Большая сенсация заслонила маленькую. Во вторник вечером стало известно, что Дональд Трамп уволил директора ФБР Джеймса Коми. Человека, который, как считают многие СМИ, подарил ему победу, объявив 27 октября (за 11 дней до выборов), что ФБР возобновляет расследование деятельности кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон в связи с использованием ею для государственной переписки частного электронного сервера.

США

Тогда действия Коми вызвали ярость и у Хиллари, и у доживавшего свои последние месяцы в Белом доме чернокожего президента США Барака Обамы. Старший советник Обамы Валери Джарретт рекомендовала президенту немедленно уволить директора ФБР «за непродуманное вмешательство в ход выборов». Обама долго колебался, но в итоге дал указание своим юристам подготовить план отстранения Коми от должности — при этом было сразу же оговорено, что увольнение Коми произойдёт после выборов.

Однако за три дня до выборов Коми заявил, что его ведомство прекращает расследование в отношении Клинтон. А сами выборы принесли победу Дональду Трампу, который назвал Коми смелым человеком и заверил, что очень уважает директора ФБР. Все были уверены, что Коми, оказавший такую серьёзную услугу новому президенту, останется на своем посту. И вот совершенно неожиданно Трамп принял решение уволить Коми. Настолько неожиданно, что сам Коми в это поначалу не поверил: он услышал новость о своём увольнении по телевизору, выступая перед сотрудниками бюро в Лос-Анджелесе, и рассмеялся, сочтя это розыгрышем.

А вот и маленькая сенсация: бывший директор национальной разведки США Джеймс Клэппер на слушаниях в сенате вновь подтвердил: у разведсообщества по-прежнему нет никаких доказательств сговора между людьми из команды Трампа и Россией. Правда, в речь Клэппера вкралась забавная оговорка: «Ещё в 2015 году были данные о советской деятельности (в США)», — сказал он. Но тут же исправился: «Извините, российской! Это оговорка по Фрейду».

Российская разведка активизировала свои действия в Штатах в течение 2016 года, добавил Клэппер, но русские занимались в основном анализом информации по регистрации избирателей и ничто не указывает на связь между администрацией Трампа и Москвой.

По сути дела, Клэппер лишь повторил то, что два месяца назад заявлял в интервью NBC, — версия о сговоре не доказана, поскольку не существует никаких доказательств такого сговора. Но на сенаторов его слова произвели впечатление — получается, что за шестьдесят дней, в течение которых всё разведсообщество США рыло землю, пытаясь раздобыть компромат на нового президента, никакого прогресса в этом направлении достигнуто не было.

В Белом доме показания Клэппера встретили на ура. Дональд Трамп посвятил им несколько записей в своём Twitter, посетовав на то, что СМИ (производящие «фейковые новости») уделяют им мало внимания.

Однако слушания в сенате, состоявшиеся в понедельник, примечательны не только этим.

Основное внимание сенаторов было сосредоточено на противоречивой фигуре Майкла Флинна, успевшего поработать советником по национальной безопасности президента Дональда Трампа всего месяц. Это и понятно. Флинн, бывавший в Москве, сидевший рядом с Владимиром Путиным на празднике Russia Today и неоднократно разговаривавший по телефону с российским послом Кисляком, — единственная реальная зацепка для тех, кто изо всех сил пытается уличить Трампа в связях с Кремлём.

Поэтому неудобные для противников Трампа показания Клэппера были сбалансированы новой информационной атакой на Флинна. Бывший генеральный прокурор США Салли Йейтс поделилась с сенаторами своими опасениями: Флинн мог стать объектом шантажа со стороны Кремля. «Русским было известно, что Флинн обманул вице-президента (Пенса) и остальных. Никто не думал, что русские об этом знают, но, скорее всего, у них даже есть доказательства. Это создаёт угрозу для нас, потому что есть вероятность, что советник по национальной безопасности мог подвергаться шантажу со стороны русских», — сказала Йейтс на слушаниях в сенате.

Трамп отреагировал на выпад Йейтс (которую он уволил после того, как генпрокурор отказалась поддержать его иммиграционный указ) агрессивно. «Спросите Салли Йейтс под присягой, знает ли она, как конфиденциальная информация попала в газеты вскоре после того, как она объяснила это юридическому советнику Белого дома», — написал президент в Twitter.

Это более чем серьёзное обвинение — потому что информация о подозрениях в отношении Флинна действительно просочилась во враждебные Трампу СМИ почти сразу после встречи Салли Йейтс (тогда еще не уволенной) с главным юрисконсультом Белого дома Дональдом Макганом. И если сенаторы всерьёз возьмутся за экс-генпрокурора, не исключено, что в деле Флинна появятся новые любопытные подробности.

Впрочем, одна интересная деталь всплыла уже сейчас.

Сразу три бывших сотрудника администрации бывшего президента США Барака Обамы заявили журналистам, что их шеф, оказывается, «настоятельно отговаривал» Трампа от назначения Флинна на пост советника по нацбезу. Произошло это сразу после выборов, так что ни о каких переговорах Флинна с российским послом (они состоятся только в конце декабря) речь идти не могла — Обама просто предупредил Трампа, что Майкл Флинн не тот человек, которому стоит доверять. Но почему об этом стало известно только сейчас?

«Далеко не случайно огласка истории с советом Обамы произошла за несколько часов до того, как Салли Йейтс должна была давать показания о связях Флинна с представителями России и о своих попытках предупредить администрацию Трампа, — пишет корреспондент BBC в Штатах Энтони Зуркер. — Утром в Twitter президент прошёлся по женщине, которую он уволил с поста исполняющей обязанности генерального прокурора, и вот теперь команда Обамы анонимно пришла ей на помощь. Это ещё один пример продолжающейся вражды между ушедшей и нынешней администрациями, а также индикатор трений между приближёнными Трампа и представителями американской разведки».

Действительно, команда Обамы никогда не покидала политическую сцену. Её влияние на «фейковые СМИ», критикующие Трампа, только усиливалось: либеральные медиа с удовольствием использовали информацию от «неназванных высокопоставленных источников» из окружения бывшего президента для новых нападок на Дональда Трампа.

Правда, сам Обама в этом как бы не участвовал — он то проводил время с женой на яхте во Французской Полинезии, то овладевал кайтсерфингом в поместье своего друга Ричарда Брэнсона на Виргинских островах, то посещал бродвейские шоу в компании дочери и верного советника Валери Джарретт. Однако в конце апреля стало известно, что большие каникулы Обамы подходят к концу — его команда готовит для экс-президента офис в Вашингтоне. Формально всё очень пристойно — по официальным сообщениям, Обама планирует засесть за мемуары, а также координировать формирование президентской библиотеки имени себя в Чикаго. Строительство президентских библиотек — американская традиция: отошедшие от дел лидеры увековечивают таким образом память о себе. Мемориал в Чикаго, по оценкам специалистов, обойдётся в $1,5 миллиарда — в три раза больше, чем Президентский центр Джорджа Буша — младшего, построенный в Далласе. Сумма, конечно, впечатляющая, но неужели для её освоения обязательно требуется офис в Вашингтоне?

И вот две недели назад экс-президент США вышел из тени. Сначала он встретился со студентами Чикагского университета (где когда-то преподавал), побеседовав с ними о гражданской активности и о проблемах, стоящих перед обществом. Восторженно писавшие об этом либеральные СМИ отмечали, что Обама старательно избегал упоминаний о Дональде Трампе, не пытаясь его критиковать (делались предположения, что он, например, отказался публично опровергнуть обвинения в прослушке Башни Трампа из врождённого благородства: в своё время Джорж Буш — младший тоже не стал критиковать первые шаги молодого президента Обамы). В это можно было бы поверить, если бы 7 мая Обама не выступил в Бостоне, где его награждали премией фонда Джона Кеннеди «Черты мужества», с политической речью, в которой прямо призвал конгресс США «проявить политическую смелость» и не отменять Obamacare.

Отмена Obamacare была одним из главных лозунгов предвыборной кампании Дональда Трампа. Став президентом, он без промедления приступил к реализации своей давней идеи (по мнению Трампа, Obamacare — это катастрофа для Америки), но из-за того, что главный инициатор альтернативной системы медстрахования, спикер Палаты представителей конгресса Пол Райан, не сумел договориться с частью республиканцев, потерпел неудачу. Вторая попытка была предпринята через 100 дней после инаугурации, но и в этот раз Белый дом не стал выносить законопроект на голосование, поскольку было ясно, что достаточной поддержки он не получит.

Наконец, после напряжённой работы администрации с рядом неопределившихся депутатов от Великой Старой Партии (специфика такой работы отражена, например, в сериале «Карточный домик»), 4 мая с третьей попытки палата представителей проголосовала-таки за реформу здравоохранения, предложенную Трампом, — что автоматически означало отмену Obamacare. Правда, с минимальным преимуществом — 217 голосов (при необходимых 216). А ведь в палате представителей у республиканцев серьёзное преимущество перед демократами: 241 на 194. Но законопроект должен ещё пройти через сенат — а там у республиканцев совсем крохотное преимущество: 52 на 48. Так что, вполне возможно, призыв Обамы к членам конгресса проявить мужество и не отменять закон о доступном здравоохранении будет услышан и помешает Белому дому реализовать одно из главных предвыборных обещаний Трампа.

А Обама, между тем, отправился в европейское турне. В понедельник он вылетел в Милан, на саммит по инновациям в области питания и пищевых продуктов, где произнёс речь об изменении климата (это один из его излюбленных сюжетов). На выступление экс-президента было продано три с половиной тысячи билетов стоимостью по 850 евро — таким образом, часовое выступление Обамы принесло его фонду почти 3 миллиона евро, а его самого сделало самым высокооплачиваемым оратором в мире. Но что, в конце концов, значат презренные деньги в сравнении с теми мерами безопасности, которые были приняты в Милане в связи с визитом дорогого гостя! Кортеж, сопровождавший Обаму из аэропорта в гостиницу, состоял из 14 автомобилей, а порядок на пути его следования обеспечивали 300 полицейских и вертолёт. Не очень похоже на визит частного лица, скорее — на приём теневого лидера могущественной наднациональной организации, приехавшего проверить, как там дела у его европейских вассалов.

А у вассалов дела в последнее время и впрямь обстоят неплохо (с точки зрения Обамы, разумеется). Во Франции победу на президентских выборах одержал глобалист и еврооптимист Эммануэль Макрон, в поддержку которого Обама даже целое видео записал. «Я восхищаюсь кампанией Макрона, выступающего за либеральные ценности и обращающегося к чаяниям людей, а не к их страхам».

Конечно, не видео Обамы сыграло решающую роль в победе Макрона, но иначе как попыткой вмешательства в выборы в другой стране такой демарш назвать сложно. «И эти люди запрещают нам ковырять в носу!» — как говорится в подобных случаях. Макрон — «кандидат Обамы» победил Марин Ле Пен — условного «кандидата Трампа» (условного потому, что Трамп, хотя и одобрял позицию лидера Национального фронта, не оказал ей той помощи, за которой она прилетала в США в январе).

Предстоящие осенью выборы в Германии тоже не сулят глобалистам неприятных сюрпризов. Отсюда и повышенное внимание Обамы к Европе: потерпев временное поражение в США, глобалистский интернационал проводит смотр своих сил в Старом Свете.

Создается впечатление, что Трамп со своей командой окопался в Белом доме, как в осаждённой крепости, и пытается перехватить хоть какие-то рычаги управления, которые по большей части остаются в руках глобалистов. А раскинувшееся вокруг вашингтонское болото, которое он так опрометчиво грозился осушить, сыто чавкая, глотает его соратников и топит одну его инициативу за другой. Меж тем Б.Х. Обама из не самого популярного президента в истории США незаметно превращается в икону либеральных глобалистов и, судя по всему, всерьёз задумывается о возвращении в большую политику.

Кирилл Бенедиктов, RT