Жительница Украины рассказывает о том, как одесситы почтили память своих земляков, погибших в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года

Одесса - это крепость, которую взять не смогли и поэтому сожгли

Утром в Одессе у лидеров Куликова поля прошли обыски. Судьба же одесских куликовцев сегодня мне отчасти напоминает судьбу евреев времен нацистской Германии, когда те отмечали свои праздники под присмотром карателей с овчарками, в гетто и лагерях. Город буквально наводнен силовиками. Однако в голосах одесситов не звучит старческое нытье и жалобы на исковерканную судьбу, несмотря на давление властей. Все прекрасно понимают, что происходит в городе и стране. Мои друзья-одесситы идут с цветами, а накануне они обменивались в соцсетях относительно даты 2 мая и писали друг другу: «Место встречи изменить нельзя».

Вот уже три года как массовые мероприятия Украины становятся все более грамотно технически-слаженными, управляемыми и во многом ‑ устрашающими. Практически все украинские телеканалы заявляют в один голос, что «расследование» по Одессе продвинулось, при этом основная версия звучит прежняя: «тщательно спланированная, операция российских спецслужб для раскачивания Юго-Востока». И других версий-то в Киеве нет.

Одесситов вот уже три года как пропускают возложить цветы на Куликово через рамки металлоискателей, под дулами БТРов. В 12 часов дня власти вдруг объявили, что Куликово поле заминировано, однако потом эта информация не подтвердилась и через некоторое время горожан с цветами снова пропускают на Куликово поле, в то время как на Дерибасовской украинские националисты организовали свой траурный митинг в память о своих погибших, ставших тогда палачами куликовцев.

‑ Мы пойдем обязательно на Куликово, даже если нам будут угрожать убийством, — писали одесситы друг другу в соцсетяях, собираясь на митинг. В этом году к Дому Профсоюзов идет очень много молодых людей. Также идут туда те, кто испугался три года назад и просто никуда не ходил все эти три года. И эта особенность этого города, причем местные власти объявили 2 мая официально Днем траура.

‑ Куликовцы были мечтателями. Они хотели быть тогда с Россией ментально и духовно, а у них в мыслях не было никакого сепаратизма, — говорит одесситка Наталья, участница роковых событий трехлетней давности.

Пенсионеры, учителя, медсестры, врачи, научные работники, простые люди оказались жертвами страшных событий, после чего выжившим пришлось приспосабливаться к правилам новой Украины. В этом приспособленчестве к новым обстоятельствам сказалась обычная борьба за выживание (многие родственники куликовцев еще находятся в СИЗО).

Такая позиция чревата потерей достоинства, что неприемлемо для жителей гордой Одессы. И 2 мая, спустя три года, одесситы показывают, что не смирились. Они говорят по-русски, чтят своих ветеранов Великой Отечественной, что и показали 10 апреля, в день освобождения Одессы от фашистов, а также не теряют самообладания.

А предчувствие неминуемой победы Добра над Злом у них усиливается. В этом году к Дому Профсоюзов идут даже те, обвинял куликовцев в том, что их тянули ценой своих жизней в безнадежный «совок». Однако одесситы – не безбашенные дураки. Людям все больше нужно просто встретиться друг с другом, поддержать друзей и близких, помянуть погибших и ощутить единство Одессы.

Задохнувшиеся от угарного газа, искалеченные и замученные, истерзанные и избитые одесситы, запертые в горящем Доме Профсоюзов 2 мая 2014-го: мужчины, женщины, старики, подростки ‑ они сегодня во многом — живой укор властям Украины, которая боится их даже мертвых.

Полина Орловская, «Комсомольская правда»

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;