Ветераны АТО начали патрулирование Киева

Украинская гибридизация: как скрестили ментов и копов

Советник министра внутренних дел Украины Илья Кива объявил о старте новой реформы патрульной службы. Теперь к ней привлечены и вернувшиеся с фронта ветераны АТО. Таким образом будут решаться сразу две проблемы — обеспечение порядка на улицах и трудоустройство бойцов. Проект получил название «Безопасность жизни».

«Мы начали с одного из самых сложных районов Киева, — сообщил Илья Кива одному из украинских телеканалов. — Сегодня хлопцы приступают к дежурству вместе с патрульной полицией. Это фактически вспомогательные силы для полиции. Также стоит задача ковать кадры для будущей Национальной полиции. Именно здесь и сейчас происходит стажировка ребят, которые исполнили свой долг и вернулись к мирной жизни».

Перед выходом на новую службу бойцы АТО прошли короткий инструктаж: офицеры полиции объяснили им, как предотвращать правонарушения, а затем вручили дубинки и наручники. На первом этапе предполагается организовать 120 пунктов базирования патрульных атошников, им уже выделено несколько внедорожников, купленных на собранные волонтерами средства. По крайней мере, так говорит Кива. Зарплату бойцам также поначалу будут платить частные организации и физические лица, но потом они будут переведены на баланс местных бюджетов.

Как интересно рифмуется история: в тот же самый день появилось сообщение о том, что Хатия Деканоидзе вновь получила грузинское гражданство, отказавшись от украинского. Та самая Хатия, которая была первым начальником Национальной полиции Украины. Вместе с другой грузинкой Екатериной Згуладзе она провела реформу, имеющую целью заменить неэффективную и нелояльную милицию советского образца современной американизированной полицией, и чтобы вместо замшелых ментов на улицы вышли рафинированные копы. Все это они проделали в Грузии под руководством тогдашнего президента Михаила Саакашвили. А потом их попросили перенести этот передовой опыт на украинский асфальт.

За экспериментом следила вся страна. Отбор юношей и девушек в полицию, каждый этап их обучения, дизайн униформы, подаренные японцами патрульные «Тойоты Приусы» — все это ярко и подробно освещалось прессой. Граждане жили в ожидании счастья. Однако столкновения с реальностью новая полиция не выдержала. И немудрено. Если в советское и постсоветское время подготовка офицера милиции занимала 4-5 лет, то новых копов пекли за 4-5 месяцев. Они не успевали даже научиться толком водить автомобиль, не говоря уже о знании законов, навыков стрельбы и приемов активного задержания. И уже вся страна потешается над вывешенными в соцсетях сюжетами, которые свидетельствуют о полной бестолковости этих ребят в красивой черной форме. Дареные «Приусы» быстро поразбивали и стали клянчить у японцев новых, а уличная преступность тем временем резко пошла в гору.

И вот теперь, похоже, наступила следующая фаза деградации. Если упомянутых полицейских учили хотя бы несколько месяцев, то нынешних — несколько минут: короткий инструктаж — и на тебе дубинку с наручниками. А это, между прочим, тоже оружие. Прежде чем его применять, надо хотя бы немного знать законы, права граждан и границы собственных полномочий. Не забудем и медицинский аспект. Врачи утверждают, что люди, побывавшие на войне, нуждаются в глубокой и длительной реабилитации, у них наблюдаются серьезные психические и психологические деформации. Такие люди представляют повышенную опасность и для себя, и для окружающих. И вот им-то вручаются дубинки и ответственность за порядок.

Впрочем, здесь действует совсем другая логика, в которой такие понятия как законность и соблюдение прав граждан — второстепенны, а порой даже опасны. Выйдя далеко за рамки закона в ходе «революции достоинства», нынешний украинский режим уже не способен в эти рамки вернуться. Дальше все было и есть незаконно и преступно — АТО, люстрация, декоммунизация, неонацистские батальоны, блокада Донбасса, расправа над судебной властью, оппозицией и русским языком. Многие преступления совершаются непосредственно властью, но большая часть — ее добровольными помощниками и союзниками.

Вот и теперь, запуская ветеранов АТО на улицы городов, украинское начальство не о безопасности граждан думает, а о собственной безопасности от граждан. Начальство понимает, что граждане имеют все основания для недовольства и гнева, что жизнь становится все хуже и хуже, а стало быть, тут недалеко и до бунта, до нового майдана. Улучшить жизнь они не способны, и сами это прекрасно понимают. Остается одно: сделать так, чтобы страх был сильнее гнева. И тут наши вкусившие крови ветераны войны с собственным народом оказываются как нельзя кстати. Чем больше их будет на улицах, тем спокойнее начальству.

Однако начальство плохо знает историю и даилектику. Оно не предвидит, что рано или поздно эта сила будет обращена против него самого. Оно все еще надеется приручить радикалов, которые не скрывают ненависти к режиму. Оно думает, что сделанное пару месяцев назад лидерами «Правого сектора», «Национального корпуса» и партии «Свобода» официальное заявление, что они начинают крестовый поход против власти — это понарошку, не всерьез. Когда начальство осознает свою ошибку, будет поздно.

А вот отчаяние Хатии Деканоидзе легко понять. Ведь эти самые украинские ветераны-любители с дубинками относят нас прямо к добровольным народным дружинам — уродливому детищу советской милиции. И даже дальше — к весне 1917 года, когда на обломках царской полицейской системы создавались первые отряды рабочей милиции. Которые очень скоро повернули оружие против своего меньшевистского начальства, переметнулись к несистемным большевикам и помогли им совершить октябрьский переворот.

Искандер Хисамов, Украина.ру