Украина приняла решение платить России за вывоз ядерных отходов своих АЭС. Но это не решение, продиктованное честностью и благородством, мол, мы понимаем, платить надо за все. Это позиция загнанного в угол мошенника. Пока гром не грянет… Народная мудрость. Однако на то и есть такая страна как Украина, точнее есть такой предмет, как нынешняя власть в Киеве, чтобы любые мудрости отвергать.

Ядерные отходы и нужда

В прошлом году, гордо встав в позу обиженного страуса, Украина заявила, что брать уголь из России не будет, потому что это уголь, дескать, из Донбасса.  Ну, строго говоря, тот факт, что Россия покупает уголь у ДНР и ЛНР, вовсе не означает, что этот уголь она перепродает Украине. Уголь из России транспортируется по Южной железной дороге через Белгород и Харьков. Это может быть и кемеровский и магаданский уголь, где находятся залежи лучшего российского бурого угля. Именно такой используется в энергетике, и он наиболее близок по характеристикам к тем сортам, под которые проектировались украинские ТЭЦ.

Но даже если это донецкий уголь, что было бы наиболее рационально, довольно странно было бы наказывать отсутствием тепла и электричества население городов, которые якобы контролирует Киев. Хотя и это не факт. И вот, украинские теплоэлектростанции под угрозой остановки. А надо понимать, что конструктивно остановить угольную топку такого монстра можно ровно один раз. Поле этого для удаления отходов прежней работы вам потребуется демонтировать и собрать печи заново. И украинское руководство не может этого не знать.

Однако, как говорят в народе, «понты» дороже. Тем более что люди, которые принимали решение об остановке закупок, сами без тепла уже точно не остались бы. Единственной надеждой оставались четыре украинских АЭС. Однако еще два года назад Украина объявила, что хочет перейти от использования российских тепловыделяющих сборок на продукцию Westinghouse. Специалисты по атомной энергетике в России и на Украине пришли в ужас. ТВЭЛ ведь не батарейка. Хотя и тут не все так просто.

У этой компании и в Америке есть проблемы. Ее деятельность полностью закрыта, и она держит на «коротком поводке» американские АЭС, а это, несомненно, главная причина ограниченного использования атомной энергетики в США. Хотя именно она дает самый дешевый мегаватт/час в сеть. Добро пожаловать на свободный рынок капиталистической экономики.

После этого многие журналисты стали писать о конструкционной особенности сборок Westinghouse, мол, они просто не влезут в украинские реакторы. Это немножко, если не сказать больше, по-детски. Топливо для АЭС — это несколько трубок диаметром около 10 мм, заключенных в кассету. Касета — самое дешевое в сборке. И уж ее подогнать труда не составляет, думаю, специалисты Westinghouse именно этим аргументом уговорили украинских чиновников.

Однако дело ведь не в кассете, а в содержании трубок. Тепловыделение получают с помощью небольших таблеток, которые представляют собой смесь радиоактивного вещества с керамическими или металлическими материалами. Собственно урана или плутония в ТВЭЛ считанные граммы. Однако тип этих таблеток отличается температурой в более чем сотню градусов. И производство этих таблеток — совсем другой вопрос. Поэтому перейти на другие характеристики ТВЭЛ компания Westinghouse за пять минут не сможет. И стоить это будет гораздо дороже, чем коммерческая выгода от поставок топлива для АЭС Украины.

Кстати, у компании был прекрасный выход: закупать таблетки у России. Правда, непонятно какая выгода компании от производства трубок и кассет? Как и непонятно, зачем вообще все это нужно. Впрочем, последнее, о чем можно спрашивать Украину, так это как раз о смысле. Но вернемся к вопросу утилизации.

Когда речь идет о переработке ядерного топлива, большинство представляет себе нечто вроде порошка с сильным радиоактивным излучением. Как я уже писал, это таблетки. Небольшие. Тепловыделяющие элементы со всех 15 реакторов украинских АЭС легко влезут в багажник одного легкового автомобиля. Собственно зная безумие Киева, они вполне могли бы найти площадку отчуждения, тот же Чернобыль, где просто бы закапывали их.

И это не такое уж безумие. Если помещать их достаточно глубоко, защитить надежно от грунтовых вод, они естественным образом истощались бы, а количество их даже за несколько десятилетий не исчисляется даже сотнями килограммов. Но дело в том, что таблетки — это только часть проблемы.

Зайдите в ванную комнату. Даже в этой примитивной системе вы увидите массу кранов разного калибра. Это вы еще в подвал не заглядывали, где, кроме вентилей, есть масса электронасосов, автоматических заглушек и естественно щиток управления всеми этими электронными девайсами. И это управление водоснабжения просто жилого дома, где авария грозит лишь оставить вас без воды на несколько часов или залить вам кухню.

А теперь перенесите это все на ядерный реактор, где нарушение работы теплоотвода ярко иллюстрируют события в Чернобыле 26 апреля 1986 года. Это именно тот случай. Реактор резко повысил тепловыделение, и система охлаждения с такой нагрузкой не справилась. Произошел тепловой взрыв, частично разрушивший тело реактора. Так вот, главной опасностью стал не выброс части радиоактивного материала топливных сборок. Главная опасность — это выброс в окружающую среду сотен литров охлаждающей жидкости первого и второго контура.

При каждой АЭС существует бассейн для слива зараженной воды. Казалось бы, для чего тогда Украине российские услуги? Но эти бассейны касаются только внешнего теплопередающего контура. А вот вода, которая снимает тепло непосредственно с ТВЭЛа и охлаждает системы его управления — это совсем другой вопрос. Это другой уровень радиации, и в бассейн ее не сольешь.

Поэтому речь идет не об отработанном топливе, а о радиоактивных отходах ТЭЦ в целом. А это сотни килограммов, включая собственно материал трубок. Но их перерабатывать вовсе не надо. Их надо перезаряжать. И именно это Украина делать не умеет. И не может. Вот о чем идет речь на самом деле.

Многие удивляются: а как свидомым правоверным украинцам удается у себя в голове вместить прямо противоположные вещи? Решение проблем энергетики с созданием этих проблем. Глухая цензура ради защиты свободы слова. Политические репрессии и около трех тысяч политических заключенных ради свободы человека. Блокада Крыма и Донбасса, чтобы показать, как они их любят. Гражданская война и бомбардировки городов в ДНР и ЛНР, убийства детей, женщин и стариков ради единения страны…

А все очень просто. У них богатый исторический опыт такого лицемерия. Они всю дорогу так живут. Это стало культурной особенностью, можно даже сказать, гордостью. Их этому научили поляки. Вы вдумайтесь: униатство — западно-римская церковь восточного обряда. Православное католичество. Это что?

Это они. Они так привыкли. Мы не нацисты, хайль Гитлер…

Олег Денежка, РИА ФАН