Вчерашний день, 2 мая, прошел под знаком одесской трагедии. Для меня, во всяком случае, для моих друзей и соратников, для нормальных людей. Это такая беда жутчайшая, такая дикая боль, что рассчитывать на быстрое заживление раны не приходится.

Игра в фашизм затянулась и материализовалась

В Донецке по случаю третьей годовщины «новой Хатыни» состоялось несколько мероприятий. Не для проформы. В такие минуты важно чувствовать, что ты не один. И я видел глаза собравшихся. Эти эмоции подделать невозможно. А общий рефрен такой, никак не смиренный: «Не забудем! Не простим!».

Понимаю, что это как-то не по-христиански даже. Надо прощать, и врагов даже… Не получается. Мы ведь всего лишь несовершенные люди. Не всегда выходит соответствовать высоким идеалам. Тем паче, в Одессе совершено преступление настолько чудовищное, что забыть его и не требовать справедливого отмщения тоже ведь не годится. Невинно убитые к нам взывают…

Ведь посмотрите только, что получается. Людей за их убеждения сожгли, как уголь в паровозной топке. И сейчас даже уже смогли убедить себя, что все было сделано правильно. Да-да, с территории бывшей Украины все равно ведь долетают какие-то мнения, высказывания. Подчеркиваю, там уже прочно поверили, что кошмар одесского Дома профсоюзов — это «кровавый аборт Новороссии». Формулировка одна чего стоит! Вот же упыри проклятые.

То есть никакие это не нацисты добивали арматурой людей, спасающихся от огня самоубийственными прыжками из окон. Не хладнокровные и радостные убийцы швыряли бутылки с зажигательной смесью, стреляли из автоматического оружия… Это теперь, не много и не мало, герои нации. А мы наивно рассуждаем, мол, как же так, три года прошло, а никто не наказан. Не наказан? Какое наказание? Подождите, участников одесской бойни награждать станут и в бронзе увековечивать. Если, конечно, дать фашизму еще какое-то время бесноваться на Украине.

Когда все только начиналось и заваривалось, до Майдана даже, помните, какая ответная реакция была на возмущение здравомыслящей публики, тогда еще недоуменное, по поводу первых откровенно нацистских проявлений, эсэсовской символики? Самая распространенная версия: «Где вы видели на Украине фашистов?» Типа, надо же, ерунду такую придумали, поддались российской пропаганде. Когда приводились наглядные примеры, скажем, видео с зигующими молодчиками, с трибунами стадионов, скандирующими о том, что они «построят белый рай», свастики не на одежде даже, а в виде татуировок, наступал следующий этап. Это-де никакие не фашисты. Они просто так эпатажно себя ведут, чтобы «вату» напугать, «коммуняк» всяких. Играют, как бы, в фашистов, а сами очень даже умеренные, разумные ребята с полным набором европейских добродетелей.

Замечательная игра, да? Игра в фашизм! Так вот, если бы я мог хотя бы допустить несерьезность этой забавы… Понятно, что не могу, но вот если бы мог. Тогда пришлось бы сказать, что, заигравшись, огромное количество украинских граждан уже вполне поверило в свою исключительность, в суперменство, в право судить и миловать по собственному усмотрению, а значит, в фашистскую свою суть. Так, конечно, случается с неокрепшими или примитивными умами. Но только ведь не игра это была. Какое-то время им пришлось сторожиться, камуфлировать свои людоедские взгляды и устремления.

Теперь в этом нужды нет. Видите, выясняется, что в Одессе все сложилось правильно, так и надо было. У одного мерзавца в соцсети вычитал, что и в Донбассе следовало так же решительно действовать. Делает оговорку, кстати, что некоторых рядовых антимайданщиков, сгоревших и задохнувшихся в Доме профсоюзов, немного жаль, а идейных пророссийски настроенных — нет. Как добр, как снисходителен, подонок… Они не просто ничего не поняли, они абсолютно уверены в своей правоте. Украинский фашизм материализовался, окреп, обзавелся адептами и проник в создание многих на бытовом даже уровне.

Вот и спрашивается после этого, а чего это Донбасс уперся и воюет? Может надо договариваться как-то, мириться? Мда… С кем прикажете договариваться? Одесса у нас перед глазами, страшный пример и предупреждение.

Руслан Мармазов, РИА ФАН