Во втором туре президентских выборов во Франции, как и ожидалось, уверенно победил «самовыдвиженец», «независимый технократ» и «центрист» Эммануэль Макрон. Казалось бы, самая трудная для ЕС проблема выборного 2017 года — сдерживание в ключевой стране несистемных популистов — решена.

Что ждет Великобританию и ЕС?

После успешных для Евросоюза результатов парламентских выборов в Нидерландах, а сейчас — президентских во Франции в плановом графике остались лишь выборы в германский бундестаг, на которых приход к власти евроскептиков и популистов никак не грозит. Системный кандидат в канцлеры Ангела Меркель (ХДС) имеет некоторое преимущество над другим системным кандидатом — Мартином Шульцем (СДПГ). Однако накануне первого тура президентских выборов во Франции из соседней Великобритании было объявлено, что в график демократических выборов в Европе в 2017 году будут добавлены еще и внеочередные парламентские выборы в этой стране. Они состоятся в четверг 8 июня 2017 года. Выборы в один год в трех ведущих государства-членах ЕС: Франции, Великобритании и Германии — это в сумме своей неординарное событие в выстраивании архитектуры власти в Европе.

Итак, политический фокус внимания с Франции на ближайший месяц сдвигается на Британию. До парламентских выборов в Великобритании остается ровно месяц. Избирательная кампания уже стартовала. Внеочередные парламентские выборы в Великобритании состоятся почти спустя год после исторического по своим последствиям референдума о выходе этой страны из Европейского союза. Нынешние выборы непосредственно связаны с этим референдумом и начавшимся официальным процессом выхода Великобритании из ЕС. Британский премьер Тереза Мэй пошла на досрочные парламентские выборы под предлогом необходимости заручиться максимальной поддержкой избирателей перед трудными переговорами о выходе Великобритании из состава Евросоюза. На самом деле, Мэй решила по максимуму капитализировать для партии консерваторов победу сторонников выхода на референдуме по Brexit. Максимальную поддержку у избирателей, судя по рейтингам, консерваторы имели сразу же после референдума. По сравнению с тем временем сейчас Мэй ловит лишь оставшийся ветер в свои паруса. Так, например, преимущество консерваторов над лейбористами сразу же после референдума было 17 пунктов, а сейчас — только 11. При снижении популярности в условиях сложных переговоров по Brexit Мэй решила заранее пойти на выборы, чтобы закрепить правление консерваторов до 2021 года. Но перспектива для Мэй видится и следующим образом: если сейчас она выигрывает внеочередные выборы, а потом на переговорах с ЕС проваливает Brexit, то вновь победить консерваторам на следующих выборах будет весьма проблематично, если не невозможно.

Сейчас предварительные опросы общественного мнения предсказывают консерваторам убедительную победу. Согласно им, на предстоящих внеочередных выборах за консерваторов готовы голосовать 38% британцев, за лейбористов — 27%, за либеральных демократов — 18%, а за Партию независимости Соединенного Королевства (Ukip) — 5%. Т. е. по сравнению с парламентскими выборами 2015 года консерваторы должны получить примерно плюс 2% голосов. Соответственно, лейбористы должны потерять минус 2%. Ожидается, что третья традиционная партия Великобритании — либеральные демократы получат дополнительно восемь или десять процентов голосов. Либеральные демократы — это единственная на сегодняшний день политическая сила, которая последовательно выступает против Brexit. Партия независимости Соединенного Королевства (Ukip) на выборах 2015 года получила 12,5%. Сейчас ожидается, что на внеочередных парламентских выборах она будет стремиться вниз к нулю. Дело в том, что после успешного референдума, запустившего Brexit, политического смысла существования этой партии больше нет. Ее харизматический председатель Найджел Фарадж сразу же после референдума ушел в отставку с поста председателя Ukip, а единственный депутат британского парламента от Ukip не будет повторно выдвигать свою кандидатуру на досрочных выборах. Он тоже не видит смысла в существовании своей партии.

Пока что мы видим явно общее положительное влияние Brexit на политическую систему Великобритании. Из-за распада Ukip она возвращается к традиционной двухпартийной схеме, а консервативная партия конкретно в 2017 году получает завидное преимущество от избирателей, отчасти за счет того, что именно консерваторы инициировали Brexit. Еще не выполненный, но только провозглашенный Brexit стал важным фактором власти. Досрочные парламентские выборы 2017 года — это ни что иное, как второй референдум по Brexit. Но из-за особенности британской избирательной системы — персональной связи депутатов со своими избирательными участками, совершенно не ясна предварительная картина отношения кандидатов к Brexit. Тем не менее, очевидно, что с исчезновением Ukip партией Brexit в глазах британских избирателей становится именно консервативная партия. Но здесь все-равно загадкой остается соотношение сторонников и противников Brexit среди будущих избранных депутатов от консервативной партии. Вспомним, что та же Мэй перед референдумом агитировала против Brexit.

В общем, основная интрига внеочередных парламентских выборов в Великобритании сводится к проблеме: сможет ли консервативная партия нарастить нынешнее преимущество, позволяющее создавать однопартийный кабинет. Сейчас консерваторы имеют большинство в 17 депутатов, позволяющее создавать им однопартийное правительство. По-видимому, их кандидаты смогут завоевать еще несколько округов. Возможным сюрпризом предстоящих внеочередных парламентских выборов в Великобритании будет ситуация, если консерваторы смогут преодолеть отметку в 40% в голосовании за них избирателей. Это самый оптимистичный вариант для Терезы Мэй. Повторение результата парламентских выборов 2015 года — это негативный сценарий, который, впрочем, не ухудшит нынешних позиций консерваторов.

Главная оппозиционная партия Великобритании — лейбористская перед внеочередными выборами выглядит достаточно бледно под управлением левого социалиста Джереми Корбина. Предвыборная программа лейбористов обещает увеличить налоги на корпорации, прекратить закрытие больничных стационаров, увеличить зарплаты работникам системы здравоохранения и нанять дополнительно 10 тысяч полицейских. Лидер консерваторов и премьер Тереза Мэй в воскресенье заявила, что у нее нет никаких планов по увеличению налогов. По-видимому, очередное поражение лейбористов приведет к отставке Корбина с поста председателя партии. Интересно, что экс-премьер лейборист Тони Блэр объявил о том, что он возвращается в политику. Шансы на то, чтобы он вновь возглавил партию более, чем призрачны.

На прошлой неделе, 5 мая 2017 года, в Британии состоялась своеобразная репетиция внеочередных парламентских выборов 2017 года — местные региональные выборы. На них победили консерваторы, которые увеличили свое представительство в региональных парламентах Великобритании. Оппозиционная Лейбористская партия существенно уступила консерваторам, а Партия независимости Соединенного Королевства (Ukip) потеряла представительство во всех региональных парламентах, за исключением одного места (!). В шести крупных городских агломерациях Британии — в Бирмингеме, Манчестере, Ливерпуле и др. при выборах глав региональных администраций в четырех случаях победили консерваторы и только в двух — лейбористы.

На прошедших региональных выборах определилась судьба почти 4900 депутатских кресел в региональных парламентах. Консерваторы увеличили свое представительство в них на 558 мандатов. В одиннадцати региональных парламентах консерваторы получили даже абсолютное большинство. Лейбористы, в свою очередь, потеряли 320 мест, либеральные демократы — 37, а Ukip — 114 из 115 имевшихся. Консерваторы на региональных выборах получили результат в 38% голосов избирателей, что на 13 процентных пунктов лучше, чем четыре года назад на последних частичных местных выборах. За основную оппозиционную силу — партию лейбористов проголосовали 27%, за либерал-демократов — 18%. Показатель Ukip снизился с 18% до 5%.

Brexit подстегнул шотландских националистов, которых представляет Шотландская национальная партия, вновь поставить вопрос о независимости Шотландии через проведение нового референдума по этому вопросу. Вышедшая из состава Соединенного Королевства, по замыслу шотландских националистов, останется в Евросоюзе. Однако состоявшиеся сейчас региональные выборы продемонстрировали очень плохой результат для Шотландской национальной партии. Поэтому самой внушительной стала победа консерваторов именно в Шотландии, где они удвоили свое преимущество по сравнению с 2012 годом. Что касается лейбористов, которые всегда имели сильные позиции в этом трудовом регионе, то они сейчас на региональных выборах потеряли даже свой традиционный оплот в пролетарском Глазго, который ушел под консерваторов. Как бы там ни было, но после этой репетиции внеочередные парламентские выборы в Великобритании должны дать ответ на притязания шотландских националистов. Если представительство Шотландской национальной партии в британском парламенте по их итогам несколько сократится, то кабинет Мэй получит более твердую почву в диалоге с шотландскими сепаратистами.

И потом Тереза Мэй связала вообще переговоры по Brexit с результатом на внеочередных парламентских выборах. Чем убедительней он будет у консерваторов, тем сильнее будут позиции ее кабинета на предстоящих переговорах о выходе из ЕС. Глава британского правительства заранее предупредила британцев о том, что переговоры по выходу ее страны из ЕС будут тяжелыми. Во время визита в Лондон председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер упрекнул главу британского правительства в недостаточной готовности к компромиссу. И потом в беседе с канцлером Германии Ангелой Меркель он заранее предрек провал переговоров по Brexit с Великобританией. В свою очередь, Тереза Мэй обвинила ЕС в попытках повлиять на выборы в Великобритании. «Модное» сейчас обвинение, заметим мы.

На прошедшем в конце апреля саммите ЕС был принят документ, содержащий основные пункты позиции ЕС на переговорах с Лондоном. Переговоры должны проходить в два этапа. На первом этапе предполагается согласовать все вопросы, касающиеся выхода Великобритании из состава ЕС. На втором — будущее сотрудничество Великобритании и ЕС. Пока Евросоюз резко повысил финансовые требования к Великобритании за выход из состава ЕС, доведя их до огромной суммы в € 100 млрд. Это примерно 4% британского ВВП за 2016 год. В ответ британский министр по вопросам Brexit Дэвид Дэвис объявил, что его страна никогда не будет платить такие деньги за выход из состава ЕС. По его словам, Великобритания заплатит, но только то, что юридически оправдано, а не «просто то, что хочет ЕС». Тем не менее, возможные штрафные начисления на счет Британии не завершены. Целый ряд европейских государств требует повысить финансовые требования к Лондону. Мэй, в свою очередь, настаивает, чтобы любые финансовые условия были привязаны к заключению договора о свободной торговле Британии с ЕС.

Переговоры по Brexit, по-видимому, начнутся после досрочных парламентских выборов в Великобритании. Соглашение о выходе со стороны ЕС должно быть одобрено квалифицированным большинством: то есть, решение должно быть принято 72% остающихся стран-членов, представляющих 65% населения. Решение должно быть поддержано и депутатами Европарламента. Если по истечении двухлетнего периода не будет заключено соглашение и не будет единогласно решено продлить переговоры, то Британия автоматически покинет ЕС, и все существующие договоренности прекратят свое действие, включая доступ к Единому рынку. В этой связи и интересна позиция нового президента Франции Эммануэля Макрона. В свое время именно французы числились среди самых упорных противников членства Великобритании в Общем рынке. Теперь французам осенью 2016 года был назначено Брюсселем стать в первом ряду по наказанию Британии за выход из ЕС. Французская команда в качестве жестких переговорщиков назначена на переговоры с Британией со стороны Евросоюза. Не случайно, что ее возглавил Мишель Барнье. В минувшее воскресенье в телефонном разговоре британский премьер-министр Тереза Мэй и избранный президентом Франции Эммануэль Макрон обсудили вопросы, касающиеся выхода Великобритании из ЕС. Избранный президент Франции Макрон намерен жестко подходить к вопросу о процессе выхода Великобритании из Евросоюза, заявил его советник Жан Пизани Ферри. Однако существует мнение, что по вопросу Brexit Макрону его высокими покровителями из финансового мира назначено играть за Великобританию против Германии. Макрон должен поддержать Brexit и уменьшить германские аппетиты.

Ну, что же, поживем-увидим, воплотится ли подобный сценарий развала Евросоюза, или же все-таки Макрон предпочтет его укрепление через обновление несущей его конструкции — оси Берлин-Париж.

Дмитрий Семушин, EADaily