В последнее время, особенно после начала блокады Донбасса, все чаще говорится о неизбежности существенных политических изменений в Украине. Недовольство нынешней властью и внутри, и вовне страны растет, а вероятность ее устранения – увеличивается. В качестве «часа Ч» в последнее время все больше фигурирует осень текущего года.

Перспективы украинского кризиса

Неизбежность отстранения нынешней власти

Обычно президента Порошенко критикуют за ухудшение социально-экономической ситуации, неспособность прекратить беспредел «активистов» (особенно – в случае с блокадой) и продолжение войны на Донбассе.

В действительности же, рассматривая каждый из эпизодов социально-политического кризиса в Украине, мы обнаружим, что «неспособность» власти что-то «прекратить» оборачивается усилением если не власти в целом, то персональных позиций Петра Порошенко. Например, в случае с блокадой Донбасса «под раздачу» попал самый богатый человек Украины Ринат Ахметов, разом потерявший значительную часть своих капиталов. Его возможности влиять на украинскую политику заметно сократились. Были и другие последствия, также интересные для президента.

По сути, Украина – пример реализации на уровне страны концепции «управляемого хаоса». Как бы ни возникал хаос, его проявления быстро берутся под контроль, и мы вскоре обнаруживаем вполне конкретного выгодоприобретателя. В результате никакого «развала» Украины мы не наблюдаем, а наблюдаем только усиление власти президента и увеличение доли собственности, контролируемой кланом Порошенко.

До поры до времени такое развитие соответствует замыслу глобальной олигархии относительно Украины. Но рано или поздно ситуация изменится.

Задача Порошенко – разрушить олигархическую систему власти в Украине. В странах Восточной Европы, напомню, это было осуществлено на этапе рыночных реформ («честная» приватизация, в результате которой все сколько-нибудь интересные активы оказались в руках транснационального капитала). В украинском варианте логично сначала перейти к моноолигархии.

На следующем этапе происходит разгерметизация внутреннего рынка и создается моноотраслевая (зерноводческая) «аграрная сверхдержава» с криптоавторитарным националистическим режимом.

Однако, для последнего шага нужно устранение этой самой моноолигархии – один олигарх, полностью контролирующий политическую надстройку, мешает контролю со стороны транснационального капитала ничуть не в меньшей степени, чем несколько. А значит, отстранение от власти Порошенко и замена его на «наемных менеджеров» транснациональных компаний является обязательным элементом развития политического проекта в Украине.

Сроки

Фактор неопределенности состоит в том, что мы не знаем, чем именно руководствуются лица, уполномоченные принимать решения за Украину (если они вообще есть). Т.е., непонятно, на каком именно этапе будет сочтено, что этап «равноудаления» олигархов завершен, и пора вплотную приниматься за проблему Порошенко.

Я полагаю, что наиболее адекватным вариантом является 2019 год – к этому моменту сопротивление олигархов уж точно будет подавлено и президент создаст нужную политическую систему. В то же время, очевидно, что нельзя допускать чрезмерного его усиления – дело не только в том, что его сложнее будет убрать (если речь идет только о количестве жертв, то, понятно, Запад это совершенно не интересует), но и в том, что выдергивание ключевого элемента системы может привести к ее обрушению. Махновщина же Запад точно не интересует.

Потому вполне может быть выбран любой другой вариант. Многое зависит от избранного способа действий. Если нужна массовка, то логично выбирать весну или осень – время максимальной общественной активности. Если она не нужна – то лето, или вообще Новый Год (вспомним переход власти от Ельцина к Путину).

Определенные достоинства имеет весна 2018 года – период, когда Россия будет занята собственной избирательной кампанией. Впрочем, я не склонен преувеличивать возможности влияния России на внутриукраинскую политическую ситуацию – в Киеве есть свой собственный «Путин», который, когда надо, «устраивает провокации» или «готовит агрессию». Его влияние намного большее, чем у реального Путина, который предпочитает действовать политико-дипломатическими и экономическими мерами, к которым нынешний режим малочувствителен.

Сценарии переворота

Я вижу четыре основных варианта отстранения действующей власти (собственно – президента).

  1. Досрочные выборы

Тут есть две сложности.

Во-первых, мне трудно себе представить обстоятельства, которые заставят президента проводить досрочные выборы, которых он не хочет. Причем, если относительно парламентских выборов конституционные основания для проведения досрочных выборов могут возникнуть (хотя они и не носят императивного характера), то для президентских – только импичмент, относящийся к сфере юридической фантастики.

Во-вторых, уже сейчас президент настолько плотно контролирует административные, силовые и правовые структуры, а также сосредоточил такой финансовый ресурс, что совершенно непонятно, как именно он может их проиграть, если уж они будут назначены.

  1. Майдан

На пути организации третьего (нумерация тут условна, вообще-то «первый» был в 1990 году) Майдана инициаторы столкнутся с рядом проблем.

Во-первых, Майдан всегда осуществляется руками недовольных властью местных элит. После «зачистки» олигархата возможности украинских элит организовать действенный протест против власти выглядят невысокими.

Во-вторых, власть в достаточной степени контролирует националистических боевиков и вооруженные государственные структуры, чтобы просто разогнать Майдан, если уж он возникнет. Причем так, чтобы желающих выходить на улицы больше не нашлось.

В-третьих, повторюсь, махновщина никому не интересна, а значит и нет смысла создавать социальные лифты для очередного поколения «активистов».

  1. Военный переворот

Еще недавно говорить о возможности военного переворота не приходилось в силу отсутствия в Украине армии. Сейчас она появилась и она очень недовольна деятельностью главного командования. Категорический отказ Киева от выполнения Минских соглашений, в том числе, связан и с этим недовольством – пока войска отражают «путинскую агрессию», они не пойдут на Киев.

В то же время, армейский генералитет вряд ли заинтересован в перевороте – он отлично наживается на войне. Переворот же майоров и полковников не особенно нужен Западу – они слишком строптивые, с собственным представлением о достоинстве и патриотизме.

Иное дело – генералитет СБУ, которая давно уже превратилась в «службу безопасности американских интересов». Из этих кругов приходят иногда довольно интересные сигналы.

  1. Дворцовый переворот

Тут, скорее всего, речь будет не о собственно украинском действе, а об интернациональной операции в духе ликвидации политического фактора Павла Лазаренко. Например, внезапно выясняется, что президент Украины – коррупционер… А потом он исчезает и появляется, например, на швейцарско-панамской границе с паспортом ДНР. Ну, или не появляется.

Новая власть

Относительно новой власти, которая придет после Порошенко, можно точно сказать две вещи – она не будет олигархической (просто потому, что в стране не будет национального крупного бизнеса), и она будет представлять нынешнюю «партию войны».

Запад «партия войны» вполне устраивает, поскольку она сможет защитить украинский рынок от проникновения российского капитала. Сейчас она этим занимается достаточно успешно, хоть и непоследовательно – например, разгром химической «империи Фирташа» привел к захвату украинского рынка азотных удобрений российскими производителями (впрочем, когда украинская земля будут поделена между транснациональными агрохолдингами, с ними придут и ассоциированные химические концерны). В самой же Украине общественного запроса на «партию мира» нет, в том смысле, что мнение ее сторонников просто не учитывается (хотя им еще дают голосовать за, например, «Оппоблок» и «Возрождение»).

Приведет ли это хоть к какому-то изменению украинской политики? Скорее всего, нет.

Социально-экономическая политика Украины определяется МВФ и будет им определяться в дальнейшем. Украинская власть тут только исполнительная инстанция. Самым заметным изменением будет прекращение неконтролируемого размножения магазинов «Рошен». Остальные тенденции (деиндустриализация, деградация социальной и коммунальной инфраструктуры и т.д.) останутся в неприкосновенности.

Внутренняя политика заметно поменяется только в случае военного переворота – на некоторое время будет установлена власть военной или военно-гражданской хунты, конституционные права приостановлены, а оппозиционная часть политического спектра – зачищена. Однако, думаю, этот режим довольно быстро будет заменен на формально демократический (как нынешний).

Внешняя политика не поменяется вообще – понятно, что сейчас «партия войны» обещает гораздо большую определенность в отношении России (вплоть до объявления, наконец, войны). Однако на практике ресурсов для этого не хватает и, пожалуй, даже разрыва дипотношений и полноценного перекрытия границы с РФ не будет. А вот Минские соглашения не будут выполняться в любом случае.

Василий Стоякин, «Актуальные комментарии»