптать его, подвергнуть поношению, а, если этим сломать не получается, то запретить.

Вспоминаются в связи с этим и «старые» прецеденты, и сравнительно новые. Один из ярчайших примеров тому, что сказано выше — поведение революционной французской армии под командованием Наполеона Бонапарта в оккупированной Испании. Чем эта армия занялась первым делом, захватив более слабую и, как тогда казалось, неспособную к сопротивлению страну? — Осквернением католических монастырей, растаптыванием мощей святых, сожжением икон.

Не помню уже, кто из историков, впоследствии написал: испанцы к моменту прихода армии Наполеона устали от радикального католицизма, господствовавшего в их стране, и, возможно, согласились бы с критикой католической церкви, но в гораздо более мягкой форме. Но то, что они увидели, пробудило в них инстинкт собственника — мое, не отдам, не смейте его трогать! И понеслось — Испания стала чуть ли не единственной европейской страной, которая на протяжении всех наполеоновских войн оказывала сопротивление французской армии. Как говорится, все могло бы пойти иначе — но Запад не привык ходить иными путями.

Пример из не столь давнего прошлого. Все, наверное, помнят новости о том, что в Афганистане, в Ираке, в Ливии американские военнослужащие разорвали Коран, использовали священную для мусульман книгу с целями, для которых она совершенно не предназначена и т.д., и т.п. Что Запад получает на выходе в качестве результата таких милых действий? — Взрыв радикального исламизма, и это неудивительно: звериные поступки зачастую порождают ответную звериную реакцию. Можно ли было в данном случае действовать иначе? — Безусловно. Но привычка шествовать по граблям всесильна, потому что вечна, когда речь идет о Западе и о его оккупационной политике.

Вернемся к нашим делам. Перечислять все попытки сначала осквернить, а потом и уничтожить в сознании граждан бывшего СССР и их потомков память о Войне и Победе, не имеет смысла — все и так хорошо их помнят. Естественно, что особо рьяно и с попранием всех общечеловеческих норм эти попытки предпринимались и предпринимаются в странах, которые сейчас пребывают в статусе подмандатных западных территорий. Но и в России до сих пор эти попытки фиксируются. «Бессмертный Полк» стал, на мой взгляд, естественной реакцией на них — настолько удачной и сильной, что, как мы видим, Западу, во всяком случае, пока нечего этому противопоставить. За исключением унылого брюжжания о том, что «Полк» является административным проектом, проявлением спущенного сверху патриотизма и все такое прочее.

Собака лает — караван идет. «Бессмертный Полк» оказался для Запада неожиданностью, что было особенно очевидным два года назад, когда он прошел впервые. Еще более неожиданным для них стало, что эта инициатива оказалась не разовой, и очень быстро превратилась в традицию празднования Дня Победы (что, кстати, свидетельствует о ее не административном характере). Возможно, сейчас Запад уже жалеет о том, что, как обычно, перегнул в своих попытках осквернить и опорочить святыню, но… грабли уже положены на дороге, и он уже на них наступил. Не в первый и уж точно не в последний раз.

P.S.

Исторической правды ради следует упомянуть о том, что движение «Бессмертный полк» в современном виде было инициировано в 2011 году в Томске, журналистами Сергеем Лапенковым, Сергеем Колотовкиным и Игорем Дмитриевым. В статье указан 2015 год, потому что, по моему мнению, именно в 2015 году это движение стало общенациональным, а в 2016 году — международным.

Анастасия Скогорева (ежики)