Честно признаюсь, когда я впервые услышал о том, что в Чечне угнетают людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, у меня произошло то, что в просторечии называется когнитивным диссонансом. Два понятия — геи и Чечня — настолько не вязались друг с другом в моем сознании, что, подобно Папе Римскому из популярного анекдота, мне первым делом захотелось спросить: а в Чечне есть геи? И в каких количествах, и как их удалось выявить?

Встреча Путина с Меркель

Сначала я подумала, что этот эксклюзивный по своему идиотизму информационный вброс умрет, едва родившись. Но он, как мы видим, цветет и благоухает, затмевая собой бедную девочку Бану из Алеппо (или где она нынче обретается), несчастную, измученную Россией Украину, дружную семью, разбившуюся в небезызвестном Боинге (привет экс-полпреду США в ОНН) и прочие жуткие деяния, в которых автоматически обвиняют Россию в последние три года.

И вот мы дождались момента, когда канцлер Германии во время визита в России обратилась к нашему Президенту с просьбой защитить несчастных чеченских геев. По мне так это равносильно призыву «спасем колибри в Антарктиде!» Но она свою просьбу озвучила со звериной серьезностью, что заставило меня задуматься.

Плод размышлений был таким: чеченские геи — идеальный информационный ход. Во-первых, потому что он находится в полностью в русле известного диалога из фильма «Хвост виляет собакой». В слегка измененном виде он звучал бы так: «Почему Чечня? — А почему бы нет? Вот ты что знаешь про Чечню?» Про Чечню прогрессивный Запад знает, что там когда-то была национально-освободительная борьба с российским империализмом (смотри «chechen rebels»), затем в этой республике к власти пришло исчадье ада в лице Рамзана Кадырова, который, даром, что сам в свое время был rebel, согнул в бараний рог пламенных борцов за независимость Ичкерии, и сейчас безудержно тиранит их. Благодаря этому, Чечня давно утратила в глазах «западников» ореол жертвы империалистического режима и превратилась в тех же глазах в верного пособника режима Путина.

Ну, а что же геи? Геи — это даже лучше чем непотопляемая и неубиваемая никакими бомбами девочка Бана. Это преследуемые, беззащитные люди, не делающие никому ни малейшего зла, но несмотря на это подвергающиеся гонениям. Контраст между их образом и образом тирана и деспота Рамзана Кадырова, как написал бы Маяковский, весом, груб и зрим. Несчастных приверженцев нетрадиционного секса следует срочно вызволить из кровавых лап президента Чечни — даже если лапы эти уже давно не кровавые, и никаких геев в них нет по причине их отсутствия на территории республики!

Но в общем и целом следует отметить «измельчание» претензий. Как-то странно это выглядит: обращаться к лидеру страны, которая:

а) забрала часть территории у соседнего государства;

б) убила миллионы мирных жителей в Сирии (если верить совсем недавним воплям западных политиков по существу затронутого вопроса);

в) вмешалась во все прошедшие выборы в различных странах и собирается вмешаться во все будущие выборы;

г) попыталась произвести государственный переворот в Черногории…

Так вот, странно обращаться к такой стране с чуть ли не единственной претензией — угнетение геев на территории отдельно взятой административной единицы этой страны. Это похоже на судебный процесс, во время которого серийному убийце инкриминируется не совершение им насильственных актов против других людей, а кража велосипеда или разорение с корыстной целью цветочного газона у дома.

Какие отсюда можно сделать выводы? — Наверняка очень хотелось обвинить нашу страну и ее лидера и в вышеперечисленных пунктах. Но тональность встречи и цели визита канцлера Германии были таковы, что все эти обвинения были оставлены за кадром, а на передний план были выдвинуты со всех точек зрения смехотворные упреки. То есть, в чем-то упрекнуть было надо, но по каким-то причинам все более ли менее серьезное было отвергнуто ради некоей серьезной цели.

Не Украина, не Сирия, не выборы в Германии… Неужели такое делает животворящий Северный Поток-2?

Анастасия Скогорева (ежики)