В свое время киевская власть совершила целый ряд непростительных ошибок по отношению к жителям Донбасса. Среди них: поспешная отмена языкового закона Кивалова-Колесниченко; объявление режима антитеррористической операции; бомбардировка здания луганской обладминистрации украинскими ВВС и т.д.

Невыполнимые условия

В этот же ряд нужно поставить и  демонстративный отказ украинского государства от реального расследования трагедии в Одессе. Каждая ошибка лишь укрепляла Донецк и Луганск в намерении отделиться от Украины

Эта логика действует раз за разом. Вот и сегодняшняя годовщина гибели полусотни человек в Доме профсоюзов очередной раз подтверждает незамысловатую тактику Киева – спустить расследование на тормозах. Уловка не оригинальная. Похожим образом украинские власти действуют и по отношению к событиям на Майдане. Правда вокруг Майдана власть выстраивает героическую идеологию. А Одессу предпочитает замалчивать. Все всё хорошо понимают. Но делают вид, что «так получилось». Расчет на то, что эмоции схлынут и все привыкнут. Постепенно это станет далекой историей. Какой спрос с далеких историй?

На самом деле не все так просто как кажется циничным тактикам с Банковой. Отказ от реального расследования одесской, как и киевской  трагедий продолжает оказывает самое прямое негативное влияние на мирное урегулирование конфликта между Киевом и Донбассом. При сохранении этих расследований в подвешенном состоянии республики продолжат предъявлять Киеву условия, без выполнения которых даже выполнение Минских соглашений не приведет к восстановлению единой страны.

В процессе урегулирования конфликтов порой возникают моменты, когда нужно предъявлять оппоненту надежные гарантии выполнения взятых на себя обязательств. Для Киева кроме законодательного оформления политических пунктов минских соглашений об особом статусе такими гарантиями должны стать реальные расследования событий на Майдане и в Доме профсоюзов. Естественно, и наказание виновных. Без списывания вины на предшественников и соседей. Это могло бы стать шагом в сторону готовности к национальному примирению, доказательством того, что граждане «единой краины» не разделяются государством на людей первого и второго сорта по своей этнической принадлежности.

Украинская власть выбрала другой путь. Она превратила погибших во врагов. Всеми доступными средствами пытаются создать миф, что погибшие в Доме профсоюзов сами виновны в случившемся, а те, кто участвовал в их убийстве, зачислены в разряд героев и спасителей страны.

Может ли Киев дать республикам гарантии, что после выполнения Минских соглашений такие трагедии не повторится в Донецке или Луганске? Разумеется, нет.

Сможет ли Киев сделать это в какой-то обозримой перспективе? Для оптимизма нет никаких оснований. Потому что речь идет еще и об общественных настроениях. Или идеологиях. Среди погибших в Одессе было много молодых левых активистов. Тех, кого принято относить к сторонникам восстановления СССР. Украина же, всеми силами выдавливая из себя советскую историю, не хочет признавать их права на свою точку зрения. Для Киева они чужие. Для Донецка и Луганска все как раз наоборот – они свои.  Потому что Донбасс был и остается одной из главных опорных точек сохранения советской идеологии и морали, порой даже искусственно консервируя их. Плохо это или хорошо, возможно или нет? Вопросы не в этом. Важно понять, что Киев и Донбасс находятся в противоходе. И со временем расходятся все больше и больше.

Ошибки возможны. Главное — уметь их признать. Если же пытаться любыми способами оправдать не только ошибки, но и преступления, то со временем придется признать, что возможности для возврата к нормальному состоянию исчерпаны.

Алексей Чеснаков, «Актуальные комментарии»