Несколько раз в своей жизни я переживал страх смерти.

Скорбим с тобою вместе, Одесса

Один из величайших философов прошлого столетия Мартин Хайдеггер смог как-то очень точно объяснить, что значит «Ничто» в противовес «Нечто». Он сказал, что только человеку, который переживает ужас неотвратимости, только в те мгновения, которые кажутся человеку последними, человек может лицом к лицу столкнуться с Ничто, с Небытием.

«Ничто», в такие моменты, словно выпирает из бездны, словно тонкая пленка, отделяющая Бытие от Небытия, словно тончайшая резиновая пленка воздушного шарика обтягивает контуры неведомого чудовища и человек, вдруг, видит эти контуры. Человек видит изменяющееся Бытие, его обволакивает ужас, холод бежит по позвоночнику и горячий шлем будто надевают ему на голову, дышать становится невозможно.

Чем дольше длятся эти мгновения, тем больше разрушается сам человек. Это страшно.

Особенно это страшно, когда на человека объявлена охота, когда человек в ловушке и когда охотятся за ним люди, людьми быть переставшие. Когда охотятся нелюди.

2 Мая в Одессе нелюди устроили такую охоту на людей. Миллионы других таких же нелюдей, улюлюкали в соцсетях и радостно кровожадно сёрбали соплями у своих телевизоров, в то время, когда подобное им зверье избивало, сжигало, убивало и охотилось на людей.

Страшные мгновения переживали те, кто спастись не смог. Страшное пережили те, кто все-таки спасся.

Вечная память безвинно убиенным.

Каждый же из нас, каждый, кто свой человеческий облик не утратил, кто есть Человек, каждый обязан трудиться над тем, чтобы «жертвы» стали героями, а нелюди были наказаны.

Только те, кто погиб в Доме Профсоюзов, только те, кто был замучен и изнасилован добровольческими батальонами типа «Торнадо», только они имеют право простить своих мучителей. Это право им дал Бог. Мы же на это право не имеем. Мы имеем право только на возмездие.

Скорбим с тобою вместе, Одесса.

Василий Волга