Директор ФБР Джеймс Коми происходит из семьи ревностных ирландских католиков. Он не пропускает богослужений, исповедуется и следует предписанным религиозным правилам.

В своё время Коми закончил колледж Уильяма и Марии в Нью-Джерси по специальностям «химия» и «религия». И, как показывает практика, совмещение в его голове законов двух этих далёких друг от друга дисциплин привели к экзотическим результатам. Дополнительную службу в формировании мировоззрения Коми сослужила его выпускная работа по анализу деятельности двух проходимцев — либерального теолога Рейнольда Нибура и телевизионного проповедника-евангелиста Джерри Фалуэлла. Оба эти джентльмена успешно использовали знания о химических процессах в головах верующих для создания собственных империй по выкачиванию денег.

Неудивительно, что, выйдя на большую дорогу американской политики, Джеймс Коми в полной мере применил опыт Рейнольда Нибура и Джерри Фалуэлла. Суть их передовой теологии феноменально проста: истина – это то, что принесёт мне пользу здесь и сейчас. То, что мне не выгодно здесь и сейчас, не угодно Господу.

Эта замечательная философия покорителей Дикого Запада, видимо, вошла в генетику Джеймса Коми и удивляться его показаниям на состоявшихся 3 мая в Сенате США слушаниях по работе ФБР не следует. Как не следует удивляться и изумительной внушаемости американских сенаторов.

Вот кое-что из этих диалогов:

Сенатор-республиканец Линдси Грэм спрашивает: «Справедливо ли утверждать, что российские власти активно укрывают киберпреступников?»

«Да», — без колебаний ответил Коми. Однако ни одного примера не приводит.

«Справедливо ли утверждать, что российские власти до сих пор продолжают вмешиваться в политическую жизнь в США?»

«Да», — отвечает продукт синтеза химии и религии. Однако на вопрос, ведётся ли расследование по данному поводу, сообщает, что оно очень секретное.

«Я не уверен, что США когда-нибудь узнают о результатах этого расследования», – веско заявляет Коми, и даже непонятно, что он имеет в виду: будут ли эти результаты нулевыми и публике нечего будет сообщить или же он боится напугать Америку чудовищными размерами подрывной деятельности русских.

Кстати, так и действовал проповедник Джерри Фалуэлл, умевший доводить аудиторию до экстаза невнятными камланиями.

Правда, чтобы хоть как-то украсить своё появление в cенате фактическим материалом, Коми ещё в начале выступления сообщил, что за последний месяц, работая с партнёрами из испанской национальной полиции, ФБР вскрыло хакерскую зомби-сеть под названием «Келиос» и арестовало русского хакера, который ловко прятался под этой сетью. «Русские преступники иногда делают ошибки, посещая прекрасную Барселону, – заявил Джеймс Коми, явно любуясь собой. — А теперь он сидит в тюрьме в Испании, и те хорошие люди, которые были втянуты в эту армию зомби, уже освобождены из тюрьмы и больше не являются частью гигантской криминальной организации».

Естественно, имя и фамилия русского преступника названы не были, видимо, для того, чтобы не напугать американскую общественность. Да и среди профессионалов-хакеров смеялись бы.

«Справедливо ли утверждать, что нам следует пресечь эти действия с их стороны?» – не унимается Линдси Грэм.

«Да, это справедливо», — ответствует Коми, полагая, видимо, что всем понятно, каким образом Америка будет восстанавливать справедливость.

«Согласны ли вы со мной в том, что они остановятся только в том случае, если такое поведение будет для них чревато издержками?» — продолжал свой опрос сенатор.

«Думаю, это справедливое утверждение», — согласился с ним директор ФБР, опять же никак не комментируя своё лаконичное высказывание. Хотя, возможно, этого и не требуется. Достаточно заглянуть в ведущие американские СМИ, там всё написано.

При знакомстве с этими сенатскими слушаниями возникает ассоциация с религиозным диспутом двух пьяных фельдкуратов в «Приключениях бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека:

— Я очень люблю Господа, – пьяным голосом говорит один из них.

— Я тоже люблю, но пью и ругаюсь матом, – отвечает другой.

На этом содержательная часть диспута исчерпана, и оба продолжают напиваться.

Наконец, на вопрос, насколько велика угроза со стороны России, директор ФБР отвечает: «На мой взгляд, это самая большая угроза среди всех стран на Земле, учитывая их [русских] намерения и их возможности».

Тут уж не отделаться от впечатления, что мы наблюдаем спиритический сеанс, который увлекателен для его участников сам по себе, и появление вызываемых духов даже не требуется. Достаточно того, что люди просто развлекаются, погружаясь в атмосферу мистического ужаса.

Правда, и на более конкретные вопросы по внутренним проблемам Коми отвечал без нужных подробностей. Например, на вопрос, почему ФБР прекратило расследование по делу об утечке секретных данных с личного компьютера Хиллари Клинтон, он никакого связного ответа не дал, прикрывшись и в этом случае секретностью расследования.

Особых нареканий у сенаторов это не вызвало. Значит, так было надо. ФБР лучше знает.

Вообще, после выступления Коми в сенате хочется спросить, неужели он и на исповеди своему падре врёт как сивый мерин? И если врёт на каждой исповеди раз за разом, а ему это прощается, то следует ли считать, что религия в Америке окончательно растворилась в политической «химии»?

Дмитрий Седов, ФСК