После страшной трагедии в Одессе, очевидцами которой стали тысячи одесситов (тогда в результате поджога Дома профсоюзов заживо сгорели десятки людей), прошло уже три года. Однако расследование этого преступления, жестокость которого потрясла весь мир, до сих пор не завершено, виновные в массовой гибели людей не наказаны, справедливость не восторжествовала…

События 2 мая 2014 года известны по минутам, за три года опрошены сотни свидетелей, собраны тысячи видео- и фотодоказательств…  Однако результатов расследования, которых ждут не только в Украине, но и во всем мире, до сих пор нет. Отсутствие прогресса в расследовании одесской трагедии только усиливает сомнения в том, что власть заинтересована в установлении истины.

Международная консультативная группа Совета Европы, наблюдавшая за расследованием трагедии, еще в ноябре 2015 года сделала вывод, что следствие не соответствовало требованиям Европейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, не было ни объективным, ни независимым, ни эффективным.

Обеспокоенность ходом расследования выражали и в Организации Объединенных Наций. В докладах Управления верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации с правами человека в Украине неоднократно отмечались случаи вмешательства в деятельность судебной власти, а также процедурные нарушения, «которые

свидетельствуют о недостаточной заинтересованности в надлежащем расследовании и привлечении к ответственности виновных, а также о непосредственном и непрямом политическом вмешательстве, что позволяет предполагать преднамеренное препятствование правосудию и задержки в его осуществлении».

О том, что главным препятствием в установлении истины при расследовании трагедии 2 мая является не непрофессионализм следственных органов, а «…дефицит желания привлечь к ответственности тех, кто это осуществлял», говорила два года назад и являвшаяся тогда представителем США при ООН Саманта Пауэр.

Однако ни возмущение украинской общественности, ни критика международных институций не заставили власть довести расследование до логического завершения. Несмотря на широчайший общественный резонанс, судебные заседания по-прежнему переносятся, радикалы оказывают давление на суд, самоотводы судей продолжаются, а начальник Главного управления Национальной полиции в Одесской области Дмитрий Головин заявил, что многие улики по делу 2 мая 2014 года потеряны. При таком подходе власти объективного и беспристрастного расследования ждать не приходится.

Понимая это, родственники погибших в Доме профсоюзов в августе 2016 года подали иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), это их единственный шанс юридически зафиксировать бездействие органов власти. ЕСПЧ подтвердил: иск принят к рассмотрению. Адвокаты потерпевших считают, что это не только подстегнет следствие, но и заставит его быть справедливым и беспристрастным.

Очень хочется верить, что надежды родственников погибших оправдаются и виновные в этом страшном преступлении все же понесут наказание. Ведь расследование одесской трагедии ― это своеобразный тест на соответствие команды евроинтеграторов тем принципам, которые ею постоянно декларируются: демократия, открытость, верховенство права. И тест этот не пройден.

Виктор Медведчук, «Корреспондент», Украина