Главной особенностью начавшегося сегодня в Астане четвертого раунда международных переговоров по сирийскому урегулированию можно считать активное участие США. Во-первых, накануне состоялись телефонные переговоры российского и американского президентов. Во-вторых, в Астану прибыл официальный представитель США высокого уровня.

Министерство иностранных дел Казахстана

Какую роль сыграет Вашингтон на нынешнем этапе астанинского процесса? Это важнейший вопрос, от которого зависит судьба Сирии.

Вспомним, что в самом начале своего президентства Дональд Трамп заявлял о своей принципиальной готовности к совместной работе с РФ с целью прекращения войны в САР и уничтожения террористической группировки ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.).

Эти слова хозяина Белого дома прозвучали весьма многообещающе. Действительно, к тому моменту абсолютно всеми было признано, что мир в Сирии может наступить только в случае достижения взаимоприемлемых договоренностей между Вашингтоном и Москвой. И первые шаги в этом направлении, казалось, были сделаны: так, прошли переговоры руководителей Генштабов России, Турции и США, наметились перспективы все более плотной координации действий военных в воздухе и на земле.

Однако вскоре ситуация стала ухудшаться, и несколько недель назад по идее российско-американского сотрудничества по Сирии был нанесен сильнейший удар. Химическая атака в Хан-Шейхуне и последовавший американский ракетный удар по базе сирийских ВВС в Шайрате практически свел на нет все предшествовавшие усилия.

Тем не менее, благодаря твердой и последовательной позиции Кремля, худшего удалось избежать. Полного разрыва не произошло, стороны сумели сдержать эмоции и сохранили возможности для диалога.

И такой диалог в конце концов состоялся, пусть и телефонный: 2 мая президенты РФ и США подробно обсудили сирийскую проблематику. И, судя по всему, пришли к необходимому уровню взаимопонимания.

Об этом можно судить по двум признакам. Во-первых, впервые в Астану был направлен помощник (фактически — заместитель) американского госсекретаря по Ближнему Востоку. До этого участие США ограничивалось уровнем посла.

Во-вторых, центральной темой нынешнего раунда астанинских переговоров стала однотипная идея создания на сирийской территории так называемых «зон безопасности» (в американском варианте) или «зон снижения напряженности» (в российском варианте). И обе великие державы согласились приложить все усилия к тому, чтобы склонить или даже заставить противоборствующие сирийские стороны принять российско-американский план и выполнить его.

Судя по сообщениям, поступающим из Астаны, принцип создания таких зон принимается всеми игроками. Конечно, без разногласий и даже противоречий не обойтись. Но на данном этапе главное — это добиться общего согласия в отношении целей. А согласование и решение практических задач — тема следующего этапа.

В частности, необходимо будет решить, каков будет механизм реализации договоренностей, контроля за их выполнением, кто и как будет гарантировать безопасность указанных зон. А для начала придется договориться об их четком разграничении. И все это будет возможно только при условии параллельных, скоординированных и согласованных действий Москвы и Вашингтона.

Вполне можно предположить, что намерения работать именно в этом ключе были заявлены Трампом в его телефонном разговоре с Путиным. Но насколько он готов на деле выполнять договоренности? Не поддастся ли он (или его генералы, спецслужбисты и другие «ястребы») на провокации типа той, что была осуществлена в Хан-Шейхуне? А в том, что подобные провокации не просто не исключены, но весьма и весьма вероятны, совершено ясно. Об этом откровенно предупреждал президент РФ Владимир Путин.

Если Трампа действительно интересует мир в Сирии и он готов честно работать вместе с Россией над созданием сперва безопасных зон, а затем и над окончательным политическим урегулированием в этой многострадальной стране, то высокая американская делегация должна продемонстрировать это в Астане в самые ближайшие дни. О серьезности ее намерений можно будет судить по тому, сумеет ли она удержать настрой, заданный из Белого дома, и на деле обеспечить деэскалацию насилия, оказать необходимое давление на антиасадовскую оппозицию и своих региональных союзников.

Дмитрий Нерсесов, Правда.ру