Фактическая интеграция Донбасса в российское экономическое пространство намного опережает правовые процессы, которые могли бы оформить вхождение двух бывших украинских областей – вернее, их части – в состав России юридически

Постоянный представитель России при ОБСЕ Александр Лукашевич сегодня, по сути дела, предупредил Киев, чтобы тот воздержался от дальнейшей эскалации конфликта на Донбассе и не предпринимал дальнейших попыток силовыми методами разрешить ситуацию в свою пользу. Именно так можно трактовать заявление Лукашевича о том, что только минские договоренности гарантируют сохранение территориальной целостности Украины.

Основные пункты мирного договора налагают вето на боевые действия, предписывая сторонам отвести вооружения и сохранять режим прекращения огня. То есть в случае возобновления обстрелов и широкомасштабного наступления гарантии территориального единства перестают действовать и в ход идут уже совсем новые оценочные категории, позволяющие рассматривать народные республики как окончательно вышедшие из состава Украины. Можно сказать, что постпред мягко указал руководству Украины на то, что терпение Москвы может закончиться в самое ближайшее время и она пойдет уже проторенным путем, признав за ЛДНР право на самостоятельное существование.

Я бы пошел еще дальше и сказал, что своими действиями в ответ на блокаду Донбасса Россия уже почти подтвердила, что она рассматривает республики в качестве отдельного и самостоятельного субъекта, с которым она развивает экономические связи, полностью игнорируя волю и намерения украинского руководства, а то и действуя ему демонстративно вопреки. Это касается не только признания республиканских документов; полный оборот набирают интеграционные механизмы, которые уже дали возможность промышленности Донбасса стать частью хозяйственного комплекса Российской Федерации.

На самом деле то, что Владимир Путин пойдет именно таким путем предрекали многие, хотя никто не мог точно предсказать, как, а главное когда этот процесс начнется и какие именно правовые механизмы лягут в его основу. Те, кто сетуют на то, что российское руководство не признало ЛДНР по той схеме, по какой в свое время получили признание Абхазия и Южная Осетия, должны понимать, что с момента, когда Москва взяла бывшие грузинские территории под свою опеку и до часа Икс прошли долгие годы, тогда как Донецк и Луганск основные этапы аналогичного маршрута преодолели за гораздо более короткий срок.

То, что речь пока не идет о включении в состав России или хотя бы правовой поддержке самостоятельного статуса народных республик, ничего не значит. Ситуация, в которой находится сегодня Россия, вынуждает президента действовать по иному сценарию, избегая углубления конфронтации с Западом, чтобы не нарваться на новые санкции. Поэтому фактическая интеграция Донбасса в российское экономическое пространство намного опережает правовые процессы, которые могли бы оформить вхождение двух бывших украинских областей — вернее, их части — в состав России юридически.

Заявление Лукашевича свидетельствует о том, что российские власти уже готовы выйти на новый уровень отношений с народными республиками. Если Киев и далее намерен игнорировать минские соглашения, то он легко может поплатиться за это территориальной целостностью. Очевидно, что Украина не просто не в состоянии выполнить пункты минского договора, обязывающие ее отказаться от применения силы, ее действия, напротив, исполнены конфронтационной логики, которая бесконечно далека от духа и буквы мирного минского процесса. Блокада, попытки лишить Луганск электроснабжения, постоянные срывы режима прекращения огня — все это свидетельствует о намерениях украинского руководства максимально расширить ассортимент мер, призванных подорвать систему жизнеобеспечения мятежных территорий.

Очевидно, что никакой другой политической модели в обозримой перспективе украинская власть предложить не готова, а значит, от первых предупреждений касательно минских договоренностей, как единственного способа сохранить единство страны, Москве придется переходить к делу.

Можно сказать, что это дело и так делается, поскольку давно запущенные интеграционные механизмы уже неизмеримо далеко увели Донецк и Луганск от того, что сегодня называется Украиной, но каждый следующий день увеличивает эту и без того непреодолимую пропасть. На подходе стадия правового оформления независимости республик. По крайней мере, российские политики уже перестали стесняться самого слова «интеграция». При участии депутатов Госдумы, лидеров ДНР И ЛНР был создан Общественный интеграционный комитет «Россия — Донбасс», первое заседание которого прошло 17-го марта в Ялте, а второе должно состояться 12 мая в Донецке. То есть речь идет не о «ползучей» интеграции, которая проходит на задворках, укрытая от глаз общественности, а о самом что ни на есть предметном объединительном процессе, в котором, не таясь, участвуют официальные представители российской власти.

Сложно сказать, завершится ли очередное обострение на фронте, которое кажется неизбежным в силу того, что у Украины не осталось иных инструментов для снятия внутреннего напряжения, кроме войны, прямым признанием суверенитета ЛДНР — я вполне допускаю, что это может произойти — но одно понятно и без гадания на кофейной гуще. Сотни и тысячи разнообразных связей, которые все теснее связывают Донбасс с Россией, будут множится, делая союз Донецка, Луганска и Москвы окончательно нерасторжимым, а единство территорий по обе стороны границы все более очевидным и не подлежащим пересмотру.

Андрей Бабицкий, Ukraina.ru

Метки по теме: ; ; ; ; ;