Как турецкие экстремисты убивали болгарских детей при поддержке Евросоюза

Болгария - первая жертва исламского терроризма в Европе

Болгария — первая жертва исламского терроризма в Европе. Сценарий переворота при поддержке этнического меньшинства впервые был опробован турецкими властями в Болгарии менее полувека назад.

В 1396 году болгарские земли были захвачены Османской империей. Сразу после этого началась их колонизация турецкими переселенцами. К 1878 году мусульмане составляли уже почти половину населения Болгарии и только освобождение в этом году страны русской армией спасло болгар от превращения в национальное меньшинство на своей родной земле.

После освобождения большинство турок покинуло Болгарию, опасаясь возмездия за свои действия в тот период времени, который подавляющее большинство болгар называет «турецким игом», а толерантные демократы «османским присутствием». С того момента процент турецкого населения колебался от 20 до 8,8, согласно последней переписи населения 2011 года. По данным этой же переписи, из 28 областей Болгарии турки составляют сейчас большинство в Кырджали на границе с Турцией (56%) и в Разграде на севере страны (50,2%).

До середины 20-го века проблем с турками в Болгарии практически не было. Турция выполняла завет своего любимого вождя Мустафы Кемаля Ататюрка о необходимости проводить нейтральную внешнюю политику и не вмешиваться во внутренние дела соседних стран. Положение изменилось с началом холодной войны, когда Турция и Болгария в 1955 году оказались в противостоящих друг другу военных блоках — НАТО и Варшавском договоре соответственно. Но особую тревогу у болгарского руководства вызвали события на Кипре в 1974 году, когда там, опираясь на турецкое меньшинство, была начата интервенция и Турция захватила северную часть острова.

Одновременно из-за высокой рождаемости постоянно увеличивалось турецкое население в Болгарии, прирост составлял в среднем 15 тысяч человек в год. Частично это компенсировалось через эмиграцию в Турцию. Однако турецкие власти, которые с трибун ООН, ЮНЕСКО, Совета Европы и других международных организаций постоянно возмущались нарушением прав своих соплеменников в Болгарии, всегда отказывались забрать всех желающих в Турцию.

Миграционные визы давались только очень ограниченному числу лиц, преимущественно с высокой квалификацией. Это тоже усиливало подозрение повторения кипрского сценария в Южной Болгарии. По этому поводу тогдашний коммунистический руководитель Болгарии Тодор Живков сказал: «Хотят, чтобы у нас была пороховая бочка в государстве, а фитиль от этой бочки будет в Анкаре: когда захотят — зажгут, когда захотят – погасят».

Позднее болгарской разведке стало известно, что количество сотрудников разведки среди персонала турецких дипломатических представительств в Болгарии увеличено вдвое. Болгарская контрразведка сообщила об увеличении количества арестованной турецкой агентуры и о найденном у нее оружии.

В ЦК коммунистической партии Болгарии и правительство стали поступать письма с угрозами поджогов и крушений поездов, если не будет разрешен отъезд турок на историческую родину. 3 марта 1984 года у железнодорожного вокзала в Пловдиве был найден чемодан с этими же угрозами и железнодорожным башмаком, который, если его поставить на рельсы, может вызвать крушение поезда.

Таким образом Турция организовывала среди соплеменников в Болгарии борьбу за отъезд и одновременно не давала Болгарии отправить их к себе. В результате обстановка в Болгарии постепенно накалялась. Вскоре турецкие экстремисты перешли к действиям.

Вначале они были без жертв: 6 сентября 1983 года были сожжены 750 гектаров леса у водохранилища Камчия и были разбросаны листовки антиправительственного содержания, а в село Бенковски с помощью 4,5 килограмм тротила была взорвана старинная христианская церковь. Все эти подрывные действия турецкие СМИ характеризовали, как борьбу турецкого меньшинства за свои права. Их активно поддерживали западные коллеги, прежде всего радиостанция «Свободная Европа», финансируемая США.

Как в таких случаях принято в демократических кругах, для усиления напряжения необходимы были человеческие жертвы и они, разумеется, появились. 30 августа 1984 года был взорван зал ожидания вокзала в Пловдиве — убита женщина, 42 человека ранены. Одновременно прогремел взрыв на парковке у аэропорта Варны — ранены две женщины. По иронии судьбы, среди раненых на вокзале в Пловдиве оказался гражданин Турции, 13-летний Мустафа Шентюрк, который ослеп на один глаз.

На Кипре все начиналось аналогично – с террористических актов. Все более очевидной становилась угроза для Болгарии. И тогда было решено ускорить интеграцию турецкого меньшинства в болгарское общество. Было объявлено, что турок в Болгарии нет, а есть потомки болгар, насильно принявших ислам и получивших турецкие имена во время ига.

Действительно в 16 и 17 веках турки заставили болгар, проживающих в горном массиве Родопы, принять ислам, так как этот регион имел стратегическое значение для Османской империи — через него шел путь на Стамбул. Новые мусульмане стали называться помаками, но их родным языком остался болгарский и турецкие имена им и турскоговорящим цыганам были заменены на болгарские еще в 1970-74 годах. Новая смена имен получила наименование «возродительный процесс».

После тщательной подготовки 24 декабря 1984 года началась замена документов, которая продолжалась до 19 февраля 1985 года. За это время паспорта и свидетельства о рождении с новыми болгарскими именами получили более 814 тысяч человек.

Все это время турецкие, западноевропейские и американские СМИ информировали своих читателей о том, что болгарские турки героически сопротивляются переименованию, предпочитая принять смерть вместо нового болгарского паспорта. Было сообщено, что болгарские силовые структуры убили более 5 тысяч мирных жителей и их трупы плывут по рекам Дунай и Марица, что для разгона протестов применяют даже реактивные двигатели, но подробностей этого фантастического метода не рассказали.

Акции протеста действительно были, но только в нескольких селах. При этом все они проходили по одной и той же схеме: впереди шли женщины с детьми, а из-за их спин мужчины бросали камни и бутылки с зажигательной смесью, иногда просто стреляли из охотничьих ружей. Протестующим говорили, что нужно продержаться совсем немного и вскоре приедет представитель турецкого посольства и решит их проблемы. Турецкий дипломат конечно в итоге не приезжал, но идентичность проведения акций протеста в разных селах подтверждает, что они были организованы и координировались из Турции.

Сейчас мы знаем, что всего при проведении «возродительного процесса» погибло 8 (не тысяч!) человек. Был также убит солдат болгарской армии, что доказывает то, что жители были далеко не мирными. Самые трагические события произошли 25 декабря 1984 года в селе Могиляне, где 2-тысячная толпа из жителей этого и соседних сел громила партком, сельсовет и аптеку. Для ее разгона были применены пожарные машины, произведены выстрелы в воздух. В результате возникшей паники, разбегающаяся толпа затоптала Мусу Мюмюн Якуба из села Китна, Айше Мюмюн Молахасан и 17-месячную Тюркян Фейзулах Хасан из села Каялоба.

Про смерть последней сотрудник госбезопасности Болгарии Бончо Асенов заявил: «17-месячную Тюркян уронила ее мать и она была затоптана толпой». Но такое прозаическое объяснение, конечно же, не устроило несгибаемых борцов за свободу слова и объективную информацию по обе стороны Атлантики. Была объявлено, что Тюркан застрелена болгарскими чекистами и ее фото с матерью появились во многих газетах и журналах. Правда, тут же выяснилось, что на предъявленном теле Тюркан какие-либо огнестрельные ранения полностью отсутствуют.

Сразу же появилось новое объяснение – ее задавил танк. Тут снова промашка вышла: во-первых, танков в селе Могиляне не было, а во-вторых, если бы на 17-месячную девушку наехал танк, то от ее тела вообще мало бы чего осталось. Тогда неизвестно откуда появилась информация о том, что Тюркан задавил бронетранспортер и сцена ее смерти стала ключевой в специально снятом болгаро-турецком художественном фильме «Украденные глаза».

Так как в Болгарии приверженность евро-атлантическим ценностям сейчас перешла уже все мыслимые пределы, то этот фильм был показан по главному первому каналу страны 16 июня 2007 года, также фильм получил награду «Толерантность» на Международном кинофестивале «Палич» в 2005 году. Тюркан стала национальной героиней Турции: ей установлен памятник в городе Эдирне, ее именем назван парк. На месте гибели 3 человек в Могиляне создан фонтан, названный Тюркан-чешма.

Каждый год 26 декабря у фонтана происходит собрание турецких националистов с болгарскими паспортами и без. В 2014 году турецкий журналист Гекан Тузладан взял там интервью у матери Тюркан — Фатмы Молахасан. На его вопрос, где могила Тюркан она ответила: «Да где-то там, возле дороги», а на вопрос написано ли там ее имя ответила: «Вроде написано» и стала уточнять это у односельчан. Журналист нашел могилу в 800 метрах от фонтана и был поражен тем, что она вся заросла травой и бурьяном. Жалко, что он не спросил у матери: зачем она взяла с собой 17-месячную дочь на митинг протеста в соседнем селе?

Смена имен у турок в Болгарии вызвала бурю протеста у официальных лиц в Турции.  При этом они позабыли, что в самой Турции насильственно были сменены имена у курдов, а перед этим была, мягко говоря, уменьшена их численность. Для этого использовались даже авиация и отравляющие газы. При этом газовыми гранатами их бомбила со своего самолета даже приемная дочь Ататюрка — Сабиха Гекчен.

В Болгарии спокойствие так и не наступило. 9 марта 1985 года около 22 часов произошел взрыв в Сливене в одноименном отеле, было ранено 23 человека. А за полчаса до этого был взорван поезд Бургас-София. Последний теракт был совершен с особой жестокостью: бомба была специально заложена в вагон для матерей с детьми и время взрыва было специально установлено так, чтобы он прогремел, когда поезд будет в туннеле Гылыбец длиной 3,2 км. Тогда бы в вагоне не выжил бы никто, да и в поезде было бы много жертв. К счастью, поезд опоздал на 2 минуты и взрыв произошел на станции Буново перед входом в туннель.

Взрыв был такой силы, что у 12-летнего Георгия Цветкова был разорван череп, а тело выброшено наружу. Трое свидетелей вспоминали, что больше всего их поразили кошмарные последствия – головной мозг ребенка, прилипший к деревянному столбу у железнодорожного полотна.

Кроме цветкова, погиб еще 13-летний Стефан Атанасов и 5 взрослых. Раненых было 9, в том числе двое детей.

Террористов снова не удалось обнаружить, и они снова взяли годовую паузу, а затем стали подготавливать удар против иностранных туристов в Болгарии. Это полностью соответствовало интересам Турции, так как дискредитировало бы Болгарию, лишало ее главного источника валюты. К тому же нельзя забывать, что тогда болгарские курорты были главными конкурентами турецких.

31 июля 1986 года на пляже курортного комплекса «Дружба» (сейчас Святых Константина и Елены) на подстилке была оставлена сумка с 5-литровым молочным бидоном, в котором находились 2,5 килограмма аммониевой  селитры, а также 6 шашек аммонита по 60 грамм каждая. Злоумышленники очень сильно привязали взрыватель и будильник «Слава» к бидону и случайно повредили последний, отчего он остановился. По оценке экспертов в случае взрыва радиус поражения был бы не меньше 100 метров. Страшно и подумать сколько людей погибло бы на переполненном пляже, если бы не счастливая случайность. Так как среди пострадавших наверняка были бы иностранные туристы, то этот террористический акт болгарским властям не удалось бы скрыть, как предыдущие.

У сотрудников госбезопасности оказались важные вещественные доказательства. Через скатерть, которая использовалась как пляжная подстилка, сумку и аконитовые шашки удалось выйти на террористов. Главарь террористической группы Эмин Мехмедали Али (ставший после возродительного процесса Элином Маджаровым) и его помощник моряк Аптула Аптула Чакыр (Алцек Чакыров) были арестованы 13 августа 1987 года, всего за два дня до того, как они планировали произвести новый взрыв на пляже курортного комплекса «Слынчев бряг» («Солнечный берег»).

Интересно, что оба они были агентами болгарской госбезопасности. Маджаров был завербован, когда работал официантом элитного ресторана в Бургасе, однако затем он получил небольшой тюремный срок за валютные операции, а после освобождения был вынужден работать продавцом мороженого на бургаском  автовокзале «Запад». За это он возненавидел болгарские власти. При этом он только во время следствия узнал, что в его тюремном сроке виновен его ближайший помощник Алцек Чакыров, который, оставаясь действующим осведомителем ГБ вплоть до своего ареста 13 августа 1987 года, написал донос о махинациях Маджарова с валютой. Чакыров, как и другие агенты в турецкой среде, был привлечен к поиску террористов — искал самого себя.

Кроме работы на болгарскую госбезопасность, оба являлись одновременно и агентами турецких спецслужб. Связь с ними они поддерживали через Кадира Сойлу, который работал под при прикрытием сотрудника консульства Турции в Бургасе. Явно именно его полезные указания позволили официанту и моряку в течение трех лет безнаказанно заниматься терроризмом. Активная роль турецких спецслужб косвенно подтверждается и тем, что даже сейчас, 30 лет спустя, уголовное дело №72/ІV.1987 и оперативное дело «Мерзавцы» остаются засекреченными. Власти Болгарии очевидно не хотят портить отношения с соседней страной.

Вскоре были арестованы и два других члена террористической группы: строительный техник Саафет Реджеб Реджеб (Сава Георгиев), который собирал все бомбы в своем доме и доставал для этого все необходимое, а также младший брат главаря Сабри Мехмедали Али (Севдалин Маджаров) — тоже осведомитель госбезопасности, который раздобыл отраву и готовился поместить ее в систему водоснабжения села Люляково.

Была доказана причастность террористов ко всем вышеуказанным акциям, кроме взрыва православной церкви в селе Бенковски. Это преступление совершили турки Симеон Чавдаров и Юлиан Хубанов, которые работали шахтерами на златоградской шахте. Первоначально они были приговорены к расстрелу, но затем им его заменили на 18 и 17,5 лет лишения свободы, а в 1990 году они были освобождены и уехали в Турцию.

Кроме терроризма члены группы Элина Маджарова рассылали в государственные органы письма с угрозами и требованием разрешения всем туркам свободного выезда в Турцию, а также звонили в мечети и угрожали их взорвать, если муллы не будут призывать турок к активной борьбе с властями.

Было установлено, что взрывчатку они доставали через Саву Георгиева у дорожных строителей, а взрыватели и бикфордов шнур у знакомого военнослужащего. Людям они объясняли, что это им нужно для рытья колодца. Болгарский офицер, узнав, что стал невольным пособником террористов, покончил жизнь самоубийством. Остальные получили по 1-2 года тюрьмы.

Суд над террористами продолжался две недели в апреле 1988 года. Были вызваны все пострадавшие и судебный зал наполнился безногими, безрукими и слепыми людьми, среди которых было немало детей. 25 апреля суд вынес приговор: трое участников были приговорены к расстрелу, а Севдалин Маджаров, который вошел в террористическую группу незадолго до ее ликвидации и только собирался отравить жителей села, получил 6 лет лишения свободы.

Смертный приговор был приведен в исполнение 6 сентября 1988 года и сделано это было очень своевременно, так как прошло чуть больше года и в Болгарии начались демократические преобразования. Те, кто были осуждены за терроризм стали борцами за свободу против тоталитарного коммунистического режима, а сотрудники госбезопасности, которые их обезвреживали, стали душителями свободы и были уволены. Ярким примером служит судьба Севдалина Маджарова.

Отсидев всего два года, он уже в 1990 году был освобожден и еще получил от государства 55 тысяч левов компенсации. Несмотря на то, что он боролся за свободный выезд в Турцию, туда он, однако, не уехал, ограничившись водружением турецкого флага над своим домом. До 2015 года он избирался депутатом в Руене, встречался с президентом Болгарии Георгием Пырвановым.

В 1993 году Севдалин Маджаров построил в родном селе Трынак фонтан с мемориальной доской с именами трех своих подельников-террористов и надписью на турецком: «С бескрайней признательностью к павшим 6 сентября жертвам борьбы за права и свободы».

Только через 5 лет по постановлению окружного прокурора Бургаса Эмиля Христова мемориальная доска была убрана, но уже через год она была снова восстановлена и прославляла терроризм еще 8 лет, пока группа болгарской патриотической молодежи, вооружившись кирками, не разломала ее вместе с фонтаном. Только после этого власти забетонировали землю, чтобы нельзя было восстановить фонтан.

К сожалению, жертвами группы Элина Маджарова скорбный список лиц, пострадавших от турецкого терроризма в Болгарии, не ограничился. 8 июля 1987 года начала действовать другая турецкая террористическая группа в составе ветеринара Николы Николова 48 лет, его 21-летнего сына Орлина из села Дулово и 24-летнего Невена Асенова из села Боил.

В городе Толбухин (сейчас — Добрич) они попросили двух двоюродных братьев 12-летнего Дарина Христова и 15-летнего Николая Петкова сесть в машину и показать дорогу до бензоколонки. Те согласились, а после с восторгом приняли предложение своих новых знакомых съездить с ними к морю. По дороге турки сказали мальчикам, что они сотрудники госбезопасности, которые едут проверять боеготовность своих коллег и попросили их сыграть роль заложников. Те согласились, чтобы их связали и заблокировали задние двери «Лады».

После того, как автомобиль подъехал к отелю «Интернационал» на курорте «Златни пясыци» («Золотые пески») и похитители бросили из него три гранаты, дети поняли все, но было уже поздно. От взрыва гранат были ранены русский и немецкий туристы и местный житель. После этого из машины выкинули паспорта со своими новыми болгарскими именами и листовку с угрозой убить заложников, если им не будет обеспечен выезд в Турцию.

В принципе, туркам проще было бы объявить о похищении и своих требованиях где-нибудь возле турецкой границы, а не на противоположном конце страны на Золотых песках. Очевидно, турецкие власти не отказались от идеи нанести удар по иностранному туризму в Болгарии. Снова ветеринар и два сельскохозяйственных работника оказались удивительно хорошо подготовленными террористами. Например, они закрыли брезентом заднее и боковые стекла своей синей «Лады», исключив, таким образом, применение снайперов против них. В машине позже были найден отравленный рахат-лукум и шприцы с ядом, чтобы при необходимости тихо убить детей.

Террористы объявили, что у них 40 гранат и бомба с тротилом. Потом выяснилось, что бомба была муляжом, а гранат было 20. Их Орлин Николов украл в военном подразделении, где проходил срочную службу. Около 6 часов продолжались переговоры с террористами на Золотых песках.

Проще всего было отпустить их в Турцию и спасти детей. Но в Турции с большой любовью относятся даже к чужим террористам. Так, когда в 1970 году отец и сын Бразинскасы угнали в Турцию советский самолет, убив стюардессу Надежду Курченко и ранив еще 3 человек, то они за это отсидели всего 2 года в комфортных условиях в турецкой тюрьме. Затем они выехали на постоянное жительство в США, страну, которая по любому поводу и без повода провозглашает себя главным борцом против терроризма во всем мире.

Не было сомнения, что в данном случае своих соплеменников Турция сделает национальными героями и прорекламирует их успешную акцию среди болгарских турок, а это вызовет волну новых похищений болгарских детей с целью выезда из страны.

Поэтому было решено оборудовать фальшивую болгаро-турецкую границу, чтобы после ее пересечения освободить детей и обезвредить террористов. На это нужно было время, поэтому переговоры всячески затягивали. Только поздним вечером машина с детьми и террористами выехала из Солнечного берега на юг к турецкой границе с милицейским сопровождением.

По пути, под предлогом, что нужно очистить дорогу для их проезда, делались остановки в Каблешково и Бургасе, во время которых родственники террористов и мусульманское духовенство просили освободить детей или поменять их на взрослых высокопоставленных заложников. Однако турки были непреклонны, они даже отказались выпустить мальчиков на минуту из машины по нужде. Время от времени для давления на власти террористы бросали гранаты, но от их взрывов к счастью никто не пострадал.

Хотя от Золотых песков до турецкой границы можно доехать за 4 часа, машина с мальчиками и их похитителями только ровно через сутки после взрывов первых трех гранат — в 15:00 9 июля 1987 года оказалась в горном районе Странджа в 25 километрах от турецкой границы. Путь им перегородил бронетранспортер, и им объявили, что нужно подождать 3 часа пока очистят для них дорогу к границе.

Они согласились, но когда в 18:00 им сказали, что надо подождать еще, то сидящий за рулем Невен Асенов нажал на газ и на большой скорости проскочил между бронетранспортером и скалой. Справа от него сидел Никола Николов, держа гранату в руке. На заднем сидении между двух мальчиков сидел его сын Орлин с гранатами в обеих руках.

За бронетранспортером оказалась милицейская машина в которую и врезалась «Лада» похитителей. От удара Никола Николов выронил свою гранату. Поняв, что взрыв неизбежен, Орлин Николов бросил свои две гранаты на передние сидения. Раздались взрывы трех гранат. Невен Асенов и Никола Николов на передних сидениях были убиты сразу. Машину разорвало на части и взрывной волной мальчиков и Орлина Николова выбросило наружу. Террорист сразу закричал: «Сдаюсь!».

К сожалению, нельзя сказать, что эта история благополучно закончилась для детей. Дарину Христову осколки посекли левую ногу и он стал инвалидом, а у Николая Петкова не разгибаются два пальца на руке.

Орлин Николов предстал перед судом. Болгарское законодательство не наказывало похищение людей и оружия смертной казнью. Но тогда в Болгарии еще не действовали международные организации, защищающие права террористов. Защита мирного населения была приоритетом для государства. Поэтому Орлин Николов был приговорен к смертной казни и расстрелян за убийство двух своих сообщников, хотя невозможно было установить, погибли ли они от взрыва первой гранаты или от взрывов двух последующих. Суд тогда работал оперативно — приговор был произнесен уже через 22 дня после похищения.

Всего в период с 1984 по 1987 годы органами госбезопасности Болгарии было выявлены 42 подпольные турецкие группы. Остальные не смогли найти доступ к оружию и взрывчатке, поэтому их подрывная деятельность выразилась в порче сельскохозяйственных машин и инвентаря, поджоге лесов и посевов, резке линий электропередач. В ноябре 1987 года, выступая в Варне на Совещании служб безопасности социалистических стран, генерал-полковник Наум Шопов сказал: «Созданные нелегальные группы и организации установили через временно находящихся в Болгарии иностранцев — работников посольства или консульства связи с переселенческими организациями, а через них с МИТ (Milli Istihbarat Teskilati — Национальная разведывательная организация Турции)».

После июля 1987 года террористических актов со стороны турок в Болгарии больше не было, да и мелкие вредительства стали уменьшаться. Но тут генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, которого его болгарский коллега Тодор Живков в своем кругу называл колхозником-энтузиастом, решил идти дальше по пути углубления перестройки и социалистической демократии и объявил о свободном выезде граждан из страны и потребовал того же от других социалистических стран.

29 мая 1989 года Тодор Живков объявил, что все граждане Болгарии имеют право свободно выезжать из страны на срок до 90 дней. После 5-дневных раздумий власти Турции были вынуждены объявить, что готовы принять всех болгарских турок. Дальше начался процесс, который в болгарской истории называется «большая экскурсия».

В стране появились огромные очереди в банки и за заграничными паспортами. Цена автомобиля «Лада» подскочила до 15 тысяч левов, а нового до 20 тысяч, а болгарский лев тогда был равен советскому рублю. Были забиты все дороги Болгарии, путь до Стамбула на машине занимал 5-7 дней. За короткий период выехало около 354 тысяч турок.

Однако их радость от переселения в страну, где их ждут братья и в магазинах все есть, была преждевременной. Турция явно не относится к числу богатых стран, которые могут предоставить даже самое простое жилье для такого количества переселенцев. Что касается работы для них, то нельзя забывать, что еще несколько лет назад Турция поставляла гастарбайтеров в Германию и отказалась от этого совсем не по своей воле. Рабочей силы в стране и без переселенцев был переизбыток. На их обустройство первоначально было выделено всего 85 миллионов долларов, еще 10 миллионов были получены от США и 15 — от Саудовской Аравии.

О том, как встретила Турция своих соплеменников из Болгарии мне рассказал турок Хайредин Эргюл:

«Мы попали в Турцию в конце июня. Те приехавшие, у кого были родственники в Турции, селились у них и постепенно с их помощью как-то приспосабливались. У нас никого не было и мы поселились в палаточном лагере возле города Эдирне. Там время от времени собирали людей в несколько автобусов и везли в какой-нибудь регион Турции на постоянное жительство, где о них должны были заботиться местные власти. Некоторые возвращались оттуда и говорили, что там тоже селят в палаточные лагеря только они поменьше. Многих отправляли на Северный Кипр. Про него ходили слухи, что там нищета еще хуже, чем в Турции, к тому же говорили, что несколько наших подорвались там на минах, оставшихся от войны».

Закончилось все тем, что семья Хайредина Эргюл вернулась в Болгарию. «Отец собрал нас и сказал: «Тут никаких перспектив нет. Через три месяца нам придется зимовать в этих же палатках. Лучше вернемся в Болгарию. Там у нас есть дом, земля и работа». В середине августа, пока не истекли 90 дней разрешенного отсутствия, мы вернулись. На границе мы встретили тех, кто ехал в Турцию. Мы им рассказали, что их там ждет. Они закричали, что мы подосланные агенты болгарской госбезопасности, едва не дошло до драки», — рассказал Эргюл.

Постепенно желающих уехать в Турцию становилось все меньше, а желающих вернуться в  Болгарию все больше. Турки стали умнее: они не спешили продавать все свое имущество за бесценок, а приезжали в Турцию без багажа, просто чтобы оценить обстановку. Увиденное чаще всего вызывало у них разочарование.

21 августа 1989 года турецкое правительство в одностороннем порядки закрыло безвизовый въезд на свою территорию. Братской любви к своим соплеменникам из Болгарии хватило ровно на 80 дней. В течение последующих месяцев в Болгарию вернулось 183 тысячи турок, то есть больше половины от уехавших. Большая экскурсия закончилась.

Большой ошибкой болгарского руководства стало то, что оно не заставило переселившихся в Турцию отказаться от болгарского гражданства. Так как с 2000 года болгарский паспорт, в отличие от турецкого, позволяет без визы посещать все страны Европы, кроме России и Белоруссии, то теперь эмигранты из Болгарии и их потомки от него отказываться не спешат, а турецкое правительство использует их как инструмент для вмешательства во внутренние дела Болгарии.

Причем это вмешательство уже даже не маскируется. Так высший орган мусульман в Болгарии, муфтият, ежемесячно с 2010 года получает из Турции один миллион евро, что позволяет выплачивать каждому мулле по 600 евро зарплаты. В прошлом году в Болгарии была зарегистрирована открыто протурецкая партия «ДОСТ» (означает «друг» на турецком языке), которую возглавил Лютви Местан, бывший агент болгарской госбезопасности.

Турецкое руководство сделало все возможное, чтобы эта партия завоевала депутатские мандаты в Народном собрании Болгарии на выборах, прошедших 26 марта 2017 года. Так 12 марта 2017 года главный муфтий Болгарии и все районные муфтии были вызваны в Анкару, где по вопросам ведения предвыборной агитации среди мусульман в пользу «ДОСТ» их проинструктировал лично президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Турецкий министр труда и социального обеспечения Мехмет Мюеззиноглу призвал своих сограждан, имеющих болгарское гражданство, голосовать за «ДОСТ», а тем, кто для этого поедет в Болгарию, он гарантировал не только бесплатный транспорт, но и 11-дневный отпуск с 20 по 31 марта 2017 года и другие социальные льготы. Турецкий посол в Болгарии Сулейман Гекче снялся в предвыборном клипе партии «ДОСТ», однако Центральная избирательная комиссия запретила его показ в стране.

Болгарское правительство также приняло меры против турецкого вмешательства в парламентские выборы. Трое граждан Турции, проводивших активную агитацию, были высланы из страны. Количество избирательных участков в Турции было сокращено до 35. Было принято решение, что декларацию о голосовании только на этом участке избиратели обязаны заполнять непосредственно перед членами избирательной комиссии.

В результате в день выборов выяснилось, что многие в Турции, пришедшие выбирать депутатов болгарского парламента, не способны написать даже свое имя болгарскими буквами и с трудом переписывали его из паспорта. Это замедлило голосование, создало огромные очереди и число тех, кто успел проголосовать, сократилось.

На болгаро-турецкой границе представители патриотических организаций накануне и в день выборов заблокировали десятки автобусов с отпускниками-избирателями из Турции. Все это привело к тому, что партия «ДОСТ» не смогла преодолеть 4% барьер и не будет иметь депутатов в Народном собрании Болгарии.

Болгарский народ одержал победу, но впереди еще много выборов и попыток подчинить Болгарию при помощи избирательных бюллетеней или турецких этнических меньшинств.

Владимир Тулин, РИА ФАН

Метки по теме: ; ; ; ; ;