Новым президентом Франции становится Макрон

Выборы во Франции прошли как выборы в любой «демо-стране». Их результаты еще раз показали отсутствие любого реального воздействия народа на политический процесс. Политический процесс во Франции пойдет по наезженной колее. Всё будет как при «социалисте» Олланде и до него – у псевдо-правого республиканца Саркози. Другими словами, эти выборы закрепили неумолимую поступь Европы в одну единую систему под формирующееся мировое правительство. Но надо оговориться, что история и во Франции и в других странах еще может сделать неконтролируемый выверт и рвануть совсем в неожиданную сторону. Ведь Макрон с той же шоблой, что и Олланд, будет двигаться по линии усугубления имеющихся проблем. А это позволит право-левой оппозиции, если она консолидируется и будет получать внешнюю помощь от российско-китайского блока на следующих выборах дать бой и выиграть.

Мы живём в очень смешное и трагичное время. На наших глазах происходят удивительные трансформации человеческого общества – как в отдельных странах, так и в глобальном, материковом плане. Изменения многочисленны: и социальные, и экономические, и технологические. Их направленность можно сформулировать как переход мира к единому глобальному правительству. Оно и так уже существует в основных контурах и, конечно, ближе всего к этой фазе продвинулись США. Но при всей мощи штатовских ресурсов, само американское общество проходит сложную ситуацию борьбы национально-консервативного элемента с глобальными тенденциями.

Две тенденции развития человечества столкнулись и на французских выборах. Практически все политические группировки выступали за унификацию: экономическую, социальную и политическую и дальнейшее продвижение схемы единой европейской государственной структуры. За так называемые Соединённые штаты Европы, которые ещё в конце XIX – начале ХХ века рассматривали разные политические деятели и обществоведы. Выборы во Франции показали, что никакой реальной демократии в сравнении путём выборов разных схем политического устройства просто не существует. Есть более или менее единая схема, которая навязывается в общество – и при помощи политической структуры, руководящей государством, и при помощи масс-медиа, и при помощи той квази-пост-культуры, которая сформировалась за последние десятилетия в Европе.

Победа Макрона не вызывает удивления, поскольку все сплотились в борьбе с несчастной Ле Пен. Но является ли эта победа окончательной — вот основной вопрос, который ставят данные выборы. Поскольку Марин Ле Пен сумела пройти во второй тур и собрать достаточно большой объём голосов, то мы можем сказать, что «Национальный фронт» не исчерпал перспектив сопротивления и борьбы за национальные и консервативные ценности. Ведь через три месяца состоятся парламентские выборы, на которых Ле Пен и противники глобализации, видимо, достигнут ещё больших позитивных результатов. А поскольку Макрон ничего не может предложить обществу, кроме тех же идей и концепций, которые осуществлялись Олландом, то нетрудно предположить, что он заведёт и своё правительство, и Французскую республику в ещё более жёсткий кризис – и иммиграционный, и экономический. Так что мы можем увидеть последний бросок национально ориентированных сил Франции против глобализации в европейском масштабе.

Но даже если бы Ле Пен выиграла, мне кажется, что повторилась бы ситуация, которую мы наблюдали в связи с Трампом. Дональд Трамп смог почувствовать веяния сопротивления глобализационным процессам, которые существовали в американском обществе, выстроил программу, которая апеллировала к значительной части американского общества –и выиграл. Однако после того сам Трамп и его сторонники подверглись жесточайшему давлению с разных сторон – это и государственный аппарат, и спецструктуры (такие как ЦРУ, военная разведка), наконец, накат со стороны СМИ и деятелей культуры. И Трамп постепенно стал сдавать свои позиции, мы видим, что он будет проводить ту же программу, какую проводила бы его соперница Хиллари Клинтон.

Поэтому мы можем предположить, что в случае избрания Ле Пен она тоже подверглась бы нападкам со всех сторон, включая использование полицейских методов, её постарались бы загнать в угол и трансформировать. Мне кажется, что Ле Пен — более сильный и глубокий человек, нежели Трамп. И её политическая карьера не позволяла бы так быстро поменять основные идеи своей избирательной кампании. Однако наверняка в случае её победы во Франции начались бы массовые беспорядки. Вплоть до создания квазиреволюционной ситуации, когда Ле Пен пришлось бы принимать силовые решения, которые тут же были бы использованы против неё.

Резюмируя: несмотря на поражение, национально-ориентированные силы во Франции всё-таки продвинулись вперёд. И у них есть политическое время для ещё одного наступления на партию власти, состоящую состоит из целого ряда различных идеологических движений, которые тем не менее синхронно ведут Францию в одном направлении. В ближайшие два-три года у Ле Пен есть политическое будущее, и это один из основных результатов нынешней избирательной кампании во Франции.

Касательно будущего Европейского Союза. ЕС получил ряд серьёзных ударов за последние два года. Однако я не думаю, что Евросоюз распадётся в ближайшее время. Скорее всего, его ждёт некая реструктуризация, выделение различных группы стран, деление на управляющих и ведомых. Германское доминирование и сейчас ни для кого не секрет. А через 1,5-2 года, после того как Макрон будет продолжать программу Олланда, слабость французской системы будет проявлена в полном объёме. И это приведёт ещё к большему уничтожению французского национального начала.

Мы видим, что политическая элита отрывается от общества и куёт схемы, которые должны трансформировать культурно-идеологическое сознание масс. Откровенно говоря, надежд на то, что победят антиглобалистские силы, которые состоят и из правых консерваторов и из настоящих социалистов – не так много. Но общество неизбежно стремится к определённым идеалам, пытается сохранить социальные завоевания. Поэтому может возникнуть достаточно странный симбиоз политических сил, которые будут состоять как из радикально левых, так и из радикально правых элементов. Сегодня отношение к крупной буржуазии, к сохранению собственного языка и культурной идентичности – объединяют левых и правых радикалов.

Общество, человечество в целом – безусловно, живой организм, для которого естественно стремление жить, продлить своё существование. А идея глобализма густо замешана на поклонении сатанизму, то есть на смертоубийстве, мальтузианстве. Всё это ведёт к уничтожению человечества. И людям – и социалистам, и националистам – которые хотят выжить, придётся каким-то образом уничтожать глобалистский гнойник. Или хотя бы перехватывать у него власть. Как мы видим, обычные выборные механизмы здесь не работают. Впереди хаос, война на уничтожение между ростовщиками и пролетариатом, в который сейчас фактически входят и национально мыслящие интеллектуалы и художники.

Людское будущее очень хорошо показано в голливудских фильмах. Из них понятно, что лежит в головах планировщиков «прекрасного нового мира». В антиутопической литературе ХХ века целый ряд писателей пытались осмыслить мрачные перспективы грядущего. Речь шла о некоей тоталитарной «земшарности», которая будет навязана всему человечеству, вне зависимости от уровня развития страны. США, Перу или Нигерия должны прийти к некоему единому стандарту. Однако антиутописты не могли прогнозировать, что стандартизация, насильственное уничтожение различий и сведение людей и обществ в некие послушные структуры будет осуществляться именно со стороны либерального капитализма. А есть ещё линия, которая не фиксировалась в 30-40-х гг., когда мало кто думал об искусственном разуме. Фильм «Матрица» показывает: цивилизация искусственного разума существует без биологических типажей, к которым принадлежит человечество.

Сначала глобализация должна привести к обшей системе управления на финансово-экономическом поле, что мы сейчас и переживаем. Дальше унифицируются политический и культурный стандарт. А в итоге отпадает необходимость в наличии такого биологического существа, как человек. Его просто перекроют либо искусственным разумом и роботами, либо созданием новых биологических систем, которые будут встроены в животный мир. Посмотрите «Звёздные войны» — там это хорошо и красиво расписано, и всем очень нравится.

Но те же голливудские фильмы показывают нам и методы борьбы – взять ту же «Матрицу». Первый этап — просвещение, раззомбирование, попытка понять реальную сущность происходящего. Второй этап – вооружённое восстание, партизанская борьба, перехват власти. Ничего нового, наверное, человечество не придумает. Если, конечно, до такого вообще дойдёт.

Александр Нагорный, газета «Завтра»