Это была замечательная речь во множестве смыслов. Первое: глава внешнеполитического ведомства США Рекс Тиллерсон впервые обратился к своим сотрудникам с рассказом о том, что такое внешняя политика новой администрации (а ведь прошло три месяца с момента, когда он это ведомство возглавил). Второе: он, хоть и не очень внятно, объяснил им, что с прежней внешней политикой страна далеко не уйдет, надо многое менять.

Рекс Тиллерсон

Оно разбалансировалось

Это то самое выступление, в ходе которого Тиллерсон сказал: Москва и Вашингтон договорились начать восстановление отношений, которые «идут по спирали вниз», и «надо искать области, где, как нам кажется, мы можем восстановить некоторый уровень доверия, потому что сейчас доверия фактически не существует». Начать решили с совместной работы по урегулированию конфликта в Сирии.

Но это только часть картины, были и другие части — Северная Корея, Мексика, Китай… Интереснее целое. В цитировании и возмущенном пересказе The Washington Post это целое выглядит так: «Во многих случаях, если вы обуславливаете цели национальной безопасности тем, что кто-то будет принимать наши ценности, то вы не можете достигнуть целей национальной безопасности». То есть святое — ценности и прочие права человека — отныне должно существовать отдельно от политики. И далее: США утеряли понимание, служат ли целям страны союзы, заключенные после окончания холодной войны. И служат ли тем же целям торговые соглашения. В общем, «все как-то разбалансировалось».

Известно, что нынешний госсекретарь — не златоуст и говорить не любит, вдобавок в данном случае он не читал речь по бумажке, а расхаживал перед сотрудниками своего ведомства туда-сюда и размышлял вслух.

Но это только часть картины, были и другие части — Северная Корея, Мексика, Китай… Интереснее целое. В цитировании и возмущенном пересказе The Washington Post это целое выглядит так: «Во многих случаях, если вы обуславливаете цели национальной безопасности тем, что кто-то будет принимать наши ценности, то вы не можете достигнуть целей национальной безопасности». То есть святое — ценности и прочие права человека — отныне должно существовать отдельно от политики. И далее: США утеряли понимание, служат ли целям страны союзы, заключенные после окончания холодной войны. И служат ли тем же целям торговые соглашения. В общем, «все как-то разбалансировалось».

Известно, что нынешний госсекретарь — не златоуст и говорить не любит, вдобавок в данном случае он не читал речь по бумажке, а расхаживал перед сотрудниками своего ведомства туда-сюда и размышлял вслух.

Но, пусть невнятно, он подтвердил то, что всем было видно, но официально в США не говорилось: внешняя политика страны в последние годы была катастрофична. Провал следовал за провалом.

Отчего? Если попробовать подвести под одну схему Ближний Восток и Дальний, Западную Европу и Восточную, и вообще все прочее, то получается вот что: Вашингтон везде пытался создавать, насаждать, поддерживать «свои» (подконтрольные и разделяющие «ценности») режимы — от Франции до Украины. Режимы эти нагружали Америку своими проблемами, а то и войнами, стараясь США в такие войны втянуть всеми силами. Результат — громадные расходы, сделавшие страну банкротом. И нараставшая враждебность самых разных стран, с которыми (как с Россией), может, и незачем было ссориться. В общем, с таким букетом союзников, в кавычках и без, никаких врагов не надо.

Понятно было, что команда Трампа чувствовала, что дальше так нельзя. А вот как дальше можно и нужно — другой вопрос. И ничто так не показывает его неразрешимость, как вот это самое выступление госсекретаря перед сотрудниками.

Повторим: три месяца глава дипломатической службы не обращался к своим подчиненным. Они видели его лишь изредка, он занимался внешней политикой сам, с группой советников. Тиллерсон отказывался даже встречаться с работниками посольств США в тех странах, где бывал.

И, соответственно, внешняя политика сверхдержавы делалась пока что, помимо профильного ведомства, «на коленке», в виде судорожных акций: непонятная бомбежка Сирии, «заблудившийся» авианосец, чей путь к Корее и обратно обсуждали с хихиканьем… «Главным по Ближнему Востоку» называют зятя президента Джареда Кушнера, представитель страны в ООН Никки Хейли говорит что ей в голову приходит (а не то, что заявляет госсекретарь). Что происходит?

Реформе не подлежит

Постараюсь не злорадствовать, описывая то, что произошло сейчас с Государственным департаментом. Нельзя же вечно вспоминать какую-нибудь Джен Псаки, привычно несшую безграмотный бред о нас. Она — прошлое. Но проблема в том, что и прочие из 75 тысяч сотрудников ведомства не обязательно лучше. Это такая коллективная кошка, которая не ловит мышей, но всем создает неприятности.

Ситуация с изолировавшимся от Госдепа госсекретарем уже давно скандальная, и ее в США активно обсуждают. Возникает множество подробностей. Прежде всего о том, как велась уже несколько лет кадровая политика ведомства: получается, что на работу брали всяких псак, а специалисты уходили. Мы помним и о том, как некая Виктория Нуланд вела «свою» украинскую политику, связанную с деловыми интересами ее семьи… А впрочем, таких сюжетов по всему миру было немало.

Но вот сейчас около 200 высших позиций в Госдепе пусты. Тиллерсон отказывается делать назначения. Если он сделает их завтра, то утверждение кандидатов в конгрессе займет месяцы, и еще неизвестно, чем кончится. Пока что заместители его обзавелись приставкой «и.о.» и не слишком активны. Многие — видные демократы — ушли сами.

Далее же ожидается урезание расходов ведомства на 31% и увольнение 2300 человек. То есть разгром Госдепартамента. Что, конечно, тоже не способствует активности его сотрудников. Между прочим, главной целью выступления Тиллерсона перед его людьми был призыв потерпеть еще немного — «потом будет интересная жизнь».

(Кстати, кто-то заметил, как стало легче дышать оттого, что эта громадная махина просто исчезла с мировой сцены? И это не только России касается. Как минимум не слышны гадости, глупости и поучения, которые в США сходили за дипломатию. А у нас еще кто-то говорит, что «разочарован» Трампом…)

Тиллерсон вообще-то опытный топ-менеджер, и если он так долго отказывался даже общаться с подчиненной ему армией, это, предположим, означает: он допускает, что ему досталась система, которая в принципе нереформируема. Проще создавать ведомство с нуля — как в Петрограде в 1917-м.

Но где брать людей? Еще есть «отстойники для дипломатов» в виде разных фондов и институтов и международная журналистика демократов… Но и там все то же самое. Те же люди, которые «все разбалансировали».

Президентские выборы Трамп и его небольшая команда, может, и выиграли. Но слежавшаяся, окаменевшая, ввергнувшая страну в безнадежный застой система на него работать не будет. Разведка, пишущая примитивные и лживые доклады, военное ведомство, держащееся за планы ударить по кому-то, разработанные годы назад… И это только то, что прямо или косвенно касается внешней политики. А есть еще и политика внутренняя, где примерно то же самое.

Если Трампу удастся разобраться с этим тяжелым наследством за четыре года, значит, он гений. А человечеству пока что придется привыкать жить в мире, где американская дипломатия не лезет во все дырки с поучениями или чем-либо похуже. И что-то подсказывает, что мы — мир — с такой задачей справимся.

Дмитрий Косырев, МИА «Россия сегодня»