Предвыборный штаб кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона отказал в аккредитации каналу RT и агентству «Спутник».

Французская глушилка

Представитель штаба объяснил:

Мы не считаем RT France и Sputnik, эту двуглавую организацию, ни органом прессы, ни средством массовой информации, а настоящим агентством государственной пропаганды…

По его словам, RT и Sputnik «регулярно распространяют лживые новости, лживую информацию» с целью «навредить Эммануэлю Макрону».

Представитель Макрона при этом объяснил, что он не против плюрализма, но только против лжи и клеветы: «Если люди встают на ту или другую сторону, это не проблема. Но если они распространяют ложную информацию регулярно и систематически, это проблема».

Формально рассуждая, аккредитовать то или иное СМИ — дело, всецело находящееся на усмотрении аккредитующей организации. Mutatis mutandis тут действует принцип Иоанна IV — «Холопов своих казнити вольны есмы, а миловати вольны».

Однако злоупотребление отказами аккредитовать портит репутацию, поэтому принято отказывать с большим разбором и желательно с мотивацией. Может быть, даже не с раскрываемой вслух, но понятной всем — «Он знает, за что». При отсутствии такой мотивации запрет может выглядеть самодурством или даже проявлением модели «правда глаза колет», что для публичной особы не всегда желательно. Для предвыборной особы нежелательно вдвойне. Его цель — изображать чрезвычайную открытость городу и миру (тем более, если речь идет о глобалисте, который желает без Россий, без Франций жить единым человечьим общежитием), а разделение СМИ на любимчиков и совсем наоборот образу открытого политика не вполне способствует.

Убедительных примеров злонравия RT и «Спутника» штаб Макрона так и не привел. Более того, как раз в случае с французскими выборами российские СМИ, вещающие за границей, были очень сдержанны и выверяли каждое слово и каждый факт. Похоже, чтобы не дать повода для провокации. Это, как видим, не очень помогло (опыт истории показывает, что и прежде редко помогало), но старание было весьма большим. Другое дело, когда проявлением чрезвычайного злонравия считается уже само наличие достаточно широкой аудитории, то никакое старание не спасет.

Это напоминает советскую практику, в рамках которой аккредитация в СССР служб заграничного иновещания (Би-би-си, «Голос Америки», «Немецкая волна») не допускалась. При этом действительной целью запрета было отнюдь не предотвращение вражеской лжи и клеветы, а то, что если люди встают не на ту сторону, это проблема.

Ведь лгать и клеветать можно и без всякой аккредитации и вообще из-за границы — оно и безопаснее. Цель запрета была в том, чтобы лишить враждебных журналистов возможности вещать более убедительно и притом не умозрительно, а с богатой фактурой, почерпнутой непосредственно с места аккредитации. Одно дело — скупые сводки мировых агентств, другое — рассказ непосредственного свидетеля. Это было нежелательно, потому и запрещали.

Так как иная точка зрения возможна и дозволительна, когда собственная позиция не нуждается в очень сильной манипуляции истиной. То есть когда она более или менее прочна. Когда она откровенно слаба, когда концы с концами не сходятся, а официально провозглашаемое находится во все более сомнительном соответствии с окружающей действительностью — тогда приходится все более ограничивать другие точки зрения, автоматически приобретающие вкус запретного плода, к которому публику неудержимо тянет.

Когда же реальная жизнь и идеальная картинка совсем переставали совпадать, тогда раздраженные власти СССР прибегали к последнему доводу — глушилкам. То есть генераторам белого шума, работающим на той же частоте, что и нелояльный радиосигнал. Сквозь булькание, пукание и хрюкание много не разберешь.

Интересно, прибегнут ли при отстаивании превосходных европейских ценностей также и к этому способу, а если прибегнут, то как скоро?

Максим Соколов, РИА Новости

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;