Неразборчивость в наградных делах неизбежно влечет серьезные репутационные издержки

Ельцин-центр

Очередная пикировка между кинорежиссером Никитой Михалковым и его излюбленной мишенью — екатеринбургским «Ельцин-центром» возникла на почве присуждения данному учреждению международной премии «Европейский музей года». Никита Сергеевич сравнил это награждение с вручением нацистского железного креста предателю-полицаю. А «Ельцин-центр» в ответ принес извинения европейским музеям – лауреатам данной премии за «оскорбительное высказывание человека с российским паспортом».

Вполне возможно, что известный кинодеятель несколько переборщил с выбором достойной, по его мнению, награды для данного случая. Мне, например, более адекватным выбором представляется небезызвестная «Медаль свободы», которую в США вручают «за победу над Россией в холодной войне».

Тем не менее, резко негативная реакция г-на Михалкова становится более понятной, если принять во внимание некоторые существенные детали, связанные с этой европейской музейной премией. И на которых сам «Ельцин-центр», по понятным причинам, акцента не делает.

Дело в том, что инстанция, которая таковую премию присуждает – Европейский музейный форум, работает не сама по себе, а под эгидой Совета Европы. Той самой организации, которая вот уже три года занимает крайне антироссийскую позицию по ряду ключевых вопросов мировой политики, в том числе — по проблеме Украины. Вплоть до того, что парламентская ассамблея Совета Европы два года назад лишила российскую делегацию права голоса на своих заседаниях. А Россия, в свою очередь, и вовсе приостановила участие в работе ПАСЕ.

И вот российский музей получает награду фактически от лица организации, настроенной по отношению к России крайне враждебно. Очевидно, что такая структура ни за что не стала бы поощрять в России тех, кто поддерживает политический курс российской власти. Соответственно, коль скоро награда все-таки нашла героя, то этот «герой» в поддержке собственного государства и его политики точно замечен не был. Это, если хотите – железная логика. Тем более, что речь идет не о каком-то политически нейтральном музее кастрюль, но именно об учреждении с четко обозначенной идейно-политической позицией.

Политизированность данного награждения буквально бросается в глаза при взгляде на перечень музеев ранее удостоенных указанной премии. Оказывается, среди них нет ни одного музея, посвященного конкретному политическому деятелю. Музей пелопонесского фольклора есть, Музей железных мостов есть. Есть даже Музей абортов и контрацепции. А «Ельцин-центр» в этом списке едва ли не единственный откровенно политический проект, причем весьма определенной направленности.

Соответственно, возникает законный вопрос — а что такого особенно гордого и достойного в том, что российский музей, который к тому же существует за государственный счет, получает премию фактически из рук тех западных политических структур, которые мягко говоря, особой любовью к современной России не пылают? А если называть вещи своими именами, то неустанно ведут против российского государства откровенно враждебную деятельность.

И не пристало ли действительно патриотически настроенной российской музейной организации посчитать такое «признание заслуг» совершенно неуместным и отвергнуть это награждение ввиду его очевидной двусмысленности.

Уж очень оно напоминает историю с помянутым Никитой Михалковым «полицаем Коцюбайло», который был несказанно рад получить награду от своих чужеземных единомышленников. Но справедливости ради надо сказать, что даже тому полицаю не пришло в голову извиняться перед фашистами, за то, что его соотечественники не оценили этот факт бурными и продолжительными аплодисментами. В случае с «Ельцин-центром», фактически разменявшим национальное достоинство на иудины тридцать сребреников, от аплодисментов я, пожалуй, тоже воздержусь.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов